Actions

Work Header

Credence's Split

Chapter Text

Янтарный виски плескался в стакане, обещая утешение и успокоение.

Грейвз устало откинулся назад в кресле и сделал первый глоток, ощутив, как внутри пробежалась обжигающая волна. Утешения, правда, она не принесла, Грейвз услышал, как открылась дверь и по полу прошлепали босые ноги.

- Пошел вон, - проговорил он, не открывая глаз. – Я не хочу тебя видеть.
- Перси, ну не сердись, пожалуйста, - жалобно попросил Обскур. – Тебе так жалко тачку?
- Да ебал я твою тачку, - равнодушно ответил Грейвз. Ледяные когти, сжавшие его сердце после звонка Тины, медленно таяли.
Обскур тихонько подошел поближе и уселся у его ног, лег подбородком на колено, словно верный пес, еще и состроил щенячьи глазки.

- А вообще знаешь, - медленно проговорил Грейвз. – Вторая машина за год. Ты от меня даже одноколесный самокат больше не получишь.
- А такие бывают?
- В душе не ебу, - сказал Грейвз. – Права, кстати, я у тебя тоже забираю.
- А как я буду на занятия ездить? – удивился Обскур.
- Ножками, - ответил Грейвз. – Слушай, уйди, а? Мне нужно побыть одному.
- Не уйду, - заупрямился Обскур. – Перси, не прогоняй меня, пожалуйста. Ну хочешь, отругай меня… я виноват, я знаю.
Грейвз отставил стакан в сторону и помассировал переносицу.

- Ты у меня сегодня десять лет жизни отожрал, - медленно проговорил он. – Ты это понимаешь?
- Я не…
- Представь, что я ощутил, когда мне позвонила Тина и сказала, что спасатели пытаются вытащить моего пацаненка из разбитой в мясо машины? Я все бросил, а у меня, между прочим, полно работы! Я мчался к тебе и не знал, жив ли ты вообще, или тебя распидорасило по трассе, и мне хватит коробки для обуви, чтобы собрать твои кишки и похоронить. А ты, блядь, ухмыляешься мне тут и хочешь, чтобы я тебя отругал? Иди ты нахер.
Обскур таращился на него, приоткрыв рот.

- Ты так сочно ругаешься, - наконец сказал он. – Жаль, что так редко.
- Ах ты бляденыш! – рассвирепел Грейвз. – Ты что, издеваешься?
Он наклонился и схватил Обскура за горло, сжал пальцы, нешуточно придушив. Обскур даже не попытался освободиться, только прикрыл глаза и засипел, пытаясь вдохнуть.

- Я тебя сам сейчас прикончу, - прорычал Грейвз. – По крайней мере, буду знать, что наверняка!
- Перси… прости, - прохрипел Обскур. – Ну прости… хочешь, ударь меня? Можешь ударить, я не обижусь.
Грейвз несколько секунд рассматривал его, потом почти брезгливо отпихнул и откинулся назад.

- Не заслужил, - холодно сказал он. – Встал и вымелся отсюда, иначе я тебя пинком вышвырну.
Обскур помассировал горло. Он подождал несколько секунд, но Грейвз смотрел на него твердым, сердитым и непреклонным взглядом.

- Мне жаль, правда, - проговорил Обскур.
Он пошел к двери, но на пороге остановился и дернулся.

- И что я должен ему сказать? – взвыл Криденс.
Он прикусил язык, сообразив, что говорит вслух, и оглянулся.
- Прости, - виновато сказал Криденс. – Он сбежал.
- Ты тоже уебывай, - хмуро сказал Грейвз. – Вы у меня оба в печенках сидите.
Криденс грустно опустил голову и взялся за ручку двери.

- Хотя постой, - позвал его Грейвз. – Ты почему его не остановил? Ты ведь можешь.
- Ну… мне тоже понравилось быстро ездить, - сознался Криденс. – Это было здорово… жаль, что недолго.
- Я вот не могу понять, кто из вас дурнее, - вздохнул Грейвз. – Наверное – я, раз с вами связался.
- Прости, - смиренно ответил Криденс. – Мы виноваты.
Он постоял на пороге и ушел, тихо прикрыв дверь.

Грейвз допил виски и понял, что успокоиться не может, наоборот, раздражение и бессильная злость только возросли.

- Иди сюда, - громко позвал он, и Криденс моментально сунул мордочку в приоткрывшуюся щель. Не иначе, сидел под дверью.
- Вот что, сладкие мои, - проговорил Грейвз. – Вы меня так разозлили, что я теперь не успокоюсь, пока вам обоим доступно не втолкую, как вы виноваты.
- Да, Перси, - пискнул кто-то из них, Грейвз уже не мог так безошибочно различать, как пару лет назад.

- Криденс, мальчик мой, придется расплатиться за дурость задницей, - предупредил Грейвз. – Я сделаю так, что ты на ней неделю сидеть не сможешь. И учти, если я увижу, что Обскур тебе помогает и забирает боль, а я это увижу – я придумаю что-нибудь похуже.
- Хорошо, - смирно ответил Криденс.
- А что касается Обскура… - задумчиво проговорил Грейвз. – Я не хочу тебя ни видеть, ни слышать, пока не решу, что с тебя хватит.
- Перси! – ахнул тот. – Пожалуйста!
- Ты меня не понял? – холодно сказал Грейвз. – Я на тебя сержусь. Ты наказан. Съебись.
Несколько секунд Криденс вздрагивал, судя по всему, у них там происходило оживленное обсуждение. Грейвз к этому уже привык.

- Хорошо, Перси, - наконец сказал Криденс. – Мы тебя поняли. Мы согласны.
- Прекрасно, - ответил Грейвз. – Хотя мне вовсе не требовалось ни ваше разрешение, ни ваше одобрение. А теперь снимай штаны и ложись лицом вниз.
Он расстегнул ремень и принялся вынимать его из петель. Криденс послушно лег и уткнулся лицом в подушку.

- Учти, бить буду больно, - предупредил Грейвз. – Не до крови, но спать точно будешь на животе.
- Хорошо, Перси, - глухо ответил Криденс.
Грейвз намотал пряжку на кулак, чтобы не соскользнула, замахнулся и шлепнул от души. Криденс даже взвился и не удержал вскрик.

- Ты должен быть умнее, - сказал Грейвз, давая ему время успокоиться. – Ты знаешь, что Обскур совсем без башни. Ты должен его контролировать, а не позволять ему гонять по трассе…
Он снова шлепнул. Криденс замычал, вцепившись зубами в подушку.

- Я чуть с ума не сошел, я боялся, что потеряю вас, - повысил голос Грейвз. – Просто попробуй представить себя на моем месте! Хорошо, что ссадинами обошлось… вы погибнуть могли!
- Прости! – всхлипнул Криденс.
Грейвз шлепнул еще несколько раз и уронил ремень на пол. Криденс трясся от сдерживаемых рыданий. Грейвз присел рядом, затащил его к себе на колени и заботливо утер слезы.

- Ты пойми, я не хочу тебя хоронить, малыш, - сказал он. – Я старше тебя на пятнадцать лет, я хочу состариться и спокойно умереть у тебя на руках, а вовсе не наоборот.
Криденс перестал дрожать и поглядел на него с ужасом.

- Ты что такое говоришь? – спросил он. – Перси, не надо так...
- Вы своими фокусами меня раньше времени в могилу загоните, - посетовал Грейвз. – И так седины полно, а с вами так вообще инфаркт недолго словить.
Криденс попытался сесть, взвизгнул и завалился на один бок, но все-таки обнял Грейвза за шею.
- Перестань, - попросил он. – Я все понял. Мы так больше никогда не будем. Только не говори так.
Грейвз потрепал его по волосам, взъерошил отросшие, спутанные пряди на затылке.

- С тобой закончили, - сказал он. – Хочешь, намажу мазью?
- А Обскур? – спросил Криденс. – Он прощен?
- Нет, - тут же отрезал Грейвз. – Он по-прежнему наказан.

Криденс не стал спорить, кивнул и ушел в душ, а Грейвз налил себе сразу полстакана виски и принялся медленно цедить, прислушиваясь к шуму из ванной. Ему было немного тревожно - к ремню он прибегал крайне редко, может всего пару раз за всю их совместную жизнь. Криденс ремня до сих пор боялся, поэтому средство было и безотказное, но и рисковое. Грейвз надеялся, что не переборщил, что Криденс правда понимает, что они провинились, и не замкнется в себе.

Они же просто чудом уцелели, могли и убиться. Машина - всмятку, а на этом чучеле только пара царапин да несколько синяков. Везучий маленький ублюдок.

Грейвз вздохнул и заметил, что Криденс, замотанный в полотенце, стоит на пороге и внимательно рассматривает его.
- Что? – спросил Грейвз резковато, он не любил, когда его заставали врасплох во время редких приступов сентиментальности.
- Ничего, - ответил Криденс, подошел и опустился перед ним на колени.
- Ты серьезно? – удивился Грейвз.
Криденс кивнул и подвинулся ближе, требовательно подергал за штанину. Грейвз, заинтересовавшись, стянул штаны вместе с бельем на бедра, и уставился на шалую и загадочную физиономию Криденса.
Тот облизнул губы.

- Ну и чья это была идея? – через несколько минут лениво спросил Грейвз. – Вы что же думаете, я вас не различаю? Кто предложил подлизываться?
- Я, - ответил кто-то из них, оторвавшись на секунду.

И тут же припухшие губы снова сомкнулись вокруг члена и принялись двигаться вверх-вниз, жадно засасывая и выпуская. Криденс не умел брать в горло, предпочитал работать языком вокруг уздечки, но вот Обскур брал только так, у него это получалось мастерски. Грейвз ощутил, что от этого чередования подходов у него кружится голова, его бросало то в жар, то в холод, даже мурашки выступили.

- Надеетесь, что я размякну и прощу Обскура? – насмешливо спросил он. – Плохо стараетесь, больше чувства, и я подумаю.
Он вплел пальцы во влажные черные волосы и поймал чужой взгляд, который становился то мутным и томным, то настороженным.
- Открой рот, - приказал Грейвз, ощутив, что от яиц накатывает волна, захватывая и низ живота, и член, и вообще все тело.

Он выдохнул и стиснул пальцы на чужом загривке, не давая отстраниться. Тугие белые струйки осели каплями на длинных ресницах, на скулах и на губах, попали в приоткрытый рот, собрались на кончике подбородка. Обскур не любил, когда ему кончают на лицо, но на этот раз смолчал и даже облизывался. Криденс едва заметно улыбался.

- Прощен, - снисходительно сказал Грейвз. – Соска ты все равно превосходная.
- Твоя соска, - заметил Обскур, собирая сперму с лица и слизывая ее с кончиков пальцев.
- Моя, - согласился Грейвз. – Разумеется.
Обскур самодовольно ухмыльнулся, сбежал в ванную и вернулся через несколько минут, чистенький и благоухающий зубной пастой.

Грейвз перебрался на кровать с бутылкой виски, ему было лень заморачиваться стаканами, так что он прикладывался прямо к горлышку, наблюдая, как Обскур крутится по спальне, сверкая розовой задницей с припухшими следами порки.

- Мазь? – предложил Грейвз.
- Обойдусь, - отмахнулся Обскур. – Сохраню воспитательный эффект, все по-честному.
- Ну, как знаешь, - ответил Грейвз, зевнув.

Обскур залез в шкаф, потом выдвинул ящики комода, потом принялся греметь чем-то во втором комоде у двери.

- Что ты творишь? – лениво спросил Грейвз.
- Ищу батарейки, - ответил Обскур. – В моей любимой волшебной палочке еще вчера сели. Грейвзи, а ты не мог бы мне завтра купить упаковку?
- Батареек или волшебных палочек? – усмехнулся Грейвз. – Но вообще-то, мой милый, это твои игрушки, так что следи за ними сам.
Обскур недовольно фыркнул.

Через несколько минут выключил свет и лег рядом. Он нежно тыкался кончиком носа Грейвзу в плечо, легко касался губами и тут же отстранялся. Потом подполз ближе и затих, по-хозяйски перекинув руку через грудь Грейвза.

- Перси… - очень сладко начал Обскур.
- Нет, - ответил Грейвз.
- Хотя бы дослушай! – оскорбился Обскур. – Ты ведь не знаешь, что я хочу сказать.
- Знаю, - сонно сказал Грейвз. – Поэтому нет.
Обскур обиделся и замолчал.

- Ну Перси, миленький, - позвал он через пару минут. – Ну дай завтра ключи от машины, а? Клянусь, я буду очень осто…
- Хрен тебе, - перебил его Грейвз. – Поедешь на автобусе.
Обскур принялся протестовать, и тогда Грейвз просто повернулся набок, притянул его к себе, обнял и зажал ладонью рот.

- Все, разговор окончен, - тяжеловесно сказал он. – У меня был ужасный день, и я собираюсь спать.
Обскур согласно угукнул и затих, Криденс принялся целовать Грейвза в ладонь, ему это почему-то очень нравилось. Грейвз улыбнулся и тоже поцеловал их обоих за ухом, вытянулся рядом, обняв Криденса за плечи.

- Мы тебя все равно любим, - сонно пробормотал кто-то из них, может Криденс, а может и Обскур, голоса у них стали почти одинаковые. – Несмотря на то, что ты старый зануда, Перси. Но ты - наш зануда.