Actions

Work Header

«Прикладная магия»

Work Text:

Гарона возвращалась после встречи с командиром. Да, той самой своей железной леди-командиром из гарнизона. Они не сталкивались случайно в библиотеках, как некоторые (Гарона фыркнула), они, как взрослые люди, заранее списались и договорились о встрече. В настоящее время командир, подустав от изматывающих битв, занималась исследованием просторов Дренора, отдыхала и готовилась к новым сражениям, куда же без них. Оставшиеся в гарнизоне патрулировали окрестности и налаживали мирную жизнь. Многие люди вернулись в Азерот, некоторые оставались пока в гарнизоне и ждали только слова командира, чтобы по её приказу броситься в бой.
Об этом ей поведала командир, её бывшая командир, за чашкой горячего вина. Гарона, в свою очередь, тоже рассказала в двух словах, чем она занимается сейчас и кого охраняет.
Они славно посидели вдвоём, даже если Гароне и приходилось скрывать своё лицо под слоями косметики. Но и этой встрече пришел конец и пришла пора возвращаться домой. К Кадгару.
Гарона только надеялась, что проклятого эльфа не будет дома. Как приблудный кот, которого один раз покормили и погладили, он постоянно возвращался к своему бесценному возлюбленному. Нет спору, после его появлений Кадгар ходил особенно умиротворённым и довольным, а порой приобретал настолько потешный мечтательный вид, что Гарона покатывалась со смеху, но вот сам эльф бесил её неимоверно. Нет, она одобряла Маэрона самого по себе, даже считала его хорошей парой, наверное, отличным любовником, если судить по удовлетворённой морде Кадгара по утрам, и приемлемым папашей выводку, но лично её – лично её эльф просто гладил против шерсти. И это было взаимно. О, какими взглядами они обменивались поверх седой головы их Кадгара! Даже маг, удивительно рассеянный в месте и компании, которые он считал безопасными, даже этот растяпа умудрялся замечать. Конечно, их противостояние выводило его из себя! Он всплескивал руками и грозился растащить их по разным комнатам, если они не перестанут шипеть друг на друга. Гарона любила подойти к нему в такие моменты, приобнять за плечи, привлечь к себе, и ласково объяснить, что они просто ревнуют его и никак не могут поделить! Вот если бы бесценный Кадгар согласился на тройничок... Какие же лица делали эти двое! И если Кадгар смотрел с подозрением и ругался на её дурацкие шуточки, то Маэрон просто плевался от бешенства. Он был ревнив, этот эльф, ужасающе, невообразимо ревнив – будь его воля, он приковал бы Кадгара к себе, никому его не показывал и никогда не покидал бы дом. И, как настоящий кот, он метил свою территорию, почти не выпуская Кадгара из своих объятий. Гарона ещё всегда удивлялась, как это Кадгар не хромает наутро после особенно прекрасных сцен между ней и Маэроном, но объясняла себе, что эльф просто бережет своего дражайшего хрупкого человечка. А может, использует свои целительные друидские навыки, кто знает?
Полная такими любопытными размышлениями и мрачными предчувствиями по поводу наличия в доме лишней ушастой живности, Гарона тихо прошмыгнула в дом.
И услышала смех.
Нельзя сказать, чтобы Кадгар был мрачным типом, отнюдь, он постоянно усмехался, ухмылялся, улыбался, по крайней мере, дома, но вот такой заливистый беззаботный смех она слышала впервые. Даже Маэрону не удавалось так развеселить его! Понукаемая разыгравшимся любопытством, Гарона пошла на смех к кабинету на втором этаже. Когда она заглянула в щелку неплотно прикрытой двери, она увидала чудесную картину: Кадгар и его птенчики сидели на полу, как обычно, в окружении подушек и одеял, и даже Гарона, ставившая своей целью в жизни изводить Кадгара по любому поводу, ещё не заикалась по поводу его склонности вить гнезда для себя и воронят. Вот и сейчас он сидел, опираясь на подушки, в то время как детки копошились рядом и глядели на него своими слишком умными глазками.
- А потом он приводит новый способ... – зачитал им Кадгар из журнала в руках и снова залился смехом.
Он даже не смеялся, он хохотал и бил себя по колену, тряс головой, утирал выступившие слезы и даже постанывал от изнеможения.
- Кто... – заикаясь от смеха, пытался выговорить он, – кто пустил такое в печать!
Он почти рыдал от смеха, уткнувшись лицом в журнал. Теперь, когда он поднял его выше, Гарона сумела прочитать название. «Прикладная магия». Конечно же. Она закатила глаза, но не смогла сдержать улыбку.
Может, она и не мечтала приковать Кадгара к себе, не желала всё время ощущать его тело под своими пальцами и не хотела прожить с ним всю жизнь, а потом ждать тысячи лет, пока он снова придёт в этот мир, но она, определённо, была бы не прочь валяться в этом уютном гнёздышке у него под боком, греться в его тепле и слушать, как он высмеивает статьи по магии, в которых она ровным счётом ничего не понимала (в отличие от близнецов, как ей порой казалось). Показательно зевать в лицо магу, возмущенному таким невниманием к его излюбленной дисциплине, щекотать животики птенчикам и пихать в бок их родителя.
Гарона открыла дверь шире, и Кадгар вскинул на нее сияющие, влажные от слез глаза и безудержно заулыбался:
- Гарона! Ты только послушай, Гарона, что пишут!..
Она кивнула и, быстро разувшись, аккуратно ступила в «гнездо», чтобы устроиться под боком у Кадгара.
А если их такими увидит Маэрон, когда вернется домой попозже, будет вообще прекрасно!