Actions

Work Header

Открытка с того света

Work Text:

Эстрелла встречает его там, где и назначено: на перекрестке двух улиц, под приметной вывеской кафе. Белая маска, наполовину закрывающая лицо, цветок в волосах, перчатки без пальцев, обтягивающие худые смуглые руки. Вырез платья притягивает взгляд, но под фиолетовой юбкой без проблем можно спрятать нож или пистолет. Из прорезей маски в Бонда впивается цепкий взгляд. Губы девушки складываются в улыбку с отголоском узнавания. Она делает шаг навстречу.
— Мистер Бонд. — Не вопрос. Утверждение.
«Вот и прячь после этого лицо», — мысленно усмехается Бонд. Не то чтобы он удивлен — они не в голливудском фильме про Зорро, в конце концов.
— Кто послал тебя? — Он догадывается, но ответ не укладывается в рамки привычной реальности.
— Мертвые живы, — произносит, улыбаясь, Эстрелла на английском с акцентом, и неправильный выговор добавляет её словам жути.
Бонд гоняется за Марко Скьяррой уже несколько месяцев, с тех пор, как получил по почте послание от покойной М. Практически письмо с того света. «Найдите Скьярру и не забудьте прийти на похороны». При жизни Оливии Мэнсфилд Бонд еще мог не подчиняться её приказам, но не после смерти. На свете десятки человек по имени Марко Скьярра, а у Бонда есть работа, которая открывает доступ ко многим данным, но и отнимает много времени. Да к тому же приходится скрывать свои поиски, хотя порой ему кажется — о чем-то новый М догадывается. Бонду даже неловко под его пристальным взглядом. А уж об этой его поездке Мэллори несомненно высказался бы в весьма крепких выражениях, если бы узнал. Бонду и самому происходящее кажется безумием, но остановиться он уже не в силах.
Они с Эстреллой идут, взявшись за руки, как влюбленная пара, сквозь толпу — Бонд в костюме скелета, Эстрелла в маске Катрины, похожие на тысячи других людей, вышедших на улицы Мехико праздновать День Мертвых. Такие же внешне, но другие. Они — Смерть. Не та, что приходит тихо и забирает стариков, другая — жестокая и зловещая, внезапная, как удар ножом в темной подворотне. В разряженной толпе они не внушают никому тревоги, веселящиеся люди не чувствуют ледяного дыхания, прошедшего от них на волосок, но Бонд знает правду.
Тот, кто прислал ему сообщение, её тоже знал.
На открытке без штемпеля, которую Бонд вытащил из почтового ящика две недели назад, было изображение Катрины, а на обороте — время и место встречи и приписка: «Её зовут Эстрелла». Никаких подробностей, ничего, что дало бы повод связать послание со Скьяррой, — кроме одержимости Бонда этим делом. Он должен выполнить последнюю часть миссии, отдать долг (стать свободным, наконец). Пожалуй, он сошел с ума еще задолго до поездки в Мехико.
Той же ночью ему приснился Сильва. Бывший любимчик М, будь он неладен, снился Бонду и раньше. В этих в сумбурных снах Бонд отбивался от штурмующих Скайфолл толп убитых им людей, спасал М, не мог спасти М, прятался в подземном ходе, оплакивая родителей. Он просыпался наутро, измученный, и шел в душ, стараясь ни о чем не думать.
В этот раз все было по-другому. Тишина, вокруг ни души, только Рауль Сильва и Бонд. «Мертвые живы», — прошептал призрак ему на ухо (на щеке остался след холодного дыхания) и растворился в утреннем тумане. Днем Бонд написал Мэллори, что ему срочно нужен отгул на первые числа ноября.
Бонд вздрагивает, когда ему мерещится знакомый силуэт среди прохожих: светлый пиджак, неестественно выбеленные волосы — при ярком свете дня все-таки не ждешь увидеть персонажей из своих ночных кошмаров. Но в следующий момент, вглядевшись, понимает: глаза его обманули. Там, куда он смотрит, ничего нет, просто игра света и тени, больше ничего.
Бонд не верит в призраков, не верит, что на том свете вообще что-то есть, но, говорят, в День Мертвых покойники могут вернуться, чтобы повидать родственников или друзей. Он двигается за Эстреллой как загипнотизированный, когда она тянет его за руку в сторону отеля.
На кровати в номере лежат оружие и конверт, на прикроватной тумбочке стоит бутылка Макаллана. «Того самого года», — автоматически отмечает Бонд. Эстрелла садится на кровать спиной к Бонду и закуривает сигарету. Она почти не двигается, пока он просматривает содержимое конверта: фотографии Скьярры и еще одного мужчины, незнакомого Бонду, план квартала с указанным на нем местом встречи Скьярры с его здешним контактом, фото здания с разных точек (на одном из снимков обведены кружками несколько окон). Что ж, ему приходилось работать и с куда более скудными вводными.
— Ничего не хочешь мне сказать напоследок? — спрашивает Бонд, прежде чем выйти в открытое окно. Вопрос вертится на языке, но он слишком абсурден, чтобы его задать. В том мире, к которому привык Бонд, с покойниками прощаются раз и навсегда, они не имеют власти над миром живых (но почему тогда вот уже несколько месяцев он гоняется за Скьяррой по приказу мертвой женщины?).
Эстрелла застывает на мгновение с сигаретой в руке.
— Мертвые живы, — просто повторяет она.