Actions

Work Header

Сборник споконных драбблов

Chapter Text

Тамо Аоши нарисовал на листе в клеточку, вырванном из старой тетради, ромб бейсбольного поля. Затем добавил к нему полукруг аутфилда, жирную точку в основании — дом и три точки поменьше — базы. Поставил звездочку там, где, по его представлениям, должен находиться шортстоп и, наконец, обозначил горку.

Возле первой базы Тамо написал первый иероглиф фамилии Ширао — белый. Потом написал такой же возле второй, и в итоге команда их старшей школы превратилась в сборную Ширао Цуеши. Тамо скомкал листок, метко бросил его в мусор и закрыл лицо руками.

Кто-то осторожно постучал.

— Тамо-сенсей, можно?

«Нет», — мысленно отозвался Тамо, но нашел в себе силы промолчать.

Ширао приближался широкими шагами, подошел и звонко хлопнул ладонями по столу. Он был в перепачканной бейсбольной форме и — Тамо осторожно посмотрел вниз — в грязных мокрых шиповках. По светлому линолеуму класса тянулись следы.

— Давайте я буду кэтчером?

Тамо сделал себе пометку обмозговать план «команда из девяти Ширао» получше. Бэттери теперь не просто двое как один, а просто один, но:

— Нет. Кэтчером будет Эбато, питчером — Акайва. А ты пойдешь на первую базу, чтобы все те раннеры, которых мы обязательно пропустим, не прошли дальше. Понял?

Ширао сложил руки на груди. Вид у него был уверенный, упрямый и довольно бестолковый.

— Питчером будет Акайва, — согласился Ширао. — А я — кэтчером.

Тамо поднялся из-за учительского стола, чтобы выпроводить Ширао. Тот был выше сантиметров на десять, однако покорно поплелся к выходу из кабинета.

— Только не говорите ему, что я вас просил, — обернулся тот, уходя. — А то он опять меня не так поймет.

Следы потянулись за Ширао к лестнице, а Тамо прислонился к дверному косяку и задумался снова. Игроков десять, мест в команде девять, играть умеет один. Плюс не забыть о том, что перед экзаменами все тренировки летят к черту, потому что бейсбольные ботаники и зубрилы утыкаются в учебники. Тамо дошел до окна — три шага, — потом обратно к учительскому столу. Это уже получилось семь.

«Площадь кабинета биологии — двадцать один квадратный шаг Тамо Аоши», — машинально посчитал он.

Теперь Тамо рисовал на доске. Снова ромб поля, аутфилд, жирные и бледные точки, но над горкой стоял уже другой иероглиф. Красный из фамилии Акайва.

— Тамо-сенсей, добрый день!

Тамо задумался, можно ли не оборачиваться, но Акайва уже подбежал к нему со спины, обошел вокруг и закрыл собой доску. Этот был выше сантиметров на пятнадцать. Но Акайва хотя бы был чистый, только ворот рубашки, выглядывавшей из-под гакурана, был порядочно мятый.

— Чего тебе, Акайва?

— Не делайте Ширао кэтчером, мы не сработаемся.

Тамо покрутил в руках мелок и дописал возле жирной точки дома фамилию Эбато. Акайва расплылся в улыбке, взял другой мелок и отправил Ширао на первую базу.

— Тут ему самое место. Он приходил, кстати? — в голосе Акайвы слышалось любопытство, старательно замаскированное под пренебрежение.

— Кто?

— Ширао.

Тамо отложил мел и вытер руки тряпкой. Врать ученикам — дурная практика.

— Спроси у него сам.

Акайва понимающе замычал. Он дорисовал на доске кривой бейсбольный мячик и биту, похожую на сосиску. Обвел горку в еще один кружок.

— Питчером круто быть, — заметил он.

— Придется впахивать больше, чем остальным, — возразил Тамо. — А еще экзамены.

Экзамены Акайву, как выяснилось, не пугали, ниже девяноста трех его средний балл не опускался никогда. Скорость подач, правда, тоже колебалась в районе этой цифры, а точность грозила уйти в минус.

С улицы донесся ритмичный свистящий звук, отдающий металлом. Акайва напрягся, словно охотничья собака, учуявшая добычу. Длинноногая тощая борзая.

— Ну, я пойду?

— Не собираюсь тебя задерживать.

Акайва пулей вылетел из класса, а Тамо подошел к окну. Ширао, все в той же грязной форме, рассекал битой воздух. С такой стойкой он мог бы играть в лучшей бейсбольной команде, а вместо этого изучает продвинутую физику и старояпонский. Тамо невольно залюбовался на замах.

Акайва вылетел из дверей школы, на ходу бросил пиджак. Хотел на ограду, но промахнулся, и черный гакуран оказался на пыльной земле. Акайва не заметил. Он сосредоточенно закатывал рукава и подтаскивал поближе ящик с мячами.

— ...сам ты каттер, — услышал Тамо обрывок фразы. — Это слайдер был.

Ширао объяснил, где он видел такие каттеры, и Тамо опустил жалюзи, погрузив кабинет в полумрак.

Но даже так его достиг звук, с которым мяч упруго отскакивает от биты и устремляется в небо — лучший звук на свете.