Actions

Work Header

Всунь или Вынь

Chapter Text

- Привет, черноглазая тень, - не глядя мне в мои черные глаза, прошелестел Киану прямо с порога. Меня как током ударило. Спокойно, это всего лишь означает, что Ривер при нём упоминал это прозвище. Чёрт меня вообще дернул пойти с Хью на чёртов день рождения Киану, мне Стивеновского парти хватило за глаза, до сих пор не отоспался.

Я уныло кивнул. Потом, поймав взгляд Хью, закатил глаза.

- Видишь, я предупреждал, он помнит меня только по Итану.

- Теперь буду помнить по Хью, - заявил Киану, хотя, прежде чем ворчать, я убедился в том, что Киану вышел из зоны слышимости, оставив нас у порога. Других гостей пока не наблюдалось. Или мы день перепутали, или Ривз вовсе не собирался устраивать никакого парти.

- Слабо вспомнить имя? – с вызовом пробурчал я себе под нос – если он услышал то, что я сказал Хью, услышит и это.

- Бобби. Бобби как-то, я плох на фамилии. Помню, что фамилия тоже какое-то имя. Лоуренс?

- Леонард.

- Точно, Лоуренс – это твое второе имя.

Меня передернуло. Это даже Итан с трудом помнит, иногда мне кажется, что он искренне уверен, что Шон – моё настоящее второе имя.

- Лоуренс? – глаза Хью сузились в щелки.

- Шон – это мой брат… Роберт Лоуренс Леонард… Язык сломаешь, а без среднего имени… Робертов Леонардов пруд пруди. Шон идеально подошёл… Что?

- Да ничего… - отвернулся Хью. – Просто… Не думал, что что-то ещё о тебе не знаю.

Киану рассмеялся.

- Что… смешного? – насупился я.

- Он считает, что можно узнать о ком-то всё.

- И не говори. У Хауза нахватался, - снисходительно пожал я плечами.

- А ещё «он» считает, что ты до сих пор уверен в том, что Ривер жив, - высказал про себя Хью.

- Не жив, - быстро поправил я его, покрываясь гусиной кожей. – Но и не мертв. Не совсем…

- Ты, правда, в это веришь? – удивился Киану.

- Я верю в то, что видел и слышал. Когда мы с Итаном пришли со страшной вестью…

- Я был с Ривером? Не отрицаю. А ещё мне в ту ночь явились Будда и Джим Моррисон.

- Хочешь сказать, что был под кайфом? – с сомнением протянул я.

- Или сошёл с ума, одно из двух. Наверное, всё-таки сошёл с ума, потому что, хоть Будда и Джимми по утру исчезли…

- Ривер остался? – договорил я за него.

- Ты, правда, веришь в то, что я его вижу?

- Конечно… Наш маленький выдумщик (Our little visionary)[1], – усмехнулся я и кивнул. – Увидь или умри (See or die). Мало того, я не верю, что ты сумасшедший. Нет, конечно, в каком-то смысле… Но не в этом.

- Значит, ты думаешь, что это… его дух?

- Он умер на Хэллуин. В ночь Всех Святых, когда грань между нашим миром и миром духов истончается. Да ладно тебе, Ривер верил во всякое такое, да и ты не особо возражал.

- Ты помнишь наши посиделки со страшными историями? Какой ты всё-таки наивный, Бобби…

- Знаю, знаю, я – блондинка, только не во мне дело.

- Я до сих пор сижу на кокаине. Это объясняет всё, - пожал плечами Ривз.

- Кроме того, что ты на нём давно не сидишь, - поднял палец Хью.

Киану кивнул.

- Бросил, чтобы проверить, не исчезнет ли… призрак. Оказалось, что мне не нужно вести нездоровый образ жизни, чтобы пообщаться с духами. Учитывая, что я вожу мотоцикл, возвращение к относительной трезвости было нелишним. А удовольствия от этого не убавилось. Это счастье – быть просто тупо психом. Одно плохо, если тебя за этим застукают, запрут с коллегами по счастью.

- Коллеги по счастью есть и на воле, - сказал Хью, намекая на меня.

- Я не вижу призраков, я просто в них верю, - отозвался я.

- Да я просто пошутил, парни, - рассмеялся Ривз, разводя руками.

- Пошли, мы от него ничего не добьемся, - дернул я Хью за рукав.

- Э, а подарки? – возмутился Киану, вовсе не обидевшись, что я засобирался домой. По всему выходило, что гостей он и вправду не ждал, хотя, слава богу, о том, что у него день рождения, не забыл. Ещё, конечно, был вариант, что только Хью посчастливилось знать точное местоположение именинника, все остальные искали его не в тех отелях или не в тех номерах. К сожалению, Хью не разделил моего энтузиазма ретироваться.

- Ты знаешь, что ты не сумасшедший, - спокойно сказал Хью, глядя Ривзу в глаза. – Ты знаешь, кто убил Дженнифер и ребенка. Именно после этого ты бросил наркотики. Убедиться, что ты прав.

- Хью, мне кажется, это уже чересчур… - попытался я оттащить его к двери. Говорить о Джен и Эве с Киану было слишком. Тем более… обвинять в их гибели Ривера? Ривер любил Киану, он не стал бы убивать дорогих ему людей.

- Он боялся потерять меня, - почти неслышно прошептал Киану.

- И ты его не возненавидел? – спросил Хью. Я же был в шоке. Любовь, которой я так восхищался, оказывалась чем-то… криминальным.

- Ненависть – всего лишь обратная сторона любви. Он первый возненавидел меня за то, что я пытался стать счастливым без него. Всегда был собственником, - пожал Ривз плечами. – Он знал, что ребенок всё изменит.

- И ты смирился?

- Смирился? Хм… Я бы так это не назвал. Перестал пытаться быть тем, чем я не есть. Перестал пытаться почувствовать то, что не могу чувствовать.

- Это не правильно, - помотал я головой. – Он не должен был так поступать. Это – не любовь.

- Возможно, именно это она и есть, - прошелестел Хью. – Ты всё ещё хочешь её? Ту самую, настоящую? Не ту, которую ты себе придумал, а настоящую?

- Пытаешься переложить с больной головы на здоровую, Хью? – упрекнул его с усмешкой Киану.

- Пытаюсь напугать, чтобы он не принял решение, которое будет стоить ему всего.

- Чтобы решение не пришлось принимать тебе? – всё ещё с усмешкой уточнил Ривз.

- О, ты-то что об этом знаешь?

- Знаю, что всё он не потеряет. Он потеряет только то, с чем готов расстаться.

- Ты был готов расстаться с Джен и ребенком ради призрачной жизни с Ривером? – едко заметил Хью.

- Мне не дали выбора. В отличие от Бобби. Не лишай его выбора, который сам же ему дал. В какую сторону бы ты ни пытался его склонить, всё едино получается фигня.

- Ну, - пожал плечами я, - если так поступают все влюбленные… наверное, это так и надо. Навязывать своё видение рая, - сложил я руки на груди, обидевшись на то, что они говорят обо мне, как будто меня здесь нет.

- Рая? – усмехнулся Ривз.

- Но что тогда?

- Думаешь, он не понимает, что навязывает тебе кошмар, причём как для тебя, так и для него самого? Думаешь, Ривер не знал, что я не смогу ему простить кровь на моих руках? Ад, все дороги ведут только в ад. Рая вообще не существует, это утопия. Место, которого нет.

- На твоих руках? – покачал головой я.

- Ты тоже виноголик? – понимающе кивнул Хью.

- Нет, моя вина тут как раз совершенно объективна. Я знал, чем всё это может кончиться. Мало того, смерть Джен была плодом исключительно моего упрямства. Всё могло кончиться всего лишь выкидышем. Но я был слишком упрям, чтобы признать присутствие Ривера и его участие в этом. Джен умерла, чтобы я больше никогда не сомневался. Слишком не равный обмен, так не кажется?

Эхо моих мыслей насчёт неравного обмена смерти Ривера на «спасение» Джонни.

- Любая смерть – неравный обмен, - проворчал я и взялся за ручку двери. – Я всё-таки пойду. Ты как хочешь.

К моему удивлению, Хью недолго колебался. Он отдал пакет с подарками (с двумя отдельными подарками, Стивен может заткнуться с его «жидовскими парочками») и направился следом за мной. Даже не вздохнул, прощаясь с Киану.

- Он нас не ждал. Он вообще никого не ждал, даже не побрился, - проворчал я.

- У него нет съемок - он не бреется. Он вообще сам никогда не бреется, его бреют гримеры. Мы часто шутили на этот счёт, мол, нам бы поменяться местами, я устал от того, что мне не дают бриться, он – от того, что его бреют… Я переспал со Стивеном, - вдруг заявил он неожиданно. Я чуть с лестницы не упал.

- Я знаю, ты мне уже рассказывал. В первый год вашего знакомства.

- И на этом дне рождения…

- И? – проглотив подкативший к горлу комок, спросил я. Конечно, нужно было спросить, когда они умудрились, но как-то это показалось малосущественным. Мы все были пьяные, что объясняет как, и также объясняет когда – не могу поклясться, что мы с Дэниелом пасли их достаточно усердно все тридцать пять часов, когда они были вместе. Большей частью, потому что не считали это необходимым. Ах ты…

- Это было очень похоже на то, что произошло между Хаузом и Стейси. Наконец я понял, почему он не остался с ней. Это не просто прихоть Дэвида, и Вилсон был не прав. Мы со Стивеном оба… поняли.

- И? Что вы поняли? – в голос просочился сарказм, которого я там не хотел, и я им подавился.

- Мы не созданы друг для друга, - пожал он плечами.

- То есть вы переспали, чтобы убедиться в том, что вам этого не нужно?

Он кивнул. Да, тот самый ритуал, о котором я узнал в нашу «годовщину». Ну, как всегда у Хью, очень логично. Значит, их ритуал приходился на день рождения Стивена? Тоже весьма логично, Хью «преподносил» себя ему в подарок. Да, хорош подарочек… Я тоже такой хочу.

-Ты в порядке?

- Я буду, - поджал я губы, – в порядке.

На самом деле я не мог упрекнуть его ни в чем. Не после того, как сам переспал с Итаном…

- Ты поэтому привел меня к Киану? То есть… на самом деле я не вижу связи… но хотелось бы знать, в чем она. Ты никогда ничего не делаешь без задней мысли. И без логики.

- Хотел показать, что любовь заставляет делать страшные вещи.

- Я ничего страшного пока не сделал. Единственный, кто делает страшные вещи – это ты. Зачем ты напомнил ему о Джен, чудовище?

- Я просто попал пальцем в небо. Ты хотел убедиться в том, что Ривер с ним – пожалуйста.

- Чёрт, но не таким же образом… И вообще, что за ассоциации? Я не псих, я не стану убивать твоих детей, успокойся.

- Но выходит, что я убиваю твоих…

- У меня нет детей.

- И если ты продолжишь вздыхать по тому, кто даже не может признаться, что любит тебя, и не будет! – выпалил он на одном дыхании.

- Что?

- Что слышал! – возмущенно фыркнул он.

- Ты…

- Я люблю тебя, что непонятного?! - зашипел он на меня.

На меня напала истерическая икота. Хью сделал вид, что всего лишь проболтался и теперь жалеет об этом, но, черт побери, я не я, если он не репетировал это признание перед зеркалом.

- Ко мне или к тебе? – кокетливо поиграл я бровями – мы стояли посреди улицы, и вести дальнейшую беседу при всем честном народе было не слишком удобно, тем более что мне и не говорить-то хотелось…

- Ни к кому, пока мы не решим, что делать дальше, - упрямо насупился он. – Если мы решим что-то делать дальше…

- Хорошо. Значит, решение мы будем принимать прям тут, посреди улицы, - хохотнул я.

- Я пошёл домой.

- Хорошо. Я тоже. Не бойся, к себе домой, - ладно, учитывая, сколько сил он затратил на само признание, всё остальное может подождать. Хью с облегчением выдохнул.

По дороге домой я улыбался тому, как Ривер ещё раз оказался виртуальным свидетелем ещё одного важного, возможно, самого важного, момента моей жизни. Дойдя до дома, я, наконец, понял. Такая простая мысль, но мне она никогда не приходила в голову. Я ведь… я был когда-то влюблен в Ривера.

Спасибо. Самый лучший подарок…

 

[1] Роберт цитирует песню группы Dogstar, в которой играет Киану.