Actions

Work Header

Всунь или Вынь

Chapter Text

Я уже имел представление, куда переселяюсь, поэтому перво-наперво повёл Хью покупать пылесос. Не то чтобы я был слишком щепетилен в вопросах чистоты, но – эй, мы же съезжаемся не от большой любви, а чтобы посмотреть, как такое сработает с Хаузом и Вилсоном. Так что первым делом я выбил из Дэвида[1] все особенности Вилсона в домашнем хозяйстве. Оказалось, что он в принципе не особо отличается от меня. Аккуратность, привычка следить за собой, умение готовить. Одно жуткое отличие меня, конечно, потрясло, хотя я это знал и раньше: Вилсон – жаворонок, а Хауз скорее сова, тогда как на самом деле я был жуткой соней, а Хью более дисциплинирован в этом вопросе. Зато вот неряхой он был таким же, как Хауз. Издержки женатости – без домохозяйки женатик становится полностью недееспособен по дому, причём как в отношении «женской», так и в отношении «мужской» работы, так как первую он выполнять просто не привык, а вторую не привык выполнять без понукания.

Поселился я на кушетке, которая раз в несколько больше той, на которой мне приходилось сожительствовать с Хаузом, поэтому тут мне приходилось импровизировать. Если честно, я бы, наверное, не смог ночевать в таких условиях, как Вилсон. Но меня утешало, что Вилсон бы смог.

Ещё меня раздражало, что Вилсон готовит только для себя, хотя в какой-то момент до меня дошло, что Хауз не Хью, если бы ему предложили всё «на блюдечке», ему, пожалуй, было бы неинтересно, и Вилсон просто потакал страсти Хауза познавать всё самому. Он прекрасно знал, что тот не преминет стащить у него еду, как никогда не стеснялся есть за его счёт ранее, и специально делал этот процесс более увлекательным. Господи, когда до меня это дошло, я полчаса стоял, открыв рот, у холодильника. Это же игра, и игра очень близких людей. И они хотят сказать, что раньше Хауз и Вилсон ни разу не делили жилплощадь? На следующий же день я выказал жест недоверия Дэвиду. Кети меня поддержала, но ясности в этот вопрос так внесено и не было. При большой натяжке можно вообразить, что это всё-таки уже случалось. Но так как предполагается, что это первый раз, когда Вилсон от жены уходит не к любовнице, так как на сей раз это жена ему изменила, а не наоборот, можно предположить, что произошло это всё-таки в первый раз.

- Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, - философски заявлял довольный Хью.

Ему и вправду нравилось, как я готовлю, или он просто-напросто соскучился по домашней еде, потому что сам он был не большой любитель готовить, до меня его холодильник заполняли только банки пива.

А ещё на холодильнике теперь начали появляться желтые бумажки с разными забавными надписями. И «виселица», которую загадал Хью. Хью – неистощимый кладезь забав, профессиональный массовик-затейник.

По вечерам, если у Хью оставалось хоть немного сил на что-то, помимо сна, мы смотрели кино. Попытки подсунуть ему Хауза были игнорируемы. Я же уже давно приучил себя смотреть отснятый материал, так как в отличие от меня Хью был практически во всех сценах, и мне было любопытно на него посмотреть. Этим я и занимался, пока его не было дома. А ещё я спал в его постели, к которой привязался ещё с той пьяной ночи. Почему-то она всегда выглядела более привлекательной, чем кушетка, хотя, как я уже говорил, кушетка была чуть ли не больше, чем кровать.

- Будем смотреть классику, - предложил он как-то, и поставил «Вход и Выход».

Во время всего просмотра он не сводил с меня глаз – очевидно, ожидал какой-то реакции. Я и раньше смотрел этот фильм, но первый раз с осознанием того, что меня ассоциируют с главным героем.

- Сколько лет вы с Габи помолвлены? – как бы между прочим спросил он в самом начале. Получил поп-корном в глаз. – Побит рекорд Говарда Бреккета! – объявил он голосом спортивного комментатора.

- Следи за руками, - повторил он за Майком и получил этой самой рукой по уху. Это когда я руки ТАК держал?

- Пройдись, пожалуйста, - повторил он за Холливеллом и получил ногой в щиколотку. И ходить я ТАК никогда не ходил. Хотя, черт побери, могу, чем я хуже Кевина Кляйна? Для пробы я сделал эдакий жест рукой… Надо будет попытаться проделать тоже самое на зеркало, как-то мне реакция Хью на этот жест не особо понравилась, наверное мне и правда не идёт быть манерным. Я очень на это надеюсь.

- А-а, - опередил я его на «исповеди». - У меня БЫЛА физическая близость со своей невестой.

- А ты ни с чем не спутал? – не поверил он. – Просто спать в одной постел и иметь физическую близость несколько…

Договорить он не смог, так как получил подушкой в морду.

- Задумайся, во что ты хочешь её втравить… - грустно повторил он за Маллоем, но за это не получил ничем и в никуда, потому что дальше шла моя любимая сцена, и я не хотел её пропустить.

Но уж когда он с притворным ужасом вскричал: «Мужчины не танцуют!»[2] и засунул себе кулак в рот, я и вовсе обиделся. Почти весь остальной фильм мы дрались на подушках. Диванных.

Когда после диких плясок на финальных титрах мы, наконец, утомились, он задумчиво произнёс:

- А ещё – тебе не напоминает это один очень знакомый тебе фильм? В котором ты снимался? Учитель литературы и английского, он же тренер, влияющий на своих учеников… Тебе не кажется, что Рудник обсмотрелся Общества Мертвых Поэтов?

- Да, и Робин Вильямс его очень впечатлил.

- Ага, а в Птичьей клетке, кстати, упоминаемой здесь, тот снялся прямо накануне, в 96ом. Так что всё идеально совпадает, берем Джона Китинга, плюсуем с Арманом Голдманом и получаем готового Говарда Брекетта!

Я лежал. Подобных умозаключений я в жизнь бы не сделал. Да, логика – великая вещь. Верю.

- Вот видишь, Рудник считает, что Китинг сделал из Нила гея, - победоносно произнес Хью.

- Он сделал из него актёра! – возразил я.

- Иногда разница несущественна. В данном случае он фактически сделал из него труп, так что не будем придираться к словам.

- Ты убил во мне веру в кинематограф, - трагически произнёс я.

- Значит, на премьеру «Горбатой Горы» не пойдём?

- Во-первых, она уже была, ты опоздал, во-вторых, один такой уже сходил, теперь полгода будут судачить, не гей ли он.

- Кто таков?

- Кристиан Слейтер.

- Не слышал, чтобы об этом так много судачили, - пожал он плечами.

Я тоже не слышал, но оказаться на премьере самого нашумевшего гей-фильма десятилетия, не имея к его созданию никакого отношения… Для этого нужно быть слегка чокнутым. Или случайно проходить мимо. И быть при этом чокнутым. Может, Крис просто случайно проходил мимо? Эх… Спасибо, он пришёл туда один. Его бойфренд, кем бы он ни был, оказался умнее его. Он как раз женился и завел ребенка, полагаю…

- Ну да, как на сцене с мальчиками целоваться[3], так ты за, а как на фильму сходить, так ты против. Определись уже. Либо всунь, либо вынь, - проворчал Хью после того, как пожелал мне спокойной ночи.

Последнюю фразу ему говорить точно не стоило.

- Моя сценическая жизнь не имеет ко мне никакого отношения, - гордо высказал я и чуть менее гордо зарылся лицом в подушку.

После чего мы не разговаривали два дня. Поразительно, как такой застенчивый человек как Хью может в определенных вопросах быть таким засранцем. Возможно, это для него – болезненная тема? Может, это не мне надо «всунуть», а ему? Э… неоднозначная получилась фраза…

На второй день игры в молчанку я всё-таки спросил его, что он имеет в виду под «всунь и вынь».

- Понимай, как хочешь, - огрызнулся он.

- Но что я, по-твоему, должен сделать – всунуть или вынуть? Потому как с одной стороны есть словосочетание «быть в шкафу» - «выйти из шкафа», что означает скрывать, что ты гей и - перестать это делать, и очевидно, что ты как раз пытаешься меня «вытащить». Тогда, по-твоему, мне нужно…. вынуть? Вход и выход тоже… я полагаю… голосует за выход. Но у тебя это прозвучало так, как будто я должен всунуть… Вот я и растерялся. Всунуть в смысле именно всунуть? То есть… Быть в, играть в эту игру, принять это, стать частью… Что-то в этом духе. Я уже не считаю буквального значения, - продемонстрировал я на пальцах.

- Иногда ты действительно можешь быть занудно логичным, - проворчал он, но не объяснил ничего.

- Для твоего сведения, чтобы у нас не было разночтений – я принимаю вторую версию. Она хоть и менее логична, зато более эмоциональна, что мне больше нравится.

- Да, именно это я и имел в виду… - пробормотал он и ещё больше смутился. Ну невозможно злиться на него долго. Я бы не дулся и эти два дня, но я думал. Время уходило на мыслительный процесс, и на болтовню ничего не оставалось, а сам Хью со мной не заговаривал.

На следующий день мы устроили полуночный ужин при свечах. Вернее, его устроил я. Мне хотелось загладить свою вину за то, что я так долго дулся. К сожалению, у Хью не было сил оценить мои усилия – он уснул прямо за столом. До спальни я его не дотащил, пришлось устроить его на кушетке. Ну, зато кровать была моя. Хотя… Очарование кровати потеряло смысл. Виновато было то, что Хью спал теперь в соседней комнате, а не был где-то там на съемках. Возможно, я действительно привязался не к кровати, как я думал, а к тому, кто в ней обычно спит? Потому что, я это заметил только сейчас, так хорошо мне в ней было, когда я думал о том, что в ней обычно спит Хью. Я как бы чувствовал его рядом, несмотря на то, что он был далеко. Сейчас, зная, что он и так достаточно близко, такого ощущения не возникло. Заснул я, только когда представил, что, может быть, Хью сейчас чувствует себя на «моей» кушетке так же, как я в его отсутствие в его постели. Мне почему-то отчаянно этого хотелось, хотя я и понимал, что шансов у меня нет. Наверняка он либо грезит о Джо, либо вспоминает, что кушетка была куплена специально для Стивена. Конкурировать с его пятнадцати- и двадцати- с чем-то летними отношениями у меня кишка тонка.

 

[1] David Shore – создатель «Хауза».

[2] Намек Хью на танцевальную «карьеру» Роберта в фильме “Swing Kids”.

[3] Роберт имел два раза опыт гомосексуальной любви на театральной сцене и один раз в фильме, но целовался он с «мальчиком» только один раз.