Actions

Work Header

dali, van, picasso

Chapter Text

i.

— но ему, кажется, это было совершенно не нужно, — ходжун невнятно пересказывал фильм очень сложное название на французском, я не запомнил, и хонбину хотелось заткнуть ему рот носком.
или просто хотелось ходжуна. тут как посмотреть.
тэён битый час замазывала тональником чёрные дыры под глазами — и без толку. ходжун продолжал медленно и ненавязчиво бубнеть.
у них была потрясающая вечеринка. сначала, а потом они остались втроём и поплыли в океаны алкогольной грусти. васко на фоне пел про бонни и клайда, и это совсем не то, что они привыкли слушать, но было отлично.
и до безумия дурно.

ii.

— да и тот бы всё равно взял своё, — махнул рукой хонбин и налил им ещё.
они опять напивались втроём, потому что а) больше не с кем; б) они тупые; в) надо это как-то пережить и г) они тупые. ходжун был согласен со всеми вариантами, у тэён была молчаливая истерика.
хонбин рассказывал про хагёна и про то, как санхёка недавно выперли из общежития. хонбин всегда рассказывал про кого-то, но не про себя. ходжун обычно открывал всем душу, а тэён — ни слова, ни звука. часто казалось, что она немая. если она не молчала, то пела.
и всё, больше ничего.
— нуна, у тебя жизнь как и куда вообще? — спросил ходжун.
тэён посмотрела на него, потом перевела взгляд на стопку, потом снова на ходжуна. пауза затягивалась, и было не очень.
— никак, никуда, её нет, — ответила тэён и налила себе сама.
кому-то определённо придётся сидеть с ней около унитаза и держать её волосы, но а) тэён плевать; б) они не против; в) так всегда и г) тэён плевать, потому что всё-таки никак и никуда.

Chapter Text

— самому важному человеку, — говорил янвон, — отдать ничего не жалко.
хагён развалился на диване и лил себе на лицо соджу. слушать этого алкаша в его планы не входило, но хонбин свалил раньше, чем хагён пришёл и—
когда он уже закончит впаривать свою философию.
янвон жевал сыр и не пил.
кто-то обязательно должен был ещё прийти.
и когда дверь открылась в их каморку, по-другому назвать эту комнату нельзя было, хагён резко подорвался и долбанулся головой об свою же бутылку.
янвон сглотнул.
тэён зашла, шатаясь.
все её будни сводились к чужим квартирам и рекам выпивки. не этого она хотела, но грусть — как алкоголь. и её почему-то всегда то мало, то много. нет золотой середины, да и откуда её взять.
хагён помог ей присесть на единственный стул.
— ну что, оппы, — сказала тэён, — топимся понемногу?
янвон кивнул и протянул ей досточку с ломтиками сыра. хагён упал обратно на диван. то, что он был мокрым и провонялся соджу ничего не меняло.
тэён знала, что ей надо быть не здесь.
но если не здесь, то где?

Chapter Text

чонмин уже давно не спал по ночам.
чонмин больше всего на свете боялся уснуть.

ночью его внутренние демоны выходили на охоту.
никто не мог их остановить, тем более сам чонмин.

— сожги их, — просил чонмин, — для меня.
чанёль качал головой.
чанёль не мог.

— заморозь их, — просил чонмин, — для меня.
минсок качал головой.
минсок не мог.

— сделайте хоть что-нибудь, — чонмин хватался за голову.
он постепенно сходил с ума.
и никто, правда, ничего не мог сделать.

Chapter Text

их уже больше нет. тише-тише, сучжон-а, никого нет.
голос сонбина говорил правду, голос сонбина всегда говорил ей правду.
только сучжон казалось, что если никого нет, то и голоса нет.
сонбина нет.
сучжон-а, тише-тише.
сучжон-а, услышь.
а уши как морские ракушки — шум несуществующего моря.
— а ведь действительно, — сказала вслух сучжон, — никого нет.
и её тоже.
и сонбин — он всего лишь шум.
сучжон-а, тише-тише.
сучжон-а, море-то высохло.

Chapter Text

минхо не перестаёт в неё верить, и она тоже. она — никогда.
мы съели уже достаточно говна, говорит он.
милая, пора и сладкого купить, говорит он.
а джессика — она промолчит, она улыбнётся. она будет есть его столько, сколько сможет, потому что джессика сильная и всё переварит.
и все проблемы она будет нести на своих плечах.
и она будет справляться, пока минхо на её стороне.
а минхо — что минхо? у него давно уже не тот желудок, но сил достаточно. сил хватит и для себя, и для джессики, и для мира, чтобы пожить. как надо, как хочется.
— махнём в тэгу, а? к маме моей, — предлагает минхо. — или у тебя дела какие?
— мои дела — это всё твоё, — и джессика улыбается, она всегда ему улыбается.
минхо — он такой свой, он такой родной, что.
заверни меня в одеяло из твоих рук.
поцелуй мои веки.
расскажи одну из своих историй.
расскажи о себе.
я буду слушать и слушать.
я буду любить тебя за каждое твоё слово.
я буду, потому что я могу.

Chapter Text

маленькая чунён так много всего хотела сделать: и по миру поездить, и влюбиться раз сто, и увидеть, как падают миллионы и миллиарды звёзд.
она даже копила деньги и всё собиралась в путь, хоть и одна, но всё-таки. а потом как-то забылось, не сложилось. впрочем, какая разница.
можно жить и так.
как-нибудь.
даже если глупые мечты остаются мечтами.
маленькая чунён так много всего хотела: и плавать, и летать, и любить, и верить. маленькой чунён давно уже не пятнадцать, а сердечко всё равно было слишком молодое, живое и билось, билось, билось.
маленькая чунён была птичкой без крыльев.
только одно сердечко внутри.
и жилось ей, правда, как-нибудь.
— чунён-а, можно жить и по-другому, — сказал донхён.
— а я не знаю, как это, — махнула рукой чунён.
я покажу тебе и мир, и любовь, и звёзды.
я покажу тебе всё, что ты захочешь увидеть.
— глупый донхён-оппа, — и шёпотом, чтобы не слышал.
чунён-а, ты всё ещё крылья настоящие хочешь?
чунён-а, летать можно и без них.
со мной.

Chapter Text

iii.

— навсегда, нуна? вы пообещали ей "навсегда"? — переспросил ходжун. это был совершенно обычный вечер, только хонбин отсутствовал, потому что привычно простое: ча хагён.
у тэён особо дел не было. с тех пор, как она уволилась, она либо ошивалась здесь, либо где-то ещё. дома тэён не бывала.
зачем дом, если он никогда им не был.
и грусть тэён затапливала все помещения, где бы она ни находилась.
а ходжун — он всего лишь студент. ему ничего и не надо было.
а чужая грусть всё равно что своя.
— да, — подтвердила тэён, когда её стакан опустел. они не пили в этот раз. ни повода, ни настроения. без хонбина было как-то не так.
да и у ходжуна завтра семинар.
— зачем? — спросил ходжун. у него слипались глаза, пора бы обратно в общежитие, но как он мог оставить нуну одну?
— я думала, что любила, — сказала тэён и затихла.
ходжуну нечего было добавить и нечего спросить. он понимал и не понимал одновременно. вот есть люди грустные без причины, а есть такие как ким тэён.
неизлечимы.

iv.

ей было хорошо вот так — любить. любить и молча, и вслух. любить, пока любится. ей было хорошо, но почему-то в ответ её любили только молча.
почему-то никто не говорил вслух.
почему-то никому не было до этого дела.
до неё не было.
— нуна-а-а, ты глупа-а-а-я, — тянул ходжун в такт играющей песне. — глупенька-а-а-я совсем.
и, наверное, ходжун хотел добавить: мы тебя с хонбином любим. и не молча, и не слишком громко, но.
нуне не это нужно, сказал про себя хонбин.
у тэён внутри вдребезги разбитая ею же вселенная.
у тэён внутри алкоголь и слёзы.
тэён пила и плакала, тэён была с ними, но никогда с кем-то, с кем могла бы.
что она делала не так, она не понимала.
и никто не собирался говорить ей об этом.
и никто не собирался любить её вслух.
больше никто и никогда.

Chapter Text

немного передохнуть после дороги джессика могла, совсем немного, но. этого было вполне достаточно. сучжон опять улетела на съёмки, и в квартире не было ни звука, ни какого-либо движения, как сначала ей показалось. она не заметила в прихожей знакомые кроссовки и рюкзак, слишком устала. аэропорт раз, аэропорт два и три, и снова.
джессика жила в них.
ничего особо не поменялось.
и сил вроде больше, и выглядела она не такой больной, как раньше, и вес набрала, и улыбка с лица всё не сходила, потому что.
мне спокойно.
нет той привычной суеты, нет недосыпания и ты опять ешь только раз в две недели от сучжон, нет ничего. не то чтобы ей хотелось вновь окунуться в ту же реку, просто. ей не хватало, вот и всё. вот и всё.
свет джессика включать не стала, да и переодеваться тоже. скинула туфли и пошла на второй этаж. там было так же темно, как и везде, но по-особенному, словно этот дом её не ждал. словно даже здесь ей не было места. впрочем, джессику это не удивило.
время шло, она взрослела и всё понимала намного лучше. наверное, только она одна и. жаль, люди так любили решать за неё.
в последнее время джессика старалась ни о чём не думать. отдых, семья, работа, которая у неё всё же была, что бы там про неё не говорили в сети, — это единственное, что ей было нужно; единственное, что у неё было теперь.
и ничего больше, и.
— лампочка перегорела, — сказал знакомый голос, когда джессика присела на кровать. она совсем не испугалась, на это не было сил.
минхо не пытался её обнять, у него на такое просто не хватило бы нежности. плохо он умел, плохо, но. джессика не просила того, чего он не мог ей дать. они вот так и сидели в кромешной тьме, молча и. минхо держал в своих больших руках её маленькую, хрупкую ладошку и дарил джессике заряд энергии ещё на месяц вперёд.
он дарил ей немного жизни, а она в ответ могла лишь уткнуться ему в плечо, шёпотом сказать спасибо и дать себе расслабиться. минхо называл её “сильный человек” и гладил по волосам. ты мой сильный человек, меня сильнее, мира всего сильнее, говорил он тоже шёпотом и только им. джессика не могла перед ним плакать, а глаза всё равно щипало от слёз, но они давно высохли, давно забылись.
— сучжонни отругала меня за грязь, и мне пришлось под её бдительным руководством мыть пол, — поделился минхо, чтобы как-то подбодрить джессику, а то ведь.
даже сильные люди рвутся на части.
джессика тихонько засмеялась, представив минхо со шваброй.
— оппа, ты больше не зли сучжон, а то никто тебя сюда не впустит, — сказала она и улыбнулась. жаль, минхо не видел её улыбки.
почему-то от её оппа у него внутри всегда что-то так громко и больно щёлкало. минхо не был романтиком или кем-то ещё, он был собой, но с джессикой ему было уютно. как в тэгу.
мне спокойно.
и не было ничего важнее, чем это.

Chapter Text

никому джуён не признается, что влюблён. девчонка — обычная; таких было много и до неё, и будет после; такие — они все одинаковые, и джуён влюбляется в них точно так же. одинаково каждый раз. хёрин называет его идиотом и предлагает эту девчонку бросить. ну или она сама его бросит, разве нет? джуён соглашается, но всё равно к девчонке ходит. ему нравится, как она на него смотрит: заворожено. хёрин называет его идиотом и добавить ей больше нечего. джуён понимает, почему она так. у всех бывает девчонка, у которой может и имени нет, и лицо её обычно стирается из памяти, но ты помнишь её взгляд и это всё, что тебе нужно. у хёрин, наверное, тоже есть одна такая, может, даже не безымянная. может, джуён её знает, но это как в их песне: хэлло-гудбай. только кому джуён говорит привет, а с кем прощается хёрин, — ответов для них не найдётся.
— я всё равно ей не нужен, — говорит джуён. — я не нужен даже тебе. и хёрин соглашается. джуён называет её идиоткой, и они смеются.

Chapter Text

-- нуна, ты здесь?
химчан проверил уже почти все комнаты, но тэён нигде не было. и на второй заход, и на сотый раз нунатыздесь из спальни, где химчан точно был, замогильным голосом тэён подала признаки жизни, угукнув. химчана аж перекосило посреди коридора. что с ней, если она так (опять)?
-- нуна, ты чего? нуна, ты где вообще?
зайдя в спальню, химчан её не увидел, хотя тэён не могла быть где-то ещё, кроме. всмотревшись, он заметил движение на кровати. огромное кубло из одеял начало медленно-медленно двигаться, а после химчан уже смотрел на самого себя, как в зеркало, только глаза у тэён были заспанные, воспалённые и бесконечно невыносимо грустные. химчан искренне надеялся, что ночью она не плакала. кто знает, а.
-- химчан-и?
-- сонкю-нуна попросила проверить, в каком ты состоянии. впрочем, она просит об этом всегда.
-- я окей.
-- ты не окей.
-- я не окей.
химчан присел на край кровати. тэён с трудом вытащила руку изо всех своих одеял и потрепала его по голове, и, химчан был уверен, прошептала спасибо, что пришёл. он был рад увидеть её, а то скоро концерты и времени не будет совершенно, да и сейчас его не было, но. сонкю попросила, а отказать он не мог, тем более. тэён без дела и людей вокруг себя увядала, превращалась в комок нервов, злости и грусти.
от химчана толку в таких случаях было мало: прийти, растормошить, накормить или напоить горячим, рассказать о мире вне их работы, рассмешить чем-нибудь и убедиться, что с тэён всё в порядке (хотя бы на один этот короткий день). иногда химчану удавалось многое, иногда -- ничего.
-- нуна, тебя что-то тревожит?
и тэён вздрогнула. химчан крепко сжал её ладошку в своей, показывая этим, что ему можно было (это что-то) рассказать. тэён хмурила брови и молчала; химчан видел только её лицо, она вся спряталась в своём тёплом, не настолько надёжном домике. обычно, когда тэён не отвечала, химчан не знал, что делать, а. в этот раз. сонкю предупредила.
химчан взял с прикроватной тумбочки телефон и протянул его тэён.
-- на, звони ей.
-- химчан-и?
-- никто, кроме неё, тебя всё равно не выслушает.
-- откуда ты знаешь?
-- а) у меня есть глаза; б) сонкю-нуна мне сказала; в) то, как ты отреагировала, говорит за тебя и г) разве не очевидно?
-- химчан-и, я.
-- правильный вариант г, звони, а я пока поставлю чайник.
и не успел химчан даже налить воды, как тэён (это маленькое растерянное облачко с волосами во все стороны) выскочила из спальни, закутанная в свой тёплый дом.
-- она будет тут через двадцать минут, что мне делать?
-- ждать? как она ждала тебя всё время. и двадцать минут -- это не так уж много.
-- химчан-и, откуда ты--
-- вариант г ;)
тэён почему-то смутилась, спрятала лицо в одеяле, а. когда в дверь позвонили, ровно через двадцать минут, тэён ринулась открывать сама. химчан не знал, что её тревожило до этого и что будет тревожить после, но. видя её такую -- глупую, смешную и по-детски (снова или всегда?) влюблённую, -- он не мог не радоваться.
-- нуны, чай остынет, быстрее!
джессика как раз освободила тэён из одеял, ведь вот. вот. её тёплый дом был прямо перед ней. и даже если она осталась в одной пижаме, это не имело значения.
-- нуны, чай не может ждать!
-- сегодня ещё как может!
химчан слышал из коридора что-то похожее на рёва, перестань, я же здесь, ну и дурацкий смех, и я тебя сейчас поцелую, если ты не пере--
-- ЦЕЛУЙ ЕЁ И ИДИТЕ УЖЕ ПИТЬ ЧАЙ.
-- химчан-и, молчи!
тэён не окей и вряд ли когда-нибудь будет, но. химчан был уверен, что она сможет, ведь. её дом был с ней, в сердце.

Chapter Text

когда тиффани просыпается, она думает: это обычный день. самый обычный день обычной недели совершенно обычного месяца. тиффани думает и врёт, но у неё слишком хорошо получается притворяться.

это обычный день.

oбычный.

тиффани стаскивает тэён с кровати, звонит боре, поехали поедим где-нибудь. бора соглашается, как она может не согласиться. и тэён соглашается тоже, почти сразу, достаточно тиффани сказать, куда именно они едут.

это обычный день.

(но) у тиффани всегда уходит час-два на уговоры, а. сегодня тэён оживляется. она выглядит такой же подавленной, как и в другие дни, только глаза блестят, и она не издаёт звуки зомби при любой возможности. тиффани думает: ничего особенного.

это обычный день. понедельник, восемнадцатое (апреля); у них свободное время.

обычный день, обычный.

бора забирает их на своей машине. тэён садится на заднее сидение с ногами, скидывает кроссовки. радио разрывается от хитов этого года. тиффани думает: всё хорошо. и начинается дождь.

всю дорогу к кафе они с борой распевают песни, а тэён, в режиме я-выключилась, смотрит в окно, водит пальцами по стеклу, вырисовывая капли. она часто так делает: садится у окна и погружается глубоко-глубоко на дно своих мыслей, наблюдая, как мимо проносится весь мир. тиффани туда не достать, хотя она пробовала. никогда не знаешь, вынырнет тэён или нет. главное -- не задохнись, а.

кафе остаётся в памяти каким-то смазанным пятном. это же обычный день, так ведь? обычный, но. вот они уже едут обратно и тоже поют, и тэён всё также смотрит в окно. когда начинает играть её песня, в ней мгновенно щёлкает. и они поют втроём, больше воют, конечно, но тэён весело -- и это отлично, и это заметно. они даже заезжают в кондитерскую, потому что тэён вдруг предлагает купить торт. с ней сложно (было и будет): настроение как весенняя погода, а. иногда тэён как зима. тиффани давно привыкла, давно всему научилась, только. бывают дни, когда она просто не может с тэён справиться. вот был дождь, а теперь солнце; через час начнётся ливень. у тиффани нет зонта.

(но) это -- это обычный день.

у светофора тэён уточняет у боры, где они находятся, а. потом передаёт ей бумажку.

-- отвези меня туда.

-- о, тут всего пятнадцать минут ехать, если пробки не будет.

тиффани выхватывает у боры листок с адресом, пробегается глазами. это обычный день, убеждает она себя в который раз, обычный.

-- ты никуда не поедешь.

-- поеду, я хочу.

-- я сказала, что ты никуда не поедешь.

-- бора, езжай.

-- бора, нет.

-- бора, да. мы отвезём тэён туда, куда она хочет. это её решение, её желание.

-- а я сказала--

-- тиффани.

эти пятнадцать минут тянутся и тянутся. бора выключает радио, будто специально. тиффани кажется, что выключили и её тоже, а тэён -- наоборот. если бы у тиффани был зонт, из него бы вылезли все спицы.

бора подъезжает к такому знакомому им всем дому. тиффани хочется сломать ей руки, занять её место и завезти их на край света, дальше отсюда, дальше, дальше.

тиффани не даёт тэён выйти.

-- ты никуда не--

-- хватит делать вид, что сегодня обычный день, ты знаешь, что это не так, но вслух повторила раз двадцать. и мы уже приехали, и я пойду, потому что я хочу это счастье, тиффани, хочу.

-- с каких пор ты--

-- с тех самых, не обманывай себя.

бора открывает дверцу тэён; она не тиффани -- она её отпускает. тэён благодарит, обувается, накидывает капюшон и забирает торт.

-- передавай мои самые лучшие пожелания.

-- передам.

-- домой тогда будешь возвращаться сама.

-- я не говорила, что вернусь.

и тэён выходит, выбегает.

тиффани пытается молчать.

-- ав, они целуются.

-- мнененадознатьчтоониделают.

-- милота, мне даже отсюда видно, как сильно тэён краснеет. милее только щеночки.

-- бора.

-- всё, они зашли внутрь.

-- бора, поехали.

-- тиффани, перестань.

-- борапоехали.

-- ты ведёшь себя абсолютно отвратительно.

-- я не буду выслушивать от тебя--

-- ты завидуешь и ревнуешь.

-- много лет назад она выбрала меня, поводов для этого нет.

-- миён, она выбрала тебя как лучшего и единственного друга, которому она доверяет. может, когда ты наконец-то это поймёшь, ты перестанешь так над ней трястись. она не твой ребёнок и не твоя девушка, она свой собственный человек.

-- борамолчипожалуйста.

-- ты нуждаешься в ней, ведь её грусть тебя успокаивает, но ты не можешь завидовать, ревновать и злиться, если она хочет быть счастливой. и с той, кого вы когда-то послали к чёрту. это её жизнь, её счастье и её любовь, тиффани, не твоё это всё, не твоё, пойми.

-- бора, ты.

-- я? она и мой друг тоже.

-- ты ничего не--

-- я никогда не видела её такой радостной, как в тот момент, когда она выбежала из машины к дому джессики.

-- это имя под запре--

-- это не имя, тиффани, и это не обычный день.

-- бора, поехали.

-- ладно.

тиффани думает: может, действительно пора перестать? а что тогда она будет делать. жизнь тэён и её тоже. или ей всегда так хотелось. телефон вибрирует в её руках. там знакомый номер и знакомое на тайском имя, которое она никогда правильно, наверное, не произнесёт, хотя очень его--

бора говорит:

-- ответь.

и тиффани отвечает.

может, пора. может, нет, но.

ливень так и не начинается.

Chapter Text

джекён высокая; у неё длинные ноги и длинные руки, и такая острая линия челюсти. джессика на её фоне снова чувствует себя немного меньше. каблуки прибавляют ей роста, но. джекён высокая.

у джекён нет славы, нет концертов на сотни тысяч человек; у джессики тоже этого нет. у джекён есть её вечная драгоценная радуга, у джессики нет никого. они обе почему-то не унывают.

\\

джекён целует её, задирает платье вверх, ведёт рукой по бедру. джессика на всё отвечает, ей вроде бы -- ах -- хочется, ей это--

-- джекёнбольшененужно.

и джекён прекращает, поправляет ей платье; прижимается лицом к её животу и дышит. она снова ничего не добилась, снова ничего не смогла, а. джессика гладит её по голове, потому что каждая из них заслуживает чего-то хорошего. может, не сейчас. может, не друг с другом, ведь--

-- она?

-- она.

-- я понимаю.

-- спасибо.

-- будешь ли ты счастлива?

-- я уже почти.

-- скажешь, когда без "почти", а?

-- обязательно.

джекён высокая; джессика привстаёт на носочках, тянется губами к её щеке.

это обещание.

Chapter Text

джекён засматривается на неё, пропускает свою фразу, слышит джекён-шши, мы снимаем, сконцентрируйтесь, а. джессика ей только улыбается. с кем не бывает. джекён думает: со мной.
им дают пятиминутку. джессика сразу же отвлекается на свой телефон, улыбается уже ему. джекён просто смотрит на неё и дальше. это входит в привычку: вести себя немного неловко, но при этом по-дружески. джекён умеет и может, да не очень хочет. немного неловко, немного глупо.
джессика.
(-шши)
\\
(ури говорит: тебе кажется, что вы похожи, но у неё получилось (снова), а у тебя -- у нас всех -- нет)
иногда джекён думает, что бы с ней было, если бы она дебютировала в каре. была бы она как хара или нет, любили бы её сильнее или наоборот.
джекён думает и вспоминает, как хара впервые заговаривает о джессике. ничего особенного: много старается, любит спать и какую-то тэнгу. пьяная юная хара не умела держать язык за зубами и не умеет сейчас, и всё ещё может рассказать то же самое про.
когда джекён видит "какую-то тэнгу" в студии (в контактах джессики она записана как моё солнце), у неё не возникает вопросов.
и она правда много старается.
и её солнце тоже.
\\
джессика приглашает её на обед, джекён отказывается. на простой вопрос "почему" джекён отвечает:
-- сохрани это время для солнца.
-- тогда в следующий раз?
-- в следующий.
джекён знает, что его не будет, разве что в компании стаффа или группы. джессика нравится всем, хотя мир её ненавидит. джессика нравится джекён, ненавидеть себя за это она умеет и вроде бы может, да не очень хочет.
у джессики всё получилось, и у неё когда-нибудь получится тоже.