Actions

Work Header

орбит без сахара

Work Text:

у антуна такие ласковые глаза, такая теплая улыбка и такое живое лицо — антуану хочется верить и верить безоглядно.

антуан так весело и убедительно врет — просто талант.

но хочется, чтобы он продолжал глядеть так, будто в мире нет никого важнее.

ну, кейсу иногда хочется.

у кейса тысяча и одно сомнение, у кейса руки трясутся от восьми часов за компьютером и письма милли.

кажется, у него начинает болеть голова. кейс замирает рядом с кроватью, потому что перед глазами уже темнеет, еще шаг — он упадет. но антуан отцепляет его пальцы от края тумбочки — один за одним, с несвойственным ему спокойствием.

— ну, ну, зай, — антуан тянет его на себя, укладывает на постель. простыни такие мягкие и кейс даже не знает названия материала. — что это с тобой?

кейс не хочет отвечать, потому что ему сейчас даже говорить ужасно трудно. только поддается, когда антуан целует его шею — легонько мажет губами, оставляет теплый след на коже.

— ничего, — кейс все же заставляет себя открыть рот, и антуан касается его подбородка, чуть приподнимает голову, чтобы было удобнее.

целует.

антуан так близко, с ним так тепло, и кейс чувствует странную смесь запахов — мятная жвачка и «опиум» сен-лорана.

— врешь, — антуан заставляет его лечь на спину, сам садится между его коленей.

кейс мотает головой, языком касается неба, пытаясь разобрать что-то — антуан то ли выпил, то ли у кейса уже галлюцинации.

— не вру, — на выдохе, когда антуан тянется раздеть его.

ничего важного.

кейс слышал юристов и не хочет думать об исках, не хочет думать о работе.

только о пальцах антуана.

— за-а-а-ай, — гласные приятно распадаются, антуан позволяет мягкому французскому акценту скользнуть в речь, а руками скользнуть по бедрам кейса, подтягивая к себе. прижимая. — давай ты поговоришь со мной.

а что кейс может сказать ему?

ой, знаешь, я тут валяюсь с тобой в одной постели, ты меня целуешь и трогаешь за всякое, а я думаю о той своей игре и бывшей напарнице, которая пытается с тобой судиться и у меня есть подозрения, что она права, но также я молодой, втрескавшийся в тебя идиот, так что замолчи.

или же.

да забей.

вместо этого кейс говорит:

— поцелуй меня еще раз, а?

и на антуане все еще его домашняя одежда, и штаны чуть царапают кейса между ног, но ему так лениво делать хоть что-то — даже обнять. кейс только приоткрывает рот, послушный.

антуан не возражает.

антуану иногда нравится такое.

они одновременно стонут в поцелуй — кейс, когда антуан тянет его за волосы, а антуан, когда кейс чуть приподнимается.

кейсу хочется, правда ужасно хочется, но он только загнанно дышит, потому что все тело тяжелое, потому что голова у него кружится.

кейс прикрывает глаза — все равно вокруг плывет и размывается, все равно он не может ни на чем сфокусироваться.

с закрытыми глазами делается еще легче — остается только шепот антуана, только ощущение трепета.

антуан все еще в домашнем. кейсу от этого странно приятно, такой контраст с полностью раздетым им.

и он даже не помнит, как его раздевали.

— прелестный, — говорит антуан.

он с такой легкостью прижимает обе руки кейса к простыням, но кейс и не думает отказываться от этого — чувствует сейчас свое тело где-то на грани, переплетает подрагивающие пальцы с пальцами антуана, улыбается.

это чуть щекотно.

его шея вся горит от поцелует, его ребра расцвечены отметинами ногтей,

антуан берет его с бережностью, больше не позволяет касаться себя и держит-держит-держит.

кейс скрещивает щиколотки на его пояснице, не открывает глаз.

кейс не слышит своих стонов, не хочет слышать, зато антуан склоняет голову, зато кейс очень хорошо слышит антуана — его потяжелевший голос, его акцент.

— тони, тони, — шепчет кейс ему, всхлипывая. — тони, я не смогу… — жмурится сильнее. — ох-х-х! без рук!..

антуан на это посмеивается, толкается сильнее. ловко меняет положение, прижимает оба запястья кейса над его головой, цепляется только одной рукой, но все равно крепко — почти до синяков.

свободной антуан прикасается к кейсу — легко, невесомо.

— глаза открой, — совершенно точно не просьба.

кейс ни черта не видит, ему мутно и хорошо, он подставляется под поцелуй, под еще и еще один.

и еще один.

кейса заливает восхитительно горячим, тело совсем перестает слушаться, и антуан вжимается в него.

кусает куда-то в плечо — не удерживается.

— так, — говорит антуан, отпуская и приподнимаясь. кейс лениво трет затекшие запястья. — кто такой тони? кого ты там представляешь, а?

кейс фыркает и толкает его под ребра.

— роберта дауни младшего?

— помолчи, — и голос у него охрипший.