Actions

Work Header

Тенниксмены

Chapter Text

Глава тридцать первая,
в которой Рёме приходит таинственное письмо, а Кайдо выясняет всю правду насчет Кирихары



Кайдо считал, что морально готов к появлению команды Риккайдай в доме Юкимуры. Однако когда ватага мальчишек начала собираться в гостиной, и ему пришлось носиться туда-сюда, чтобы не быть раздавленным, он начал думать иначе.

Неожиданно кто-то подхватил его на руки поднял вверх.
— Это тот самый малыш? — Кайдо развернули, и он оказался лицом к лицу с Маруи Бунтой. — Какой милый!

Бунта выдул пузырь жвачки, который кошачья сущность Кайдо тут же захотела ткнуть лапой, однако его человеческое сознание сдержалось, не желая запачкать кошачью шерсть.

Ещё чьи-то руки почесали его за ухом.

— Эй, да он же совсем кроха, — удивился Кувахара Джакал. — И как только хозяин позволил ему убежать?

— Мне кажется, он бездомный, — ответил Санада. — Тебе ведь так никто и не звонил после того, как ты развесил объявления, Сеичи?

— Пока нет, — подтвердил Юкимура. — Если он действительно бездомный, думаю, мама разрешит мне оставить его у себя.

— Дайте посмотреть.

Шёрстка Кайдо автоматически встала дыбом, но он постарался сохранять спокойствие, когда его вручили Кирихаре. Самый младший игрок Риккайдая поднял его вверх и начал пристально разглядывать.
— Для бездомного он выглядит вполне здоровым.

— Это верно, — согласился Юкимура. — У него даже не было блох.

Кайдо взглянул в глаза Кирихаре. Это был тот самый парень, который испортил вечеринку тенниксменов, а также причинил их командам немало проблем в прошлом. Есть ли у него сверхспособности? Почему он звонил в особняк? В любом случае, нынче вечером Кайдо намеревался так или иначе это выяснить. Все остальные рассчитывали на него, и он просто не мог их подвести.


* * *

Атобе не привык к такому отношению, и оно ему совсем не нравилось.

— Тезука, — сказал он, нависая над капитаном Сейгаку, который сидел за столом и занимался, — не смей меня игнорировать. Тезука, я с тобой разговариваю!

— Я делаю домашнее задание, — ответил тот.

— Но ты ведь можешь прерваться на минуту и поговорить со мной! — возразил Атобе. — Это меньшее, что ты мне должен после того, как бросил трубку. Об этом знает вся моя команда — ты поставил меня в дурацкое положение!

— Переживёшь. И ты это заслужил.

Атобе, надувшись, уселся на кровать. Никто, кроме Тезуки, не мог вызвать в нём подобные эмоции, но даже внутреннее недовольство этим фактом никак не влияло на то, что Атобе чувствовал. Помолчав пару мгновений, он тихо произнёс:
— Извини.

Тезука поднял глаза и внимательно поглядел ему в лицо. Он знал, что Атобе Кейго нелегко даются извинения, и, похоже, сейчас тот говорил искренне.

— Я ценю это, — ответил Тезука. — Последние несколько дней были нелегкими для всех нас, но в то время как кое-кому по-прежнему приходится переживать из-за Кайдо, твоя команда с легкостью списала его со счетов.

— Это не так, — не согласился Атобе. — Я тоже не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось, но решение остаться он принял по собственной воле. Отдавая ему должное — неважно, была это храбрость или глупость — я всё же считаю, что ответственность лежит на нём самом.

Тезука кивнул.
— Что ж, хорошо, это было его решение. Но он делает это для всех нас.

— Рискну опять вызвать твое неудовольствие, но все-таки предположу, что «все мы» предпочли бы вообще отказаться от этого плана и не рисковать тем, что наши наставники узнают о вечеринке, — указал Атобе. — Я видел, как Рюдзаки-сан отправилась к Инуи с деревянной ложкой, Тезука. Неужели тебя совсем не беспокоит, что в следующий раз может влететь тебе самому?

— Разумеется, беспокоит, но что сделано, то сделано, Атобе. — Тезука пожал плечами. — Мы подтолкнули Кайдо отправиться на миссию, и с того момента должны полагаться на его решения. — Он поднял руку. — Говоря «мы», я подразумеваю себя и свою команду. Я верю, что ты бы поддержал нашу идею, но сообщить тебе до того, как план был приведён в исполнение, не было никакой возможности. Быть может, ты и не одобряешь решение Кайдо там остаться — если честно, я с тобой согласен. Но теперь, когда он уже это сделал, а Рюдзаки-сенсей что-то подозревает, всё, что нам остается — это довести дело до конца.

Атобе вздохнул и, подойдя к Тезуке, обнял его за шею и уткнулся подбородком ему в макушку.

— Мне очень жаль, что я расстроил тебя. Полагаю, ты прав: мы все участвовали в вечеринке, а значит — если до этого всё же дойдёт — должны вместе и отвечать за последствия. Но мне, по крайней мере, позволено надеяться, что Кайдо-кун не решит остаться там ещё и на следующую ночь?

Тезука накрыл ладонью обнимающие его руки.

— Да. Ты можешь этого желать.

«Как и я сам», — мысленно добавил он.

 

* * *

Такахиса и Мизуки сидели в гостиной и смотрели спортивные новости, когда в комнату влетели Йохей и Кохей. Бросив на них быстрый взгляд, Мизуки уставился на экран, подчёркнуто игнорируя близнецов.

— Эй, ребята, — Такахиса взглянул на братьев с беспокойством, — как ваша тренировка?

После того злополучного инцидента в школе, когда Йохея с Кохеем отправили к директору, им назначили дополнительные сверхсиловые тренировки. Теперь команда за них очень переживала.

— Очень даже неплохо, — ответил Кохей. — Ты ведь знаешь, что новые грани нашей сверхспособности впервые проявились у озера и поначалу с трудом поддавались контролю — особенно слух и зрение. Но теперь нам всё лучше и лучше удается их подавлять.

— Но, вообще-то, мы пришли не поэтому, — добавил Йохей. — Мы обсуждали то, что случилось с Кайдо-куном...

— Особенно с учётом последствий, постигших Инуи-сана, когда до него добралась Рюдзаки-сан, — Кохей поёжился. — Никакое подавление не способно заглушить этот звук.

— В самом деле? — оживился Мизуки. — А что случилось?

— Ты не знал? — удивлённо взглянул на него Такахиса. — Рюдзаки-сан выпорола Инуи.

— Целых десять ударов, — добавил Йохей, стискивая руки. — Звучало просто ужасно, и, даже находясь в холле на первом этаже, мы слышали Инуи-сана, хотя он и пытался сдержаться.

Мизуки даже не старался прикрыть ладонью улыбку.
— Могу себе представить, — произнёс он и опять уставился в телевизор.

— Что ж, так или иначе, раз уж все в каком-то смысле вовлечены в происходящее из-за вечеринки, мы подумали, что, может быть, сумеем проведать Кайдо-куна и убедиться, что с ним всё в порядке, — сказал Йохей.

— Я не представляю, что можно сделать, — признался Такахиса. — Для любого из нас будет слишком рискованно отправиться к дому Юкимуры без веской причины.

— В этом не будет никакого риска — если наблюдать станет невидимка... — Кохей замолк, и они с братом многозначительно уставились на Мизуки. Такахиса последовал их примеру. Они сверлили Мизуки взглядами до тех пор, пока тот наконец не осознал, что в комнате вдруг стало подозрительно тихо. Он отвлёкся от телепередачи и оглянулся.

— Что? — подозрительно спросил Мизуки.

— Как вы смотрите на то, чтобы невидимкой проникнуть в дом Юкимуры, Мизуки-сан? — поинтересовался Йохей.

— Вам не придётся надолго там оставаться, — добавил Кохей.

Ни за что! — воскликнул Мизуки. — С какой стати мне во всём этом участвовать?

— Тем самым, ты бы изрядно подсократил нам всем ожидание, — указал Такахиса. — Особенно, Инуи.

— Это же не на соседней улице! — уставился на него Мизуки. — Каким образом я должен добраться в такую даль посреди ночи?

— Кикумару-сан мог бы вас туда телепортировать, — предложил Йохей. — И вам даже не пришлось бы заходить внутрь — просто заглянуть в окна.

— Нет!

— Ты не должен этого делать, если не хочешь, — заверил его Такахиса и твёрдо посмотрел на близнецов. — Его ответ «нет», поэтому оставьте его в покое.

Йохей и Кохей явно были разочарованы, но спорить не стали.
— Как скажешь, бучо, — протянули они в унисон и вышли из комнаты.

— Невероятно! Какая наглость! — взорвался Мизуки, скрестив руки на груди и надувшись. — Почему я должен рисковать своей шеей, изображая любопытную Варвару?

Такахиса решил не напоминать, что обычно, если Мизуки желал что-либо разведать, подобное поведение его совсем не смущало.
— Знаешь, — медленно начал он, — если подумать, то когда наставники узнают о вечеринке, первыми пострадают капитаны команд. Нас же в каком-то смысле считают ответственными за остальных, а мы позволили этой вечеринке состояться.

Мизуки нахмурился.
— Так значит если Кайдо-кун и завтра не появится в школе, вся эта история выйдет наружу?

— Я не думаю, что Рюдзаки-сан и дальше будет ждать у моря погоды, если Кайдо не вернётся, как обещал.

Менеджер команды Сент-Рудольфа испустил усталый вздох.
— Не хочу, чтобы у тебя было больше проблем, чем у остальных — и тем более не хочу, чтобы какие-либо проблемы были у меня самого. Полагаю, я могу провести небольшую разведку.

Они услышали, как где-то неподалеку, скорее всего наверху, радостно завопили близнецы Танака. Мизуки недовольно скривился, а Такахиса рассмеялся и чмокнул его в щёку.

— Пойдём поговорим с Кикумару-куном.

 


* * *

Нанджиро заглянул комнату сына, который играл в видеоигры с Момоширо.

— Эй, пацан, пора спать!

— А? — Рёма взглянул на часы. — Так рано?

Момоширо легонько ткнул его в бок.
— Ранний отбой, помнишь?

Рёма нахмурился.
— Но это же даже раньше, чем у остальных. И сегодня пятница!

Нанджиро пожал плечами.
— Ты здесь самый младший — тебе и ложиться раньше всех.

— Ты ведь от этого тащишься, верно? — пробурчал Рёма, поднимаясь с пола.

— Кто? Я? Неа! — Нанджиро потрепал проходящего мимо сына по волосам, а затем прищёлкнул пальцами. — Ох, почти забыл, тебе сегодня пришло письмо! — Он выудил из кармана своей хламиды конверт. Рёма протянул было руку, но его отец тут же отвёл письмо прочь. — Нет-нет, не сейчас! Я отдам его утром.

— Почему? — требовательно спросил Рёма.

— Потому что, во-первых, сейчас тебе пора в постель, – ответил Нанджиро и, помахав конвертом, добавил: – А во-вторых, вдруг в письме упоминается что-нибудь возбуждающее? Тогда ты всю ночь пролежишь без сна, предаваясь фантазиям, и вообще не выспишься!

— А раздразнить мое любопытство и не удовлетворить его, по-видимому, верный способ помочь мне уснуть? Ха! — Рёма вышел из комнаты, оставив позади злорадно хихикающего Нанджиро.

Момоширо покачал головой.
— Вы из тех отцов, Эчизен-сан, с которыми трудно иметь дело. Очень трудно.

Нанджиро фыркнул.
— Ты всё не так понял, Момоширо-кун. Это Рёма — ребёнок, с которым трудно иметь дело.

Момоширо проводил Эчизена-старшего глазами и понимающе улыбнулся.

— Ладно, похоже, мы оба правы.

 

* * *

Пижамная вечеринка шла полным ходом. Теннисисты Риккайдая ели пиццу, слушали музыку и обсуждали школу и теннис. Кайдо был в самой гуще событий, полностью отдавшись своей кошачьей сущности и получая море внимания от окружающих. До сих пор темы разговоров его не слишком интересовали, так как по большей части касались учителей и учеников Риккайдая, которых он не знал. Но потом, в середине обсуждения недавних теннисных матчей, прозвучало слово «Сейгаку», и разговор коснулся темы, которая Кайдо сюда и привела.

— Неужели ты действительно умудрился наябедничать о вечеринке, про которую узнал в Сейгаку, Акая? — спросил Нио Масахару.

Кирихара с жаром кивнул.

— Ага! Я даже поставил будильник, чтобы проснуться посреди ночи и позвонить.

— Вот это и называется: оказаться в нужном месте в нужное время, — заметил Янаги Ренджи, угощая Кайдо кусочком пепперони. — Мне жаль, что это коснулось и Садахару, но они нарушали правила.

— Ты узнал ещё что-нибудь интересное, пока отирался возле их команды? — спросил Ягю Хироши. — Про теннисные приёмы или что-то, не менее важное?

— Неа, в этот раз, когда я был в том старшекласснике, все игроки Сейгаку болтали только о вечеринке, а задержаться надолго я не мог, иначе опоздал бы сюда, — ответил Кирихара. — Впрочем, как сказал Янаги-семпай, со временем я подгадал почти идеально, раз уж сумел разузнать этот секрет и сделать так, чтобы их всех поймали!

— Не вижу в этом особого смысла, — заметил Санада, опершись спиной на кушетку. — Разве позволить поймать их за такую ерунду не слишком... мелко?

Юкимура пожал плечами.
— Я тоже так думал, но Акая хотел позвонить, и так как именно он обо всем этом разузнал, я позволил решать ему самому.

Маруи обхватил руками колени.
— Они до сих пор не в курсе, что у тебя тоже есть сверхспособности, верно?

— Нет, но это и неважно, — отмахнулся Кирихара. — Я не поеду в этот дом — слишком далеко от школы, да и живут там одни лузеры.

— Не говоря уже о том, что ты станешь официальным врагом №1 всех тенниксменов, если они узнают, что это ты их подставил, — сухо заметил Кувахара Джакал.

— О да, можно подумать, сейчас я у них просто суперпопулярен, — сказал Кирихара, а затем усмехнулся. — К тому же, готов поспорить, что даже их наставники не захотят, чтобы я там жил, когда узнают, в чём именно заключается моя сверхспособность.

Нио фыркнул.

— Это верно. Интересно, что за сверхсиловые тренировки они бы для тебя придумали? Никто на свете не захочет с тобой тренироваться. — Он перешёл на фальцет. — Конечно, Кирихара-кун, ты можешь завладеть моим телом и полностью подчинить его себе, ведь я уверен, ты не сделаешь ничего плохого, пока будешь им управлять! — Он покачал головой. — Да уж конечно!

Кайдо замер на месте. Завладение? Сверхспособностью Кирихары было Завладение?! Всё оказалось куда хуже, чем они даже могли представить! Неудивительно, что Кирихара так легко их подслушал — он мог вселиться в любого из учеников в том коридоре, где они разговаривали!

— Насколько я слышал, в их особняке проводится политика открытых дверей, так что никто не сможет заставить меня туда переехать, — добавил Кирихара.

«Спасибо за это всем богам», — подумал Кайдо, а затем внезапно понял, что теперь у него есть вся нужная информация, так что можно отсюда выбираться. Он начал потихоньку пятиться в сторону, но был сцапан Кирихарой, который принялся разглядывать его с хищным интересом.

— Интересно, смогу ли я управлять ещё и животными? Народ, как думаете, может, стоит попробовать?

Кайдо зашипел. Если этот ублюдок попытается завладеть им, то моментально узнает, кто он такой на самом деле!

Кайдо был как никогда благодарен Юкимуре, который отобрал его у Кирихары.

— И думать забудь, Акая, — твёрдо сказал он. — Это слишком опасно и для тебя, и для Тигра. — Юкимура опустил Кайдо на пол подальше от Кирихары, и тот со всех лап припустил из комнаты. Забежав на кухню, он нырнул под стол и осторожно огляделся. Здесь никого не было, а сама кухня из гостиной не просматривалась. Кайдо вылез из-под стола, подошёл к двери на улицу, принял человеческий облик и вышел из дома.

«Наконец-то, — подумал он, на мгновение откидывая голову назад и чувствуя, как ветер обдувает лицо. — Я свободен».

— Привет, Кайдо-кун.

Кайдо, вскрикнув, подскочил на месте, а затем прижался к стене дома на случай, если кто-то выглянет на улицу. «Кто это сказал?!» — пытался понять он, дико оглядываясь вокруг.

Когда кто-то похлопал его по плечу, он вновь подскочил. Рядом с ним никого не было! Тут Кайдо осенила ужасающая мысль: неужели дом Юкимуры охраняли призраки?!

— Хе-хе!

Погодите-ка — он знал этот смех.

— Мизуки-сан? — прорычал Кайдо.

Менеджер команды Сент-Рудольф стал видимым и со смехом ткнул в него пальцем.

— Видел бы ты свое лицо, это было бесподобно!

— Что вы здесь делаете?! — прошипел Кайдо, осторожно оглядываясь на дом. Они стояли на виду, это было небезопасно.

— Меня попросили тебя проведать, но, похоже, ты только что выбрался. — Мизуки качнул головой в сторону улицы. — Кикумару-кун ждёт в парке и наверняка сможет доставить нас обоих домой, если только ты не хочешь полетать.

Кайдо помотал головой, внезапно ощутив невероятную усталость. Он слишком долго не испытывал ничего, кроме стресса и тревоги, и теперь его подсознание требовало отдыха. Мизуки подхватил его под руку и потащил прочь от дома.

— Итак, — спросил он, когда они двинулись к парку, — ты что-нибудь узнал?

— Да, — мрачно ответил Кайдо, — нам будет лучше не связываться с Кирихарой-куном.