Actions

Work Header

Выпускной танцевальный вечер 1941 года

Work Text:

"Попрощайся со своим медвежонком, Адельфель, - призывал Жанлену, - мы уже опаздываем на полчаса. Еще немного, и они выпьют все хорошее вино, съедят все вкусные закуски и не оставят нам ни одной девушки".

"Вино и десерт. Возможно.", - Адельфель выбирал галстук-бабочку перед зеркалом. Улыбка на его лице делала его еще более очаровательным, чем когда-либо. Золотисто-розовые кудри, похожие на бутоны цветов, покрывали его макушку. Светло-зеленые глаза, словно драгоценные камни, сияли под тонкими ресницами. Его голос был полон бодрости, молодости и уверенности, которая может быть только у красивого парня: "Девочки, навряд ли". Он самодовольно подмигнул. Именно благодаря этим глазам он был мечтой каждой девушки в его классе.

"Только для тебя так". Жанлену посмотрел на Адельфеля в зеркало. Его лучший друг выбирал между небесно-голубым и светло-зеленым галстуком-бабочкой. Жанлену указал направо. Зеленый цвет лучше сочетался с глазами Адельфеля. "Я не думаю, что тебе вообще нужно тратить время на то, чтобы наряжаться. Как только ты появишься, девушки будут слетаться к тебе, как пчелы на цветы".

"Спасибо за совет и комплимент, мой друг". Адельфель улыбнулся. Он одобрил выбор Жанлену и со знанием дела завязал галстук-бабочку. На фоне белого воротника его рубашки вырез был элегантным, как у лебедя. Он пел так же красиво, как белая птица, которую Жанлену имел удовольствие слушать. В это время Адельфель пел Марш Будённого.

"Мы беззаветные герои все,

И вся-то наша жизнь есть борьба..."

С пятилетнего возраста Адельфель произносил эту фразу на устах.

Это почти превратилось в девиз, подумал Жанлену.

"Ты подумал, что будешь делать после этого?". Спросил Адельфель, с удовлетворением глядя на себя в зеркало, после того как закончил одеваться.

"Я хочу быть поваром", - ответил Жанлену, - "Я говорил тебе об этом еще зимой".

"Сейчас лето", - заметил Адельфель, - "значит, ты не передумал".

"Знаешь, я люблю готовить", - сказал Жанлену, - "Не то чтобы вы не извлекли пользу из этого.."

"Да, это так". Адельфель приятно кивнул: "Ты будешь лучшим поваром в мире, а я навсегда останусь твоим верным клиентом".

"И что ты собираешься делать?" спросил Жанлену. "Раз уж ты поднял эту тему".

"Я хочу завести собаку в саду".Адельфель ответил.

"Собака?" Жанлену немного удивился: "Это твоя большая мечта?".

Адельфель кивнул: "Почему бы и нет? Я уже давно об этом думаю".

"Какая собака?"Жанлену с любопытством спросил .

"Грейхаунд. Серая с белым мехом, как лунный свет, льющийся через лед".Адельфель быстро ответил.

"Держу пари, ты уже придумал ей имя". Жанлену догадался.

"Сияние". Ответил Адельфель: "У моей собаки должно быть имя, сияющее, как солнце".

Жанлену это нисколько не удивило. Он снова взглянул на настенные часы. "Пойдем, Адельфель, раз уж ты готов".

Не откладывая, Адельфель подошел к двери, чтобы одеть обувь.

Они опоздали уже более чем на час. Но это не имело значения. Завтра было воскресенье, летнее солнцестояние было не за горами, ночи были короткими, дни длинными, и они могли развлекаться до самого утра.

Медвежонок на подоконнике спокойно наблюдал, как они, словно воробьи, перепрыгивают через дорогу. Это был подарок Жанлену на день рождения Адельфель много лет назад, ткань была немного старая, но все еще хорошо сохранившаяся. Его светло-коричневый контур был облачен белым светом в белом ночном солнце Ленинграда, как надежда, которая светилась в этот момент в сердцах первого поколения выпускников средних школ после основания Советского Союза.

На следующий день - 22 июня 1941 года - началась война.