Actions

Work Header

унесённый призраками

Work Text:

Вэй Ин выдохнул горячий воздух на тыльную сторону ладоней и задрожал.

Снежная буря бушевала уже несколько дней, не прекращаясь, холод не спасал от зудящих следов собачьих зубов на его руках и голода, сжимающего его желудок. Вэй Ин сгорбился ещё сильнее. Он уже не мог сказать, что стало этому причиной: метель, боль от ран или голод.

Осторожно он разломил заплесневевший паровой пирожок пополам, и каждую половинку снова пополам — так ему хватит пирожка ещё на три дня. Он надеялся, что к тому времени оставшиеся кусочки не испортятся совсем.

После единственного кусочка, который смог себе позволить, его начала мучить жажда. Он, конечно, не насытился, как всегда, но сейчас этого было достаточно, чтобы он смог хотя бы заснуть. Плюсом снежной бури было отсутствие ночных хищников, которые тоже охотились бы за едой, поэтому он мог не бояться заснуть и оказаться растерзанным на тротуаре. Свернувшись калачиком, чтобы сохранить как можно больше тепла, он приготовился ко сну. В эти дни, как правило, он засыпал легко, уставший и измученный, не в силах двигаться.

Вэй Ин, должно быть, довольно быстро погрузился в сон в ту ночь, потому что следующее, что он помнил, то, что он мог различить смутные очертания кого-то, приближающегося к нему.

Кого-то белого. Белого, как снежная буря. Длинные белые волосы и одежды развевались на ветру. Призрак, тут же подумал Вэй Ин. Он слышал рассказы о белом призраке в городе, который поедал непослушных детей, которые поздно ночью выбирались из своих постелей. Раньше он верил, что белый призрак пока не может найти его, а теперь, когда он был найден, как ни странно, он не боялся.

Не тогда, когда бледная рука потянулась к нему, нежно касаясь его головы. Затуманенным взглядом Вэй Ин уставился на лицо призрака, но, казалось, что он не мог сосредоточиться ни на чём, кроме внезапного тепла, пробежавшего от макушки, до кончиков пальцев. Если Белый Призрак собирается съесть его, то он не возражает, пока ему будет так тепло.

— Спи, малыш, — раздался голос, который, кажется, был принесён ветром. — Я отнесу тебя домой.

Домой. Вэй Ин с удовольствием отправился бы домой.

.

Вэй Ин проснулся в настоящей кровати и увидел мужчину, склонившегося над ним.

— Ты проснулся, — сказал незнакомец с робкой улыбкой. Он не сделал ни единого движения, чтобы подойти ближе, выглядя неуверенным, и чем дольше Вэй Ин смотрел на него, тем ощутимее становилось молчание между ними. — Я принёс еду.

Вэй Ин не стал отказываться от подноса, поставленного перед ним. Он откусил кусочек хлеба и сделал большой глоток из чашки с чаем. Он чуть не поперхнулся, чем встревожил незнакомца, мужчина мягко похлопал его по спине и попросил есть медленнее. Он потянулся за супом раньше, чем Вэй Ин успел взять ложку, подул и скормил ему. Вэй Ин послушно раскрыл рот, радуясь идеальной температуре супа.

После третьей ложки мужчина смутился, опустил ложку, пробормотал извинения и спросил не хочет ли он поесть сам. Вэй Ин ни капли не возражал и вообще не понял к чему извинения, и потому смело попросил помочь ему с супом. Что-то изменилось в выражении лица мужчины, его улыбка стала мягче и увереннее, пока он помогал Вэй Ину с едой, иногда останавливаясь, что дать ему сделать глоток чая или откусить хлеба.

— Я бы принёс тебе больше, но, может быть, позже, когда твой желудок привыкнет, — сказал мужчина. — Он заболит, если ты съешь слишком много.

Вэй Ину тут же вспомнился паровой пирожок, который он засунул под одежду, он потянулся к нему и обнаружил, что то, что было на нём надето, не было той грязной одеждой, в которой, как он помнил, он засыпал. Та, что была на нём, была приятной, мягкой и чистой, что-то новое, светло-голубого цвета с длинными рукавами, которые скрывали следы укусов на его предплечьях. Он проверил свои кровоточащие раны и с удивлением уставился на них, видя, что они почти исчезли.

— Мой хороший друг — целитель. Он приходил на прошлой неделе, чтобы взглянуть на тебя, — сказал мужчина. — И Лао Вэнь каждый день прикладывал к ним лекарства.

Вэй Ин не знал этого Лао Вэня… И что он сказал?

— На прошлой неделе? — спросил он хриплым от боли в горле голосом. Не говоря ни слова, мужчина протянул ему чашу с тёплой водой.

— Что ты помнишь?

— Снег, — ответил Вэй Ин. — Много снега, — нахмурился он про себя, мысленно пытаясь найти самое главное воспоминание. — Белый Призрак пришёл за мной прошлой ночью.

Мужчина моргнул, и в его приподнятых бровях читался намёк на веселье.

— Белый Призрак?

Вэй Ин нетерпеливо кивнул.

— Наверное его так называют из-за белых волос. И одежда у него белая. Говорят, он ест непослушных детей, которые не приходят домой вовремя.

Это заставило незнакомца фыркнуть, и улыбка осветила лицо мужчины. У него очень приятное лицо, подумал Вэй Ин.

— Ах, Лао Вэнь не ест непослушных детей, уверяю тебя, не тогда, когда он сам непослушный ребёнок, — сказал мужчина, покачав головой. — Он принёс тебя сюда примерно три недели назад. Насколько я помню, дорога сюда от того места, где он тебя нашёл, была очень долгой. И всё время в пути у тебя была лихорадка, — он взглянул на тонкие запястья Вэй Ина, выглядывающие из рукавов. — Десять дней спустя он вернулся домой с тобой.

Ох. Так это дом Белого Призрака. Вэй Ин огляделся по сторонам. Здесь не было холодно, несмотря на то, что снег, как он увидеть, всё ещё падал за окном, разукрашивая ночное небо, и здесь была еда.

— Ты в Поместье Четырёх сезонов, — произнёс мужчина, словно прочитав мысли Вэй Ина. — Прошу простить мою невежливость. Моё имя Чжоу Цзышу. Позже ты познакомишься с Лао Вэнем. Как мне называть тебя?

— Вэй Ин. Меня зовут Вэй Ин, — Вэй Ину уже нравился Чжоу Цзышу по той единственной причине, что он не спрашивал, где его родители; честно говоря, он не имел ни малейшего понятия. — Я могу жить здесь?

— Конечно, — без колебаний ответил Чжоу Цзышу, хотя его ладонь неуверенно зависла над головой Вэй Ина, словно молча спрашивая разрешения. Вэй Ин просиял, медленно подставляя голову под прикосновение, отчего Чжоу Цзышу улыбнулся. — Поместье может стать твоим домом, Вэй Ин, если ты хочешь.

— Я хочу! — Не то, чтобы Вэй Ину было куда идти, и это, вероятно, отразилось на его лице. — Я буду помогать, обещаю!

Чжоу Цзышу весело цокнул языком.

— Не давай таких обещаний, пока ещё не знаешь в каком месте оказался, — он встал. — Тебе сейчас лучше прилечь и отдохнуть, но я не возражаю, если ты захочешь немного размять ноги.

Вэй Ин почувствовал, сколько времени он на самом деле провёл, лёжа в постели, когда его ноги задрожали, и Чжоу Цзышу мгновенно оказался рядом, чтобы подхватить его на руки. Вэй Ин машинально обхватил руками его шею, устраивая подбородок на его плече.

— Ладно. Ты можешь размять ноги позже. А пока я понесу тебя. Ты не возражаешь? — спросил у него Чжоу Цзышу. — Если ты заснёшь, я принесу тебя назад сюда.

Вэй Ин согласился, ему понравилось, как это звучало. Чжоу Цзышу завернул его в толстую синюю мантию, которая была в два раза больше самого Вэй Ина, прежде чем вынести его на улицу, где ветер сметал сугробы. Твёрдая рука успокаивающе поглаживала Вэй Ина по спине, пока они совершали прогулку по поместью. Чжоу Цзышу объяснял ему, где есть что, где чья комната. Позже он позволит Вэй Ину выбрать его собственную комнату.

Вэй Ин не мог точно сказать сколько сейчас времени. И здесь было достаточно тихо, чтобы подумать, что Чжоу Цзышу живёт здесь один; он упомянул, что у него есть несколько учеников, и что, если Вэй Ин хочет, он может присоединиться к ним, когда выздоровеет.

— Но я уже выздоровел, — запротестовал он. — Я могу присоединиться к ним завтра, — он с нетерпением ждал встречи с другими детьми, ему не терпелось поиграть и потренироваться с ними.

— Пока нет, малявка. Ещё хотя бы три дня.

— Анян, говорила, что моё золотое ядро сильное, и что я быстро исцеляюсь.

— Золотое ядро? — Чжоу Цзышу, задумавшись, замолчал. — Твои родители заклинатели?

Вэй Ин кивнул.

— Они ушли на ночную охоту. И не вернулись.

Чжоу Цзышу нахмурился, тяжело вздохнув.

— Мне жаль это слышать. Уверен, они были хорошими людьми.

Его родителей никогда не называли «хорошими» те, кто бросали на него один единственный взгляд, считая его бездомным мальчишкой, жалели и тут же забывали, свернув на другую улицу.

— Ты хочешь когда-нибудь стать заклинателем, как они? — спросил Чжоу Цзышу.

— Может быть, — пробормотал Вэй Ин. — Я не знаю. А вы тоже заклинатель?

— Нет. Поместье Четырёх сезонов не заклинательский орден. По крайней мере, не такого рода заклинатели. Хотя я могу научить тебя основам: боевым искусствам и пути меча, и помочь тебе развить тело и дух, чтобы подготовить их к заклинательству, — Чжоу Цзышу пристально посмотрел на него. — Как насчёт этого?

Если Вэй Ин не мог научиться заклинательству здесь, значит, что в конце концов ему придётся уехать и учиться заклинательству где-то ещё. Этого Вэй Ину не хотелось, не так скоро. Его хватка усилилась, но едва ли Чжоу Цзышу возражал.

— Не думай об этом сейчас. Ты ещё слишком мал, это произойдёт не раньше, чем через несколько лет, — напомнил Чжоу Цзышу. — Я строгий учитель, Вэй Ин, и не скажу, что ты готов, пока не буду действительно так считать.

— Хорошо, — радостно прошептал Вэй Ин. Он будет хорошим учеником… или нет, если это позволит ему остаться здесь подольше.

— И Лао Вэнь. Он тоже преподаёт здесь.

Вэй Ин широко раскрыл глаза, глядя на Чжоу Цзышу.

— Белый Призрак?

— Белый Призрак звучит не так плохо, если говорить о титулах.

За их спинами раздался незнакомый голос. Те же белые одежды и те же распущенные белые волосы из сказочных воспоминаний Вэй Ина. Он был спокоен и словно парил, когда приблизился к ним, и Вэй Ин не мог отвести взгляд от того, как лунный свет отражался от волос Белого Призрака.

Белый Призрак поджал губы, глядя на Чжоу Цзышу.

— Разве не слишком поздний час для осмотра достопримечательностей? — и глядя на Вэй Ина, он нежно улыбнулся. — Как ты, малыш?

— Хорошо! — ответил Вэй Ин с радостью, которую, возможно, Белый Призрак не ожидал. — А-Шу показывал мне поместье.

— А-Шу? — восхищённо он обратился к Чжоу Цзышу. — Вижу ты уже очаровал ребёнка, которого, как ты думал, я похитил.

— Ты… Ты хотя бы узнал его имя, прежде чем забрать его? — возмутился Чжоу Цзышу. Он с отчаянием вздохнул, получив лишь лёгкое пожатие плеч в ответ и ухмылку, которую Белый Призрак разделил с Вэй Ином. — Его зовут Вэй Ин. Вэй Ин, человек, которого ты называешь Белым Призраком, — Вэнь Кэсин. Но он известен, как Лао Вэнь.

— Вэй Ин, — Белый Призрак — Вэнь Кэсин — попробовал его имя. — У тебя хорошее имя, малыш, — он аккуратно заправил ему за ухо выбившуюся прядь волос. — Ты можешь называть меня Лао Вэнь.

— Но ты не выглядишь старым, — указал на очевидное Вэй Ин. — Я могу называть тебя А-Син?

Смех Вэнь Кэсина ярким звоном прозвучал в вечерней тишине.

— Этот малыш не из стеснительных, — он улыбнулся. — Думаю, мы отлично поладим.

— У него есть имя, — перебил Чжоу Цзышу. — И не поощряй его на проделки. Он будет моим многообещающим учеником.

— Айя, А-Сюй, а почему нельзя и то и другое? Кроме того, он будет и моим учеником, я научу его, каким подобает быть настоящему молодому господину, — Вэнь Кэсин подмигнул Вэй Ину. — Ты бы этого хотел, малыш?

Вэй Ин верил, что всё так и будет. Его отец говорил об учёбе раньше, но его матушка предпочитала, чтобы он играл, поэтому у него никогда не было возможности по-настоящему сесть и учиться, ни наедине со своим отцом в качестве наставника, ни с другими детьми.

На мгновение он задумывается, не сон ли всё это. В последний раз, когда он закрывал глаза, он был совсем один на улице, замёрзший и голодный, и ему не с кем было поговорить, а потом он проснулся в каком-то тёплом, большом, уютном месте с двумя добрыми людьми, а завтра обещало ему ещё большее.

Часть его сознания думала, что он, возможно, действительно был съеден Белым Призраком той ночью, хотя, если бы это действительно было так, то не А-Шу нёс бы его сейчас на руках, а его тихий отец, который предпочитал нежно улыбаться ему, а не говорить, а та, с красивым лицом, одетая в белое, была бы не А-Сином, а его матерью, такой, какой он смутно её помнил.

Может быть, когда-нибудь он сможет ясно увидеть лица своих родителей, но не в ближайшее время, когда он только запомнил лица А-Шу и А-Сина, когда Вэй Ин начал представлять, что взрослеет рядом с ними.

Вэй Ин взволновано улыбнулся тому, что ему обещал новый день.

— Мне бы очень этого хотелось.