Actions

Work Header

Пойманные мгновения.

Chapter Text

Как только тема пастора в разговоре была исчерпана, а поинтересовавшийся осведомлённостью Гиммлера Штирлиц мягко получил по любопытному носу, Шелленберга потянуло на романтику. 

- Если всё будет хорошо, вы сможете поехать в горы дней на пять, - пообещал он, - там прекрасные катанья, снег голубой, загар коричневый. Боже, какая прелесть! Как о многом мы забыли во время войны.

Шеф наверняка сам был бы непрочь послать дела к чёртовой бабушке и отправиться покорять швейцарские лыжные трассы. 

- Прежде всего, мы забыли самих себя, - решил поддержать тон беседы Штирлиц, - как пальто в гардеробе после крепкой попойки на Пасху.

- Да, как пальто в гардеробе, - задумчиво повторил Шелленберг. - Стихи давно перестали писать?

- И не начинал вовсе.

- Маленькая ложь рождает большое недоверие, Штирлиц, - осуждающе промурчал шеф, мимолётно улыбнувшись. 

- Могу поклясться. Всё писал, кроме стихов.

- Почему?

- У меня идиосинкразия к рифме, — извернулся находчивый штандартенфюрер.

Шелленберг рассмеялся и, одарив подчинённого за удачную шутку дружественным хлопком по плечу, спровадил за дверь. 

Оставшись в одиночестве, Вальтер враз посерьёзнел и призадумался. 

- Идиосинкразия у него, ага, - пробормотал он. 

Вернувшись за свой рабочий стол, шеф разведки пристально изучил корешки  книг, выстроившиеся на полках в шкафу по соседству. 

- Да, - снова уронил он, - это же надо выдумать, идиосинкразия.

Рука его сама потянулась к телефонному аппарату. 

- Дитрих, - выдохнул он в трубку и тут же чертыхнулся. Да, он же его того, в смысле нет больше этого, c веснушками. - Напомни, как тебя зовут. Да. Принеси мне медицинский словарь. Самый полный. Мне нужен том c «И».

Шеф германской разведки должен знать всё, если он чего-то не знает, то об этом никто не должен знать.