Actions

Work Header

Хак — не колдун, и это к лучшему

Work Text:

Легкий удар по голове застал Су-Вона врасплох. Он вздрогнул, обернулся и увидел Хака, сидящего на перилах уличной галереи. Тот держался на тонкой балке так легко, будто сидел в удобном кресле. Су-Вон всегда поражался этой способности сидеть на корточках на любой поверхности, будто Хак птица или кошка. 

— Вы медлите, ваше высочество, — улыбаясь, заметил Хак, и Су-Вон не смог не ответить на эту улыбку. У них завязался непринужденный разговор — как и всегда. Су-Вон многое бы отдал, чтобы эти разговоры были чаще, чтобы он мог видеть огонек в голубых глазах, хитрый прищур и легкую полуулыбку. Он был настолько очарован, что не смог не признаться:

— Если честно, я ревную, — сказал он таким тоном, чтобы фразу можно было принять за шутку. — Ты охраняешь принцессу Йону, а не меня. 

Эта полушутка-полупризнание — все, что было доступно Су-Вону. Хак прекрасен, но раскрыть ему свои чувства Су-Вон никак не мог. Слишком многое их разделяло, слишком разными они были. Даже в шутку говоря такое, Су-Вон опасался, что Хак воспримет его слова слишком серьезно, что у него появятся подозрения, что из-за длинного языка Хак отвернется от него. Но молчать… молчать тоже было слишком сложно. К счастью, Хак поддержал шутку:

— У вас есть своя охрана, ваше высочество, — ответил он, поблескивая глазами. Су-Вон скривился и капризным тоном, чуть-чуть намекая на принцессу Йону, ответил:

— А я бы хотел, чтобы меня охранял ты. 

На это Хак улыбнулся, в его глазах появилась какая-то решимость и задорный огонек:

— Тогда становись королем, — заявил он, и у Су-Вона перехватило дыхание. Он покраснел, но взгляд не отвел. Если бы Хак знал… А Хак тем временем продолжил мысль: 

— Бери в жены принцессу Йону и будь императором. Тебе ведь нужен я? Станешь королем, и я буду за вас двоих горой стоять до самой смерти. 

Хак говорил еще что-то, но Су-Вон уже не слушал. Он смотрел и запоминал каждую черточку, каждый взгляд, каждую улыбку. Йона позвала его как раз вовремя: еще немного — и Су-Вон потерял бы голову от этих слов, острого мужского запаха и пронизывающего насквозь взгляда. Вряд ли они сделали бы что-то запрещенное, но Су-Вон точно наделал бы глупостей и наговорил ерунды. Йона спасла его от позора и ссоры, и он был немного благодарен.

День прошел как обычно: в суете и общении утренний разговор забылся, отошел на второй план. Он всплыл вечером, когда Су-Вон уже готовился ко сну. Насмешливое «тебе ведь нужен я?» появилось в памяти совершенно внезапно, и Су-Вон покраснел. После фразы тут же вспомнились лукавые взгляды и черные волосы, сильные руки и плавные, будто кошачьи, движения. 

Су-Вон провел руками по лицу, но видение не пропало. К нему добавились другие: вот Хак побеждает его в дуэли, вот — тренируется с десятком противников, а вот — взбирается на крышу за лентой принцессы. Но самое приятное и тайное воспоминание Су-Вона было совсем другим. В нем Хак стоял по пояс в воде полностью обнаженный. Он весело смеялся, запрокинув голову. По спине стекали капельки влаги, а под водой было немного видно округлую накачанную задницу. От этого воспоминания у Су-Вона всегда горели щеки и появлялась тяжесть в паху, но забывать эту картину он не торопился.

Вечер прошедшего дня исключением не стал, и Су-Вон поблагодарил всех богов, что прислуга уже разошлась. Он мог спокойно, не торопясь вспомнить все подробности и посмаковать их. Устроившись на кровати полусидя, он прикрыл глаза. Хак в воображении Су-Вона выглядел почти живым, настоящим. Он представил, как Хак выходит из воды, совершенно не стесняясь, подходит поближе и впивается тонкими губами в его рот. Руки Хака обнимают его, гладят спину и хватают за задницу, а Су-Вон пытается отстраниться, чтобы никому не показалось, что ему это нравится. Но вырваться из цепких объятий Хака сложно, практически невозможно, поэтому он сдается на милость победителя и отвечает на поцелуй. 

Покорность Су-Вона раззадоривает Хака, он начинает действовать напористее: активно мнет и гладит спину, задницу, бедра, а потом разворачивает его, моментально раздевает и вставляет палец в анус. Это заставляет Су-Вона резко выдохнуть и застонать. Хак двигает пальцем быстро и уверенно, добавляя через некоторое время второй. Су-Вон не успевает сообразить, как внутри него оказывается член Хака — огромный, напряженный, налитый кровью. Хаку не нужно много времени на раскачку. Он безошибочно определяет правильный угол и начинает трахать Су-Вона жестко, с каждым движением попадая по простате. Су-Вон изгибается и стонет, подмахивая, а Хак кончает, заливая задницу Су-Вона горячей спермой. 

На этом моменте видение закончилось, возвращая Су-Вона в реальность. 

В реальности Су-Вон все так же сидел на кровати, засунув пальцы одной руки себе в задницу, а другой лаская тело, дразня соски и иногда — стоящий колом член. Ему хватило нескольких движений, чтобы кончить, вздрогнув всем телом и прошептав имя Хака. Наваждение прошло, оставив лишь липкое ощущение неправильности происходящего. 

Су-Вон поднялся, обтерся влажной тканью и умылся холодной водой. Завтра он снова встретит Хака и постарается не прятать глаза, вспоминая вечерние фантазии. Иногда он думал: что, если бы Хак был колдуном и умел читать мысли? Был бы тогда у Су-Вона шанс? Но Хак не колдун, а просто воин. Чужая душа для него — потемки. И это к лучшему, ведь это значит, Хак никогда не узнает о чувствах Су-Вона.