Actions

Work Header

Девятый вал

Work Text:

Запасись терпением в дорогу. Тебе придётся оставить Леорио. Вам вместе никак нельзя. У него учёба, будущая карьера, студенческая-человеческая жизнь, нормальная, понятная и простая как дважды два, а у тебя месть за клан. Леорио в отличие от тебя за не спасённые некогда жизни выбрал другой путь — научиться таки их спасать, а ты? Ты — убийца, оправдывающийся юношеским максимализмом, гордостью, долгом, хреновой погодой, не сладким кофе и чем только угодно, что позволит тебе легко сорваться с места в карьер. На поезде, на дирижабле, на корабле — плевать, на что есть ближайший билет, на том и свалишь, лишь бы побыстрее и подальше.

Ты боишься, что передумаешь. Неуверенность раздирает вены изнутри, вымораживает горячую кровь, словно новокаин, и остужает голову — чёртов анестетик в стылом взгляде, спокойном как штиль, непоколебимом. Когда Леорио смотрит на тебя т а к, сердце трепещет и точно не от использования нэн. Просто он чуть более здравомыслящий, пускай и не хочется это признавать, он знает, что месть эта нахрен никому уже не сдалась. Ты думал, что умнее всех, но на деле оказался всего-то самонадеяннее и взбалмошнее. Идёшь вечно напролом — бесконтрольное судно и девятый вал — т о н е ш ь, не видя ничего вокруг, кроме тёмной синевы.

Леорио не отпускает. Бульдожьей хваткой цепляется, почуяв сомнения, вгрызается до крови, до разорванного мяса, до открытого нараспашку нутра, что свернулось клубком оголённых нервов в предсердии, и касается. Его вечно сухие, шершавые, пахнущие мылом и антисептиком руки легко надавливают на нужные точки. Здесь болит? А здесь? А если так, посильнее?

Да, болит, хочешь сказать ты, но упрямо (господи, сколько же в тебе упрямства) молчишь, сомкнув искусанные губы. Леорио будто хирург вскрывает тебя, как ему будет угодно, и всматривается, переворачивает внутри всё, копается с любопытством и искренней верой в то, что помогает, что потом станет легче, что ты обязательно вылечишься и пойдешь на поправку, а ты — нет. Внутренний порядок превращается в кашу, месиво, одну большую гниющую рану. Леорио с чувством выполненного оставляет тебя — своего первого пациента, грёбаный пробник — и уходит, запирая за собой дверь. Ты тоже уходишь (сбегаешь) почти сразу же и понимаешь, что без анестезии с минуты на минуту умрёшь.

Болевой шок.

Девятый вал.

Ты тонешь.