Actions

Work Header

запомню тебя такой

Chapter Text

Они обе хранят молчание, когда наступает утро. Миё просыпается от шевеления на другой половине кровати и, опершись на локоть, сонно следит за тем, как Сумика, явно нехотя, поднимается с постели и подбирает с пола красивую ткань одежд. Солнечные лучи проникают через пространство между шторами, ложась широкой полосой тёплых золотых отблесков на обнажённую кожу Натари. В этом свете её волосы переливаются самыми разными оттенками чёрного и каштанового.


Оторвавшись от созерцания игры красок, Миё быстро выскальзывает из-под тонкого одеяла и направляется в ванную.


Быстро умывшись, она отводит пряди волос назад и застывает — впервые за последние дни она смотрится в зеркало. Её взгляд скользит по отражению, ловит крохотные капли, что после умывания стекают с лица на шею; она видит покрывающие её тело отметины. В одно мгновение перед глазами вспыхивают картины того, как она цеплялась за Сумику, красивый изгиб её плеч, горящие глаза. Всё было порывом страсти и Миё признаёт, что потеряла контроль. Отметины на теле — наиболее явное тому доказательство.


Выходя из ванной, она едва не врезается в Сумику.


— Я приму у тебя душ? — спрашивает та спокойно и вопрос скорее походит на утверждение.


Миё в ответ кивает и Сумика исчезает за дверью. Под приглушённый шум воды Миё находит свою одежду.


— Поедешь со мной в аэропорт? — в шутку спрашивает Натари, уже одетая в свои брюки с рубашкой, выхватывая у Миё из рук наполовину пустую кружку кофе и двумя большими глотками допивая её.


— Уже сбегаешь, да? И… Это приглашение? — Миё даже не жаль остатков кофе.


— Ну… Мне честно всё равно.


Миё соглашается.


Оправдывая себя исключительными скукой и любопытством, она вслед за Сумикой потащилась в треклятый номер отеля, где через время снова встретила Эрими. Они с Сумикой поприветствовали друг друга, как в первый раз, и у Миё неприятный ком в горле встал от ощущения дежавю. Чемодан собрался в считанные минуты, в течение которых Эрими и Миё периодически стреляли друг в друга колкими взглядами, а Сумика старательно делала вид, что этого не происходит. Напряжение в комнате было неистовое и сохранялось даже на входе в широкие двери аэропорта.


Опуская скучнейшие сцены багажных регистраций, какое-то время Миё с Эрими пришлось сидеть на решетчатых металлических стульях в ожидании Натари. Молчание, не настолько неловкое, как до этого, повисло между ними, и обе сидели, слушая гул живущего своей жизнью аэропорта. Какой-то частью мозга Миё подбирала правдоподобное оправдание своему присутствию, но Эрими не спросила и все выдумки пропали даром.


Через несколько минут они следуют за Сумикой к прерывистой желтой линии, за которой уже вход в походящий на контейнер зал с турникетами и табличка «Только пассажиры». Сумика несколько раз за это время одёргивает сползающую лямку рюкзака — движения немного резковатые, но вполне естественные.


— Ты боишься лететь? — вдруг спрашивает Эрими, поднимая не то грустный, не то напуганный взгляд.


— Я боюсь опоздать.


Сумика встряхивает запястьем, мельком поглядывая на часы, спрятавшиеся под рукавом, а Миё невольно ищет взглядом циферблат и, не найдя оного, продолжает стоять смирно, наблюдая за сценой. Эрими делает шаг вперед и Натари мягко заключает её в кольцо рук.


— Я буду скучать, — она крепко стискивает Сумику, как и при встрече, снова практически повисает на ней. Миё замечает, как у Мушибами на глаза наворачиваются слёзы.


— Ох, ну не плачь, — тепло говорит Сумика, немного отстраняясь.


— Я не плачу, — чуть заметно шмыгает носом Эрими и немного кривит лицо, как делают обычно люди в попытке отогнать давящую из-под глаз влагу. — Когда ты сможешь снова прилететь?


— Трудно сказать, намечается много работы… Через пол года может будет небольшое окно, я даже не знаю.


Сумика задумчиво качает головой, но, заметив как с досадой надувает губы Эрими, быстро добавляет:


— Но я могу попробовать выкроить время и прилететь.


В голубых глазах вспыхивает надежда.


— Прилетай, пожалуйста-пожалуйста!


— Хорошо, — улыбается Сумика, легко целуя девушку в макушку, и Эрими, довольная, прячет улыбку в воротнике джемпера.


Выпрямившись во весь рост, Сумика обращается уже к Миё, разведя руки в стороны в таком неожиданно дружелюбном жесте, что Миё не сразу понимает, чего от нее ждут. Они обнимаются и объятия эти какие-то на удивление формальные, деревянные.Не такие, которые могли бы быть между людьми, делившими одну постель.


— Даже не поцелуешь на прощание? — язвит Миё, понимая, что кокетка из неё никудышная. Сумика формально гладит её по плечу — словно дотрагивается до гремучей змеи. Миё сглатывает, невольно втягивая носом чужой парфюм, и морщится от осознания, что запах ей правда нравится.


У Сумики духи как формалин и в бездарной неосознанной попытке забальзамировать себя, их всех и весь этот момент Миё тянет носом глубже, застывая на мгновение в отрезке времени. Сумика только хмыкает в ответ и отступает назад, одёргивая лямку рюкзака.


Эрими машет беспокойно, совсем по-детски, возбуждённо тянет ручки вверх. «Могла бы, наверное, на голову бы мне влезла», — думает Миё. Сумика оборачивается, легко машет в ответ и с приятной улыбкой кивает головой и, вновь выпрямившись и прикрыв глаза, улыбается уже Миё.


Миё ожидала этого.


Миё прошибает от блеснувших на дне зрачков огоньков.


Миё одним взглядом лукаво скалится в ответ.


Тёмные глаза снова сверкнули и Натари, не оглядываясь, скрылась в толпе спешащих пассажиров. Миё сглотнула и поправила и так идеальный воротник, который вдруг начал поддушивать. Удивительный голод внезапно набросился на неё, под ложечкой неприятно засосало. Она обратила внимание на Эрими, что ещё всматривалась в толпу людей за прерывистой жёлтой линией — возможно, в надежде разглядеть Сумику ещё раз.


За панорамными окнами аэропорта столпились люди и приезжающие такси, из динамиков слышались неразборчивые голоса работников. И Эрими, и Миё ещё стояли на своих местах — Эрими явно в прострации, Миё… просто так. Без мыслей, без оправдания. Как тогда на крыше. И тогда у двери отельного номера. Стояла истуканом, начиная винить себя в глупости и сразу отрицать это.


Взглянув на себя в зеркало панорамного окна, она тут же очнулась, как ото сна. Пора возвращаться домой.