Actions

Work Header

ночной ветер нашептал, что мы друг друга любим

Work Text:

Звук накатывающих на берег волн становился всё отчётливее с каждым шагом, а едва уловимый запах соли и водорослей, принесённый ветерком, ударил в нос ещё задолго, придавая тёплому ночному воздуху приятную свежесть. Луна светила ярко и, казалось, этот свет нагревал ночь не хуже, чем солнце день. Песок так и норовил просочиться в обувь и успешно это делал, но разнять руки даже на минуту, чтобы исправить это, никому совершенно не хотелось.


К предложению Мидари сходить на пляж ночью Юрико сразу отнеслась скептически — идея тащиться чёрт знает куда, чтобы вошкаться в темноте по мокрому грязному песку, совершенно не прельщала. Однако Мидари не собиралась отступаться просто так — неделя уговоров не прошла зря и сейчас она была невероятно счастлива, что смогла таки вытащить возлюбленную на прогулку, особенно в такую чудесную ночь, когда ни одно облачко не закрывало собой небесный свод. Да и Юрико, будем честными, была рада, что в итоге согласилась — в конце концов, они уже так давно не выбирались на ночные свидания…


— Вон там! — Мидари едва ли не подскочила на месте, возбуждённо глядя вперед, и резво стянула с плеча лямку рюкзака. — Давай наперегонки!


— Мидари, я не…


— Догоняй! — и она тут же сорвалась с места и Юрико, едва успевшая подхватить рюкзак, чуть отшатнулась в сторону, чтобы случайно не словить ртом взметнувшиеся вверх шматы песка. Несколько песчинок всё-таки осели на подоле лёгкой туники.


Отряхнув одежду, она продолжила осторожно ступать по песку, который, тёмный даже при дневном свете, сейчас напоминал потускневшее с годами серебро. Смысла гнаться за Мидари она не видела никакого, поэтому остаток пути преодолела в своей привычной манере — гордо и неспешно, чуть подняв вздёрнутый нос и не оставляя без внимания ни одну деталь окружения, будь то обломок прогнившей от воды доски или травинки, точащие из земли, точно иглы. Тем более, если бы она тоже понеслась вперед со всех ног, кто бы тогда заметил и подобрал милые розовые сланцы, по всей видимости, слетевшие с Мидари во время бега.


Последняя же ещё минуту назад занырнула в воду. Ну, как занырнула… Скорее забежала в неё на полной скорости, даже не снимая одежды, тут-же запнулась о резко прибавившую в глубине толщу и неуклюже плюхнулась в маленькую волну, подняв вокруг себя мириады брызг. Юрико даже показалось, что несколько капель упали на её лицо, скатились по щекам, точно прозрачные слёзы — даже на вкус ведь чистая соль.


Когда над поверхностью вновь показалась темноволосая макушка, Юрико мысленно вздохнула с облегчением. Оставив рюкзак на относительно чистом клочке пляжа, Нишинотоин не могла оторвать глаз от того, как женщина перед ней, которой в этом же году стукнуло 27 лет, резвилась в прохладной воде, точно маленькая девочка. Поднявшись на ноги, Мидари погладила воду рукой, пропуская тёмные, почти чёрные от недостатка света волны сквозь пальцы, а затем подняла на Юрико полный чистого ребяческого азарта взгляд, чем вызвала непроизвольную ответную улыбку.


Это правда, подумала Юрико, она совсем не изменилась. Они совсем не изменились…


Мокрая прохлада волн приятно обволокла босые ступни, стоило Юрико сделать пару шагов вперёд. До определённого момента она пыталась игнорировать пристальный взгляд откуда-то слева, но в итоге отвлеклась от разглядывания собственных ног, тонущих в размытом песочном дне, и повернула голову в сторону смотрящей. Тень падала Мидари на лицо, привычно зелёная радужка сейчас казалась чёрной, точно оникс. Лунный свет всё также серебром растекался по бескрайнему полотну небес, маленькими звёздами отражаясь в каплях воды, что сверкали в мокрых тёмных волосах. Картину дополняла мягкая, чуть плутоватая улыбка.


Юрико понимала Мидари без слов. Не стой, иди ко мне, вот о чём говорило её выражение.


— Даже не смотри так на меня, — сказала она. — Я не собираюсь лезть ту…


Тёплую ладонь Юрико обжёг внезапный влажный холод пальцев Мидари. Секунда — и они обе оказываются в воде.


Глубина едва ли выше колена, но всё происходит настолько быстро, что Юрико кажется, будто её выкинули в бездонный открытый океан, не научив плавать. Летучая ткань одежды, повинуясь волнам, колышется, точно плавник, щекочет кожу, и в другой ситуации это могло бы быть даже приятно. Нащупав руками дно, Юрико оттолкнулась и тут-же оказалась над водой, жадно глотая ртом воздух.


— Мидари! — громко вскрикнула она, торопливо убирая волосы со лба. — Как ты мо… Ох, моя одежда!


Она раздражённо всплеснула руками, с досадой осматривая себя и безуспешно стараясь отряхнуться. Чудесная цветастая туника пропиталась влагой и прилипла к коже, выгодно очерчивая изгибы тела, и Юрико точно сгорела бы со стыда, случись подобное при свете дня.


— Посмотри, что ты наделала! — она начала было отжимать широкий рукав, но тут-же поняла, что лишь больше вредит ткани, и обречённо уронила голову на грудь.


— А мне кажется, тебе так даже больше идёт, — подала голос Мидари, с улыбкой обводя Нишинотоин взглядом.


Названная тут-же грозно сверкнула глазами в сторону Мидари, которая удачно уселась на песчаное дно. Её сдавленные смешки, грозившие вот-вот перерасти в заливистый хохот, Юрико грубо прервала, плеснув женщине в лицо водой. Внезапно ужасно гордая совершённым, Юрико скрестила руки на груди и легко ухмыльнулась, но не как я-главное-зло-этого-мира-бойся-и-трепещи, а как не-на-ту-ты-напала-милая-получи-водой-в-хлебало.


Как-то так. Но уж чего она не ожидала, так это ответного полива — выждав секунду, Мидари с энтузиазмом окатила её.


Всё, что ещё чудом оставалось сухим, теперь промокло, а безобидные плескания переросли в настоящую бойню. Кровь их кипела, на губах играли улыбки, а лунный свет пьянил, придавая всему вокруг волшебную красоту. И особенно прекрасны в этом серебристом сиянии были они. Позабыв обо всём, они, словно маленькие дети, носились друг за другом по мелководью, ногами и руками ударяя по воде, обрушивая на другую фонтан брызг, и громко смеялись, окрылённые искренней любовью друг к другу, что за десять лет нисколько не угасла и даже, казалось, с каждым днем становилась все крепче.


Отражая лунный свет, две пары обручальных колец сверкали особенно ярко. Счастливая случайность, не более — предложив руку и сердце одновременно, они так и не смогли решить, чьи же кольца им стоит использовать. Прошло уже без малого два месяца после женитьбы, а они по-прежнему не могли поверить в это. Порой им казалось, что та красивая шумная церемония была лишь их совместной фантазией, ярким красочным сном, в котором они просто чудом оказались вместе... Однако сейчас, видя, как блестят при движении пальцами тонкие кольца на чужих красивых руках, они наконец понимали, что всё было более чем реальным.


В какой-то момент, уставшие от беготни, они просто ощупью отыскали друг дружку и крепко взялись за руки. Дыхание сбитое, как после долгого марафона, каждый вдох обжигает горло острой ночной прохладой, а сердце бешено стучит в груди. Расстояние между ними столь мало и Мидари готова отдать все богатства мира за отражение холодного лунного диска в горячих глазах напротив.


Юрико закидывает руки ей на шею, прижимается совсем близко, защищая от ночной прохлады. Сквозь тонкую ткань особенно хорошо чувствуется жар тела. Её дрожь передаётся и Мидари.


Они целуются. Нежно, медленно, пробуя морскую соль на чужих губах, Мидари придерживает Юрико за подбородок, а та скользит руками по её шее, плечам, зарывается в волосы.


— Весь день думала, как бы тебя поцеловать, — Юрико трётся носом о её щёку, Мидари чувствует дыхание на своей коже. Юрико пахнет ягодами, цветами и морской солью.


— Ха… А то ты не знаешь…


И то правда...


— Ты красивая, — отстранившись, она гладит Мидари по щеке и оставляет на её губах новый поцелуй.


— Ты себя-то видела? — Мидари убирает влажную прядь ей за ухо и Юрико негромко смеётся в ответ.


Она не отпускает Мидари, а наоборот, крепче обнимает её, гладит плечи, ладонями чувствует, как под мокрой тканью вырисовываются ровные лопатки, пока Мидари зарывается руками в её волосы, убирает пряди со лба. Проходит минута, две, ночной ветер покалывает влажную кожу, но тепло между ними могло бы растопить ледники.