Actions

Work Header

Вперед в прошлое

Chapter Text

Это лeтo было поистине невероятным. Гарри никогда ещё не чувствовал себя таким довольным.

Две недели, которые он должен был провести у Дурслей, пролетели незаметно. Родственники ещё не знали, что ему нельзя пользоваться магией, поэтому Гарри вдоволь повеселился. Он даже сумел выбить для себя спальню наверху. Несколько дней он гонял кузена по дому, мстя ему за те годы, что тот не давал Гарри спокойно дойти до школы и вернуться обратно. Толстый мальчик до ужаса боялся «этой штуки», которую Гарри ни на секунду не выпускал из рук.

Правда, это дело ему скоро наскучило. Он с нетерпением ждал заветного дня, когда мистер и миссис Уизли приедут за ним. Рон написал, что его родители решили не шокировать Дурслей своим визитом, поэтому должны прибыть на своём заколдованном Форде, а не по каминной связи. Гарри понадеялся, что они воспользуются магловским способом передвижения, хотя ему очень хотелось увидеть лицо дяди Вернона, если на его идеальную лужайку внезапно свалится автомобиль.

Дурсли восприняли новость о его скором отъезде более чем радушно. Заткнув своё желание держать магов подальше от своего дома, они всецело отдались перспективе провести лeтo без Гарри.

В назначенный день в конце улицы появился синий Форд. Он громко тарахтел, оставляя за собой дымный след. Соседи, любопытно выглядывающие из окон, провожали развалюху взглядами. Гарри заметил, как тётя Петунья поджала губы. Она ненавидела слухи о себе, а теперь все домохозяйки в округе будут перетирать сплетню о «загадочных нищих гостях Дурслей».

Гарри вытащил на крыльцо свой чeмoдан и клетку с Буклей. Птица недовольно покрутила головой, а потом сонно прикрыла янтарные глаза.

— Удачных каникул! — бодро заявил дядя Вернон, захлопнув дверь за спиной Гарри. Мальчик немного рассеянно оглянулся. Ему показалось, он услышал радостный возглас «Ура!», раздавшийся с той стороны. Он хмыкнул и поспешил к синему Форду.

Семья Уизли приняла его как родного. Так было всегда, и Гарри почти не удивился этому. Ему было немного неловко, когда Артур Уизли пожимал ему руку, расспрашивая о маглах, а Молли Уизли беспокоилась о его худобе. Они ведь разговаривали с ним в первый раз и не знали, что он уже любит их, как свою семью. Хотя они и были его семьёй.

Отъехав от города, мистер Уизли включил невидимый барьер.

— Это будет здорово, Гарри! — радостно воскликнул он. Миссис Уизли покачала головой, но Гарри заметил, как улыбка тронула ее губы. Машина затарахтела от натуги и взлетела, отрываясь от шоссе. Вокруг замелькали облака, а внизу — бескрайние просторы города вперемешку с лесной границей, словно волнами накатывающей на крайние дома.

Летели они долго. Гарри успел рассказать мистеру Уизли о маглах так много, что он невольно почувствовал себя профессором Биннсом, монотонно бубнящим бесконечную лекцию. Но Артур был доволен. Вопросы лились из него бесконечным потоком, изредка прерываемые восклицаниями жены.

Снижаться они начали ближе к вечеру. Гарри нетерпеливо прижался к стеклу, глядя на океан зелени, освещённый лучами заходящего солнца. Посреди леса вдруг выросло здание, походившее на покосившуюся башню из коробок. Но каким бы причудливым, смешным и нелепым оно ни было, сердце Гарри заколотилось как безумное, приветствуя его.

Нора. Старый Форд рухнул на просёлочную дорогу и подъехал к сараю, именуемому гаражом. За ним виднелись огороды, на которых бурно что-то произрастало. А чуть подальше торчал курятник, около которого, выглядывая из-за большого ведра, сидел гном.

— Гарри, милый, пойдём, — улыбнулась миссис Уизли. — Артур отправит твои вещи в комнату Рона.

Гарри кивнул и двинулся следом за женщиной, смущённо теребящей край тёплой шали, в которую она куталась. Стоило им подойти к дому, опасно кренящемуся на бок, как на крыльцо выскочил Рон. На нём пестрела клетчатая рубашка, а потёртые джинсы были загнуты до колен.

— Гарри! — крикнул друг, сбегая вниз. Он хлопнул Гарри по плечу, гордо глядя на мальчика. — Не представляешь, что изобрели Фред и Джордж!

— Что на этот раз? — тут же взвилась миссис Уизли. Рон прикрыл рот рукой, промямлив: «Ничего...». Он густо покраснел и покосился на одно из окон, плотно задёрнутое тяжёлыми шторами.

Гарри рассмеялся. Они вместе поднялись по шатким ступенькам и вошли в заваленную прихожую. Дух тепла и уюта захватил его, проникая в каждую клеточку тела. Знакомая вешалка, на которой громоздилось так много мантий, что она едва стояла на тонких ножках. Ящик для обуви, метла, меланхолично поводящая сломанными прутьями. Из кухни пахло чем-то вкусным. Гарри слышал, как шипит масло и что-то постоянно сочно шмякает о сковороду.

— Гарри приехал? — спросил звонкий голос откуда-то сверху. Гарри поднял голову и обомлел: прямо в потолке торчал ярко-голубой глаз, напоминающий глаз Аластора Грюма. Он смотрел прямо на Гарри, изредка мигая, а потом словно всосался в потолок.

— Круто, правда? — шепнул Рон ему на ухо. Он схватил Гарри за руку и потянул наверх. — Мам, я покажу Гарри, где он будет спать.

Они взбежали по лестнице. Миссис Уизли подозрительно на них посмотрела и ушла хозяйничать на кухню, напомнив, что скоро ужин. Рон подвёл Гарри к своей спальне.

— Вот тут, ладно? — он критически оглядел комнату и быстро затолкал под кровать одинокий носок. Вся комната была увешана плакатами любимой квиддичной команды Рона. В глазах рябило от яркости и мелькающих туда-сюда фигур, но Гарри был доволен. Просто счастлив.

— Я же помню это, Рон, — Гарри улыбнулся, замечая свой чемодан, задвинутый под вторую кровать. — А что там у твоих братьев?

— О! — друга дёрнуло. — Пойдём.

Комната Фреда и Джорджа располагалась в самом конце коридора. Дверь была плотно заперта. Рон постучал. Пару секунд было тихо, а потом в крошечную щёлку в дереве протиснулся тот самый голубой глаз. Гарри отшатнулся, глядя, как наливаются кровью тоненькие капилляры, а чёрный зрачок обшаривает его лицо. Глаз втянулся обратно, дверь распахнулась, и в коридор выглянул улыбающийся Фред.

— Ну как? — спросил он, почёсывая нос. На самом кончике красовалось маленькое чёрное пятнышко, а на скуле алел синяк. За спиной юноши появился его близнец. Джордж выглядел ещё хуже: несколько прядей его волос обгорели, а губа кровоточила.

— О Мерлин! — ахнул Рон, втискиваясь между братьями в комнату. Гарри последовал его примеру. Внутри было очень дымно, на большом столе стояли колбочки, баночки и коробочки всяческих размеров. Некоторые трепыхались, словно живущее в них пыталось вырваться, а от некоторых пахло так отвратительно, что пришлось зажать нос.

— Ну и как вам Гляделка? — Фред оторвал от двери короткую трубку, заканчивающуюся желеподобным глазом. Гарри брезгливо оглядел изобретение.

— Она может посмотреть сквозь любую стену? — спросил он, когда братья продемонстрировали возможности Гляделки. Нужно было просто приставить её к любой поверхности, и «глаз» просачивался сквозь неё, давая возможность увидеть, что с другой стороны. Видно было плохо, немного размыто, но Гарри всё равно понравилось.

— Если только стена не заколдована. Мы бились над ней несколько месяцев, но в Хогвартсе очень хорошая защита, — Фред и Джордж переглянулись, усмехнувшись. Они сели на одну из кроватей, выудив из-под подушки тюбик мази. Гарри, изогнув шею, прочитал его название «Гель для заживления ран от мадам Хлопкинс». Рон пристроился на другой кровати, и мальчик уселся рядом с другом, ожидая рассказа.

— Гарри, вот скажи, имея мантию-невидимку, тебе никогда не хотелось... — близнецы снова переглянулись. Джордж закатил глаза к потолку и принялся втирать гель в свою губу. Фред ухмыльнулся и продолжил, понизив голос, — ...подглядывать за девчонками. А?

Гарри опешил. Рон глупо хихикнул, и на его веснушчатом лице расползлись красные пятна. Гарри и самому вдруг стало стыдно. Он вспомнил, как боялся посмотреть на Чжоу, когда был в неё влюблён. Сколько понадобилось мужества, чтобы просто пригласить её на бал? А тут... подглядывать. Однако от мысли о расплывчатом женском силуэте, окружённом влажными парами, у него в голове взорвалась петарда. Тепло хлынуло по телу, скручивая внутренности в узел. Гарри вцепился в матрац пальцами, стараясь отстраниться от этого видения, за которым плавно подошли воспоминания о Джинни...

Фред и Джордж расценили его молчание по-своему. Хорошо, что они не могли прочитать мысли Гарри, а то едва ли обрадовались бы его мечтам об их младшей сестрёнке.

— Ну вы и извращенцы, — пробубнил Рон, задумчиво поглядывая на Гляделку. — И за кем вы пытались подглядывать? Вам больше нечем заняться?

— Ронни, Ронни, Ронни... — покачал головой Джордж, передавая мазь Фреду. — Ты ещё так юн и неопытен.

— Не зови меня так!

— Стены Хогвартса очень прочные, а мы не знаем, где их слабое место. Так что ни за кем мы не подглядываем, — Джордж хитро стрельнул глазами в сторону Гарри и Рона. — Да и эту штуку мы делали чисто для развлечения. Думаем, когда-нибудь можно будет попробовать продать её в отдел Защиты.

— У маглов есть глазок на двери, — подсказал Гарри, — чтобы видеть, кто пришёл. Но волшебники этим не пользуются, поэтому ваша Гляделка может пригодиться.

Близнецы обрадовались. Они показали Гарри ещё несколько своих изобретений. Среди них была сильно упрощённая, начальная версия кровопролитного батончика, взрывательные орешки и многозарядная петарда.

— Мы сейчас разрабатываем порошок «Мгновенной тьмы», про который ты нам рассказывал, и Удлинители ушей. Правда, мы ещё не разобрались, как они действуют, — признался Джордж. Гарри не мог им помочь, он только в общих чертах описал идею. Трансфигурация не была его сильной стороной.

Минут через пятнадцать снизу раздался крик миссис Уизли. Близнецы спешно затолкали изобретения под кровать Фреда и вместе с Гарри и Роном спустились вниз.

За столом собралась уже вся семья Уизли. Гарри сел рядом с Джинни, дружелюбно улыбаясь девочке. Она тут же покраснела и отвела взгляд. Рон хихикнул и глупо улыбнулся в тарелку, а Перси, сидящий напротив, закатил глаза.

 

Через неделю Гарри уже настолько привык к жизни в Норе, что напрочь забыл про то, что он тут гость. Утром они завтракали, а потом играли в квиддич на лужайке недалеко от дома. Вместо мячей у них были яблоки, но всё равно было очень весело — особенно когда яблоки стучали в окно Перси и отвлекали его от книг. Иногда Фред и Джордж просили помочь собрать ингредиенты для зелий в близлежащем лесу. Ползать под кустами было не очень приятно, но зато можно было улизнуть из-под бдительного ока миссис Уизли.

Гарри было интересно абсолютно всё в волшебном доме. Рон продемонстрировал ему упыря, прячущегося на чердаке. Там сильно воняло чем-то протухшим, и мальчики спешно ретировались.

Артур Уизли часто спрашивал у Гарри про изобретения маглов. Оказалось, что в сарайчике-гараже у него целая мастерская. Естественно, спрятанная от миссис Уизли. Там он собирал и разбирал кофеварки, тостеры и прочую мелкую бытовую утварь. Механизмы отказывались работать в активном магическом поле, поэтому пришлось перекраивать их на свой лад.

Время, проводимое в бесконечной радости и безмятежности, скакало, словно безумное. Гарри наслаждался каждой секундой. В самом начале он думал, что будет чувствовать себя неловко рядом с Джинни, но, как оказалось, его страхи были необоснованны. Он чувствовал горячую симпатию к крошечной девочке, любопытно таскающейся за старшими братьями, но симпатия эта носила чисто семейный характер. Хотя вечером, ложась в кровать и прикрывая глаза, Гарри вспоминал о взрослой Джинни гораздо чаще, чем в Хогвартсе.

Однажды он проснулся посреди ночи, чувствуя, как горят щёки. Рон безмятежно посапывал на своей кровати, сбросив одеяло на пол и свесив ногу с неё. Гарри медленно прикрыл глаза, стараясь вспомнить, что только что ему снилось. Размытые воспоминания из Хогвартса, тонкий силуэт, мягко обнимающий его за плечи. Жар прокатился по телу, а рука медленно двинулась по животу.

Его ладонь коснулась резинки пижамных штанов. В этот момент Рон всхрапнул и медленно соскользнул с кровати. Он вскрикнул и осоловело огляделся, потирая ушибленную коленку.

— Гарри? Разбудил? — хрипло спросил Рон, забираясь в кровать. Он рассеянно пошарил вокруг, пытаясь найти одеяло, а потом догадался поискать внизу.

— Всё в порядке. Спи, — сердце Гарри колотилось, как безумное. Он смотрел, как друг натягивает одеяло и переворачивается на бок. Когда Рон снова заснул, Гарри тихо выскользнул из горячей постели, проклиная своё смущение, и направился в душевую.

Лето было в самом разгаре. Мистер Уизли разрешил братьям ходить на речку, находящуюся не так уж далеко от Норы. Гарри сильно обгорел, но специальная мазь сняла красноту, сменившуюся сочным загаром.

— Может, нам тебя покрасить? — задумчиво предложил Фред, запуская пальцы в густые чёрные волосы мальчика. — Думаю, ярко рыжий подойдёт к твоим глазам.

— Ещё одного Уизли Хогвартс не выдержит, — засмеялся Джордж, уводя близнеца. Они уже несколько дней гонялись за каким-то редким цветком по всему лесу. Гарри, Рон и Джинни пытались им помочь. В книге «Лечебные травы» было написано, что растёт многоцветковая мухомория вблизи старых трухлявых пней, а иногда — в камышовых зарослях. Как оказалось, она ещё покрыта острыми крепкими шипами, не подпускающими любопытные руки к нежным бледно-розовым цветочкам. Джинни поцарапалась о камыши, а Фред распорол руку одним из шипов.

— Настоящее зверство, — пожаловалась Джинни, разглядывая порванный край майки. Она искоса глянула на Гарри и стёрла со щеки влажный след от брызг. Гарри улыбнулся: ему нравилось, что девочка поборола свой страх общения с ним. Хотя щёки её пунцовели, и от этого волосы казались ещё ярче.

— Не то слово, — сказал Джордж, которому выпала честь нести вырванную с корнями мухоморию домой. Её колючки слабо трепыхались, стараясь царапнуть по его пальцам.

Вечером они вернулись с потрёпанным, изрядно поломанным трофеем и боевыми увечьями. Миссис Уизли, завидев окровавленную руку Фреда и царапины дочери, запретила им соваться в лес.

Хотя к тридцать первому июля этот запрет был снят. В день рождения Гарри им позволили весь день носиться на мётлах по окрестностям. Джинни неплохо держалась в воздухе, и Гарри был страшно ею горд. Смущающие сны больше не приходили к нему, поэтому он чувствовал себя свободно и спокойно рядом с ней.

В Норе его ждал шикарный ужин, приготовленный миссис Уизли. Гарри был благодарен и едва сам не расплакался, завидев трогательные слёзы в её глазах. Его тискали и поздравляли весь вечер, почти силой запихивая в рот бесконечные закуски и десерты. А потом мистер Уизли принёс большую коробку, наполненную подарками для Гарри.

— Поздравляю! — лучисто улыбаясь, сказал он. Гарри забрал коробку и устроился в гостиной в окружении рыжих братьев. Он не мог перестать глупо смеяться, чувствуя себя самым счастливым мальчиком на свете. Это был лучший день рождения в его жизни, за который он ни разу не вспомнил ни о Волдеморте, ни о крестражах, ни о Малфое, ни о будущих трудностях... День обычного мальчика.

Гермиона подарила ему книгу «Квиддичные команды ХХ века» с краткими сводками о каждой. Хагрид — коробку домашнего печенья и свисток, приманивающий почтовых сов. Фред и Джордж вручили пробную версию «гляделки» и пакет со всевозможными конфетными фокусами. От Рона Гарри получил набор по уходу за метлой, а от Джинни — открытку, украшенную сбоку маленьким поцелуем. Гарри спрятал её от глаз любопытных братьев.

И лето понеслось дальше... Однако ход его сбавлялся, с каждым днём Гарри всё больше думал о Хогвартсе. О том, что скоро им придётся отправляться в Косой Переулок за покупками. А там — встреча с семейством Малфоев и подкинутый в вещи Джинни дневник Тома Реддла.

Гарри с нетерпением ждал этого. У него подрагивали пальцы, когда он думал о том, как получит крестраж. Это будет легко, если всё пойдёт своим чередом. Он рассказал об этом Рону, Фреду и Джорджу. Братьев поразила способность дневника показывать прошлое.

— Есть что-то... будоражащее в том, чтобы увидеть воспоминания Сам-Знаешь-Кого, — тихо произнёс Фред. Гарри посмотрел на него, и юноша тут же замолк.

Через несколько дней им пришли письма из Хогвартса. Их принёс Перси, наконец показавшийся из своей комнаты раньше обеда. За все каникулы Гарри перебросился с ним от силы парочкой фраз.

— Стрелка ввалилась в мою комнату и разбросала их по полу, — пожаловался он, складывая стопку писем на край стола. — Едва не уронила чернильницу на мой проект.

— Какая жалость! — воскликнул Джордж, всплёскивая руками. — Испортить твой проект! Какой? Тот, который нужно закончить к концу года?

— В отличие от вас, раздолбаев, я думаю о будущем заранее, — процедил Перси, намазывая хлеб тонким слоем масла. Близнецы переглянулись, словно мысленно договорившись подстроить брату какую-нибудь пакость. Они раздали всем письма.

Гарри углубился в чтение своего. Он с удовольствием отметил, что книг Локонса нет в списке. Зато присутствовал учебник «Базовых защитных и атакующих заклинаний». Жаль, что списка учителей не прилагалось, но Гарри понадеялся, что Дамблдор нашёл Люпина.

Фред отложил своё письмо и заглянул под руку Гарри.

— Хорошо второму курсу, — задумчиво пробормотал он, поправляя глухо застёгнутый ворот пижамы. — У вас предметов поменьше.

Он искоса глянул на родителей.

— Комплекты книг стоят немало. Где мы возьмём столько денег? — спросил Джордж. Гарри спешно отвёл взгляд, как делал всегда, когда речь заходила о деньгах. В его сейфе хранилось настоящее богатство, которым он был бы рад поделиться с этой тёплой семьёй. Но никто бы не принял его золота, поэтому Гарри скромно проковырял траншею в овсянке, слушая миссис Уизли.

— Сэкономим на чём-нибудь, — неуверенно сказала она, глядя на мужа. — Мантию Джинни можно купить в уценённом магазине.

— Может, напишем Гермионе? Мы можем встретиться в Косом Переулке и вместе пройтись по магазинам, — предложил Рон, стремясь отвлечь внимание Гарри от семейных проблем. Мальчик поддержал эту идею, и они с другом пошли наверх сочинять послание.

За лето они уже получали несколько писем от Гермионы. Девочка советовала им налечь на учёбу, чтоб не отстать в начале года, но горячо поддержала идею встретиться в Косом Переулке через несколько дней.

В среду миссис Уизли разбудила ребят рано утром. Проглотив каждый с полдюжины бутербродов с беконом, мальчишки натянули куртки, а миссис Уизли сняла с каминной полки цветочный горшок и заглянула в него.

— Совсем мало осталось, Артур — вздохнула она. — Не забыть бы купить. Гарри, давай, ты первый.

Гарри смело шагнул вперёд.

— Я знаю, как им пользоваться, — сказал Гарри миссис Уизли. Она кивнула, протягивая ему горшок с порохом. Зачерпнув немного, он выпрямился и громко сказал. — Косой Переулок!

Зелёное пламя взмылось вокруг него, заслонив семью Уизли. Оно подхватило Гарри, завертело, закружило и понесло куда-то. Мимо неслись каминные решётки, но Гарри не успевал разглядеть, что за ними. Он закрыл глаза, и через пару мгновений его выбросило из камина на холодный каменный пол.

— Осторожно! Отходим! Быстрей! Отходи! — раздался над ним старческий голос. Гарри спешно поправил очки, запачканные сажей, и отполз в сторону. Поднявшись, он огляделся.

Гарри стоял в небольшой комнате, в которой было целых три камина. Один из них загорелся, и из пламени выскользнул маленький белокурый мальчик. Гарри подумал, что это Малфой, но мальчик был незнакомым. Он, не глядя по сторонам, выскочил из лавки.

Гарри подошёл к высокому шкафу, уставленному различными баночками с Летучим Порохом. Разглядывая их, он дождался, пока всё семейство Уизли появится из каминов.

— Всё хорошо? — спросила миссис Уизли, отряхивая его мантию. Гарри кивнул, и она ласково улыбнулась.

Выйдя на улицу, пёстрая компания направилась в банк Гринготтс. Гарри почувствовал себя просто отвратительно, когда увидел содержимое сейфа Уизли. Там лежала жалкая горстка серебряных сиклей и всего лишь один галлеон. Миссис Уизли хорошенько пошарила по углам и одним махом смела все монетки в свою сумочку. Они доехали до сейфа Гарри, и он, закрыв обзор своей спиной, быстро распихал галлеоны по карманам.

На мраморной лестнице компания разделилась. Перси пробормотал что-то про новое перо, а Фред и Джордж встретили своего школьного друга Ли Джордана. Остальные отправились к Дырявому Котлу, где должны были встретить семейство Грейнджер.

Долго ждать не пришлось. Минут через десять каменная арка раскрылась, и за ней появилось лицо Тома, владельца бара. Он вежливо пропустил маглов вперёд, и арка за ним захлопнулась с противным скрежетом.

— Здравствуйте! — мистер Уизли тут же подскочил к чете Грейнджер, с восхищением глядя на них. — Меня зовут Артур Уизли, я отец Рона.

Мистер Грейнджер неуверенно кивнул, со страхом глядя на громкого мужчину. Его хрупкая жена вцепилась в его руку, и её взгляд скользнул к волшебной палочке в руке мистера Уизли. Молли поглядывала на мужа осуждающим взором и успокаивающе улыбалась маглам.

Гермиона выскочила из-за спины родителей.

— Привет! — радостно поприветствовала она друзей. Заметив Джинни, Гермиона улыбнулась и ей. — А ты Джинни, да? Сестра Рона?

— Да, — ответила девочка. — А ты Гермиона. Рон рассказывал о тебе.

Рон смутился и отвернулся к прилавку с котлами. Гарри засмеялся, размышляя о том, не стоит ли ему подтолкнуть их отношения. Но, представив гору неловкостей и проблем, которые возникнут у его друзей, он отложил эту мысль на потом.

Мистер Уизли предложил вместе пройтись по магазинам. Он уже успел разговорить Грейнджеров и теперь с немым восторгом вертел в руках мобильный телефон. Он не работал из-за магии вокруг, но это не делало «невероятное чудо техники и прогресса» хуже в глазах мистера Уизли.

Он пригласил Грейнджеров пропустить стаканчик в баре, и те согласились, уже не надеясь, что странный мужчина отвяжется от них. Миссис Уизли увела Джинни, оставив Гарри, Рона и Гермиону закупаться самим.

— Через час встречаемся в книжном магазине «Флориш и Блоттс», купим для всех учебники, — сказала миссис Уизли напоследок и, крепко держа Джинни за руку, засеменила в сторону одёжной лавки.

Гарри с Роном и Гермионой побрели по извилистой, вымощенной булыжником улочке.

Желание тратить деньги на бесполезные покупки преследовало Гарри постоянно. Вокруг было столько всего интересного и блестящего, а в его карманах было столько золотых и серебряных монет... Гарри упрямо сдерживал себя. Но около кафе не выдержал и купил три больших рожка клубничного мороженого с шоколадом и арахисом, которые друзья с наслаждением уплели.

Ходили они долго, разглядывая витрины лавок. Вдруг у Рона загорелись глаза: в окне лавки «Всё для квиддича» красовался полный комплект экипировки любимой команды Рона «Пушки Педдл». Гермиона оттащила его от витрины и повела друзей в соседнюю лавку пишущих принадлежностей за чернилами и пергаментом. Там они встретили близнецов с Ли Джорданом. Те застряли у прилавка с холодными и влажными чудо-хлопушками доктора Фейерверкуса. А в крошечной мелочной лавке, торгующей сломанными волшебными палочками, испорченными медными весами, старыми заляпанными мантиями и прочим хламом, наткнулись на Перси. Он стоял у прилавка, углубившись в скучнейшую книжонку «Старосты, достигшие власти». Рон скривился, прочитав содержание на обороте.

— Отстаньте от меня, — сухо сказал Перси, строго глядя на ребят. Те кивнули, направившись дальше.

Через час они поспешили в «Флориш и Блоттс». Подойдя к магазину, друзья увидели огромную толпу у входа, рвавшуюся внутрь. В верхнем окне висела большая вывеска:

Златопуст Локонс подписывает автобиографию «Я — ВОЛШЕБНИК» сегодня с 12.30 до 16.30.

— Ох, — воскликнула Гермиона, — я читала его книги. Он собирался быть профессором ЗОТИ в этом году, но Дамблдор взял кого-то другого.

— Вот и хорошо, — резко оборвал её Гарри. — В «тот раз» он был отвратительным учителем. Трус. И обманщик.

— Зато какой красивый, — вздохнула какая-то женщина, случайно услышавшая слова Гарри. Друзья оглянулись и поспешили протиснуться внутрь. У входа стоял какой-то потёртый волшебник, призывающий всех к порядку. Миссис Уизли стояла недалеко. Гарри легко заприметил яркий цвет её волос.

— О, вот и вы, — сказала она, заметив троицу у дверей. — Быстрей, сюда. Сейчас мы увидим Локонса!

Рон демонстративно зевнул. Гермиона, не слушая причитания друзей, пробилась почти в первый ряд. Локонс появился минут через пять и ослепительно улыбнулся толпе поклонниц.

«Хорошо, что он не будет вести у нас занятия» — мстительно подумал Гарри, припоминая, как волшебник пытался наложить на них с Роном Обливиэйт.

Коротышка с фотоаппаратом прыгал вокруг Локонса, одетого в ярко-голубую мантию под цвет глаз. Гарри пригладил чёлку, пряча шрам и отходя в тень книжных стопок. Он едва не налетел на кого-то и хотел было извиниться, как ехидный голос произнёс ему на ухо, манерно растягивая слова:

— Настолько ослеплён сиянием этого идиота, Поттер, что не видишь, куда идёшь?

Гарри резко обернулся. Позади него стоял Драко Малфой и улыбался нагловатой улыбкой. Он подпирал собой лестницу, надменно оглядывая жаждущую внимания Локонса толпу. Гарри тут же решил, что мальчик просто завидует.

— Прости. Просто ты такой невзрачный, что я тебя и не заметил, — сказал Гарри, разглядывая людей вокруг Малфоя. Люциуса не было видно, хотя он должен был быть здесь.

— Возможно, тебе просто нужны вторые очки, Поттер, — лицо Малфоя ожесточилось. Кто-то рядом пискнул, и мальчики синхронно повернули головы. Коротышка, который поливал Локонса морем вспышек, с изумлением глядел на лоб Гарри.

— Поттер? Гарри Поттер! — пропищал он и, цепко схватив Гарри за руку, потащил его в толпу. Малфой растерянно смотрел им вслед. Рон кинулся за Гарри, но ему преградила путь весьма габаритная женщина в малиновой мантии.

— Кто это у нас? — воскликнул Локонс, глядя на мальчика, вытолкнутого к нему.

— Снимок для «Пророка». Златопуст Локонс и Гарри Поттер! — коротышка приготовился фотографировать, нацелив камеру прямо в лицо Гарри.

Мальчик попытался улизнуть от руки Локонса, но тот крепко ухватил его за плечо, притягивая к себе.

— Улыбнись шире, Гарри! — нараспев сказал он, и в следующую секунду Гарри ослепила вспышка фотоаппарата. Локонс хотел развести речь, но стоило его хватке ослабнуть, как Гарри, пробормотав невнятное: «Я тороплюсь, извините», кинулся в толпу.

Она расступилась, пропуская его, и тут же сомкнулась снова, оставив Локонса растерянно глядеть вслед убежавшей звезде.

— Гарри! — Рон подскочил сбоку, сжимая в руках два набора учебников. И когда он только их купил?

За ним семенили Джинни с Гермионой. Миссис Уизли всё ещё слушала речь Локонса, но Гермиона довольствовалась лишь заколдованной фотографией на обороте подписанной книги. Джинни и вовсе пренебрежительно поглядывала на Златопуста, перебирая потрёпанные, дешёвые учебники.

— Ты как? — спросила Гермиона. Она забрала у Рона комплект книг и всунула его в руки Гарри. Тот не успел ответить, как рядом с ним, словно из воздуха, появился Драко Малфой. Он выглядел ещё более сердитым, чем прежде.

— Как? — издевательски хмыкнул он, оглядывая Гарри с ног до головы. — Поттер не успел войти в лавку, как тут же попал на первую страницу «Пророка». Готов поспорить,он в восторге

— Отстань от него, — ощетинилась Джинни, стоявшая к Драко ближе всех. Она оказалась неожиданно низкой, и Малфой почти с удивлением опустил голову, разглядывая её.

— О, Поттер, завёл себе подружку, — мерзко ухмыльнулся слизеринец. За его спиной выросла высокая тень. Гарри сглотнул, глядя в надменное лицо Люциуса Малфоя, тяжело опустившего ладонь на плечо сына.

— Не груби, Драко, — сказал он приторно-сладким голосом, ухмыляясь в точности, как его сын. — Это невежливо.

Малфой-младший скривился, пряча от отца лицо, и шагнул в сторону. В этот момент у дверей появился мистер Уизли и Грейнджеры, любопытно оглядывающие толпу волшебниц. Люциус Малфой смерил их таким взглядом, будто ему на глаза попались два дохлых таракана.

— Артур, какой приятный сюрприз, — голос Люциуса выражал всё его отношение к приятности «сюрприза». Гарри покосился на Драко, который с непроницаемым лицом оглядывал книжные полки. Видимо, ему запрещалось вмешиваться в словесные пикировки отца.

— Люциус, — мистер Уизли отправил Грейнджеров к пухленькой волшебнице-продавщице, а сам подошёл ближе, презрительно глядя на статного блондина.

— Слышал, у тебя прибавилось работы. Эти рейды... Тебе хоть платят за них? — спросил Малфой-старший, запуская руку в котёл Джинни. Он выудил оттуда старый учебник по зельеварению первого курса, с наигранной внимательностью его осмотрел и презрительно бросил. — Хотя, судя по качеству купленного, — нет.

Гарри проследил за тонкой бледной рукой, возвращавшей книгу в котелок. Его сердце билось так быстро, что, наверно, можно было заметить, как он дрожит. Хотелось непременно достать дневник, но он знал, что нужно подождать.

— Стоит ли позорить имя волшебника, Артур, если за это не платят? — скабрёзно улыбаясь, спросил Люциус.

— У нас разное представление о том, что позорит имя волшебника, Малфой, — выплюнул мистер Уизли, медленно наливаясь краской. Гарри предупредительно вцепился в руку Рона, а тот коснулся рукава отца.

— Что может быть хуже, чем общение с маглами? — спросил Люциус и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Встретимся в министерстве, Артур. Если, конечно, тебя когда-нибудь вызовут на верхний этаж.

Он развернулся к выходу, взметнув полы чёрной мантии. В его руках мелькнула трость. Кивком головы Люциус приказал Драко следовать за ним.

— Встретимся в школе, Поттер, — бросил на прощание Малфой, эффектно вскинув тонкие брови. Гарри даже не хотелось отвечать. Он жаждал, чтоб блондинистая семья удалилась, оставив их в покое. Стоило Малфоям скрыться за дверью, как мальчик бросился к Джинни, заглядывая в её котёл.

Учебник зелий, заклинаний, трансфигурации, истории... Дневника Тома Реддла не было среди её книг.