Actions

Work Header

Сказки старого кладбища

Work Text:

— Поезд отменили?

Ван Си стоит на платформе уже полчаса. Первые пятнадцать минут он был занят телефоном, потом почувствовал что-то неладное, и остаток времени пытался вспомнить, не было ли изменений в расписании. Вопрос он задаёт самому себе — стоять в абсолютном одиночестве на станции глубокого залегания с низким потолком становится жутковато, и звук собственного голоса немного успокаивает. Стоит выключить музыку в наушниках, и Ван Си ошеломляет тишина — не слышно ни шагов, ни отдалённых голосов, ни писка турникетов, из тоннеля не идёт воздушная волна, спешащая впереди поезда, не гудят лампы. Должны гудеть, правда же? Ван Си поднимает голову — лампы дневного света горят нереально ровно. Ну, это не пугает — в конце концов, старомодные флуоресцентные лампы вполне могли точечно заменить на лампы последнего поколения, которые не раскочегариваются по пять минут, чтобы затем ещё и нестабильно светить. А тихо потому что поздно, около полуночи, метро скоро закрывают, и вряд ли Ван Си останется здесь до утра, каким-то чудом укрывшийся от глаз работников станции.

Да, так и есть. Надо ещё просто немного подождать.

Ван Си садится на скамью у стены и прячет наушники в карман. Поезд появится из тоннеля справа, его можно заметить сразу, но Ван Си не хочет рисковать, поэтому смотрит и слушает. В темноте за поворотом на мгновение, слишком короткое для медлительного мозга, появляется вспышка и бросает блик на стену.

Ещё минут десять, решает Ван Си, и нужно будет подняться на поверхность, чтобы вызвать машину до дома. Возможно, кто-нибудь из друзей сможет забрать его отсюда.

wang_xi 23:24:
кто-нибудь в курсе, оранжевой ветке отдельно меняли расписание? это вообще возможно?

SERAPH 23:26:
Вообще из-за ремонтных работ может быть. Но об этом предупреждают либо по громкой связи, либо на табло. Ты не слышал?

wang_xi 23:27:
не, такое ощущение, что тут вообще никого нет. может, я не там пересел

SERAPH 23:27:
Поезд вряд ли бы остановился на закрытой станции.

diva_gt 23:27:
тебе страшно?

wang_xi 23:26:
с чего бы вдруг?

diva_gt 23:28:
мне было бы страшно

SERAPH 23:29:
Мы немного не об этом?

wang_xi 23:28:
ну ладно, не особо важно. я пойду, если кто-то может меня забрать отсюда, было бы здорово

SERAPH 23:30:
Ван Си, если нужно, я могу тебя забрать.

wang_xi 23:29:
буквально только что сказал об этом

SERAPH 23:31:
?

diva_gt 23:31:
может, у него не ловит?

wang_xi 23:28:
да ловит у меня, я всё вижу

wang_xi 23:27:
Юй Ди, лови геолокацию

diva_gt 23:32:
попробую ему позвонить

wang_xi 23:27:
вы прикалываетесь?

diva_gt 23:33:
недоступен. телефон разрядился, скорее всего. я теперь волнуюсь

wang_xi 23:26:
???????????????

SERAPH 23:34:
По крайней мере, я знаю, откуда он уезжает. Подъеду и подожду его у выхода со станции.

wang_xi 23:26:
Тяньхэ, стесняюсь спросить, а ты мне вообще звонил?

Ван Си задумчиво смотрит на спаренные галочки возле каждого своего сообщения и решает больше ничего не писать. Если это такая шутка — очень забавно, но Ван Си искренне надеется, что Юй Ди действительно приедет и подождет его.

— Я не опоздал?

На скамейку рядом с Ван Си почти падает взъерошенный запыхавшийся мальчишка, роняет под ноги тяжелую сумку и обмякает с довольным стоном.

— Поезда ещё не было, — Ван Си бросает на него взгляд и неожиданно для себя морщится — резко запахло горелой бумагой. Мальчишка, с интересом глядящий в сторону тоннеля, кажется, ничего не почувствовал. — Всё равно следующий через несколько минут прошёл бы.

— Мне нужен этот, — живо отзывается собеседник. — Я Шэнь, кстати.

— Ван Си. Так спешите?

— Кошмарно опаздываю! Бабушка никогда не любила ждать, а тут я, такой раздолбай. Хотите конфетку?

Ван Си хочет, но что-то удерживает его.

— Нет, спасибо. Бабушке везёте?

Шэнь смеется и закидывает конфетку в рот.

— Нет, она не любит сладости. Я просто к ней надолго, а это мой стратегический запас.

— Она далеко живёт?

— М-м… Смотря откуда идти. Ближе от станции Цзяохуачан. Можно от Шуанхэ, там так-то по ощущениям нет разницы, сколько идти.

Ван Си, которому ответили не совсем на тот вопрос, который он задал, слегка растерялся. Ладно, не страшно, Шэнь не так его понял, а уточнять, что имелось в виду, не хочется.

— А вам правда нужен именно этот поезд? — Шэнь наклоняет голову и с любопытством смотрит на Ван Си.

— Ну… да. Только у меня пересадка.

— А, значит, не этот. Я ещё не научился отличать тех, с кем мне по пути, а кому с пересадкой.

Ван Си старается сохранять спокойствие. А если этот Шэнь буйный? Слегка сумасшедший, это видно. Может, его выписали только что или он сбежал из лечебницы?

— Ой, да вы не поймете, а я так говорю, как будто вы всё уже знаете! Извините.

Шэнь слегка кланяется, и Ван Си отвечает лёгким кивком. Пронесло. Адекватный душевнобольной. Да и, в общем-то, выглядит прилично: белый чистый спортивный костюм, слегка растрепанные чистые волосы, улыбка светлее, чем лампы подземки. От созерцания собеседника Ван Си отвлекает долгожданный стук колёс, но прежде чем он успевает подняться, вскакивает Шэнь и подбегает к самому краю платформы.

— Это не ваш! — машет он руками, но Ван Си и так это понимает.

Скрипят тормоза, по стенам станции ползут тени, слышно, как открываются двери, но поезда не видно. Шэнь подхватывает сумку и делает шаг вперёд — Ван Си уверен, что сейчас он упадёт на рельсы, и уже готовится бежать и спасать, но в этом нет необходимости. Шэнь спокойно проходит по невидимому полу вагона, садится на невидимое сиденье и машет рукой на прощание в невидимое окно. Свет из последнего вагона мажет по глазам, и Ван Си, прежде чем зажмуриться, видит сидящих и стоящих женщин, мужчин, стариков с равнодушными лицами, удаляющихся от него со скоростью отъезжающего состава.

Когда Ван Си открывает глаза, станция больше не кажется безжизненной. Лампы наконец мерцают, как им и положено, слышно голоса припозднившихся пассажиров, воздух, оседающий в лёгких и не рвущийся обратно, приобретают знакомый аромат. На излете Ван Си чувствует запах горелой бумаги и не может понять, почему это так важно. Следующий поезд видим, равно как и осязаем, и Ван Си нерешительно входит в открывшиеся двери.