Actions

Work Header

Недокументированные возможности людей, автоботов и гениальных изобретений

Chapter Text

Глава 0
Еще в юности Джошуа пришел к выводу, что гения-изобретателя ни при каких обстоятельствах тормозить нельзя: он найдет лазейку даже тогда, когда закрыты все пути, а объезд угрожает катастрофой. Вот и сейчас глава KSI не смог справиться с собой и притормозить: отправив семейку Йегеров с автоботами обратно в Америку, он проинформировал офис, что все они находятся под его покровительством, и решил задержаться в Китае. Во-первых, потому что обещал координационную помощь китайским партнерам, а во-вторых – хотел держаться подальше от внимательных линз автоботов.

Сначала Джошуа честно помогал восстанавливать утраченные во время гальватроновского погрома данные, а затем увильнул – переключился на иные рубежи. Феномен вируса, заразившего прототипы, не давал ему покоя. Металлическая сущность, до отвращения похожая на комара, хранила в себе занятную информацию. Совместив полученные данные с кодом Гальватрона, они выявили любопытные закономерности. Прибор под кодовым названием «муха» теоретически мог проникать в человека, переписывать «личные данные», память и, кажется, даже черты характера и переносить их в процессор модели из трансформия. Расчеты подтверждали первые догадки, но не отвечали на главный вопрос – переносилась ли вместе с информацией человеческая душа. Похоже, мир вновь завис на грани новой технической революции. Для сохранения секретности пришлось вновь командовать самому и разместиться почти как в юности - только вместо заброшенного дома по соседству был разрушенный завод, фасад которого специально не реставрировали. Чем больше людей считало, что на его территории ничего не происходит, тем лучше. Китайские исследователи корпорации для экспериментов собрали нелегального робота из последних запасовсов трансформия на складе, и Джошуа принялся работать – сам, один, как в те чудесные и страшные дни пожаров в Чикаго, дни раскрытых тайн и поддавшегося кода инопланетян. Снять дорогой костюм, вооружиться паяльной станцией стоимостью в несколько суперкаров и все разобрать. Все до последнего винтика.

На пятые сутки работы Джошуа довольно расправил спину. Находясь один на один со своим новым созданием, он чувствовал прилив сил. Он мог творить, пусть и скрытно от всех! Результат мог превзойти ожидания! Он дневал и ночевал здесь, постоянно думал о работе. Никого нельзя было пускать! И Ли – особенно. Директриса и так развернулась, пользуясь тем, что больше работать в Америке в полную силу Джошуа Джойс не мог. Никакого там прикрытия из ЦРУ, никаких полезных контактов – лучше просто убраться, пока не посадили.

Он как раз перекручивал несколько проводов внутри камеры сна, в которой теоретически должен был оставаться человек после инфицирования. Обычная камера жизнеобеспечения, только с возможностью связи изнутри – но связь Джошуа еще не подключил. Как раз в момент, когда он работал над особенно неудобным контактом, за спиной процокали каблучки. Ну что такое – он же говорил: никому не входить! Это Ли, кто же еще. Больше никто не знал, что он тут. Только она могла помешать именно сейчас!
– Нашел испытателя для экспериментов? – раздался ее голос, звонкий и неприятный. Интересно, он всегда был таким?.. Китайская душа – колодец без дна, кругом чернота и просвета не видно, так что никогда не знаешь, в чем плаваешь.
– В процессе, – буркнул Джошуа. – Ты с завидной частотой мешаешь мне работать, тебе так не кажется? Я хочу подумать. В одиночестве. Отсеять бредовые фантазии, найти в стоге сена иголку и воткнуть ее куда надо, а потом поделиться результатом с тобой. Мои мысли – это личное, и я хочу их думать в тишине. Без обид, Ли.
– Ну чтио же, какие обиды? – она определенно проигнорировала откровенность. – Я нашла испытателя. Могу поделиться. Даже денег не попрошу.

В ее голосе было что-то странное – но Джошуа списал это на акцент.

Хлопок за спиной – где стояла Ли – вывел его из рабочего транса. Джош в каком-то безумном предчувствии рванулся в сторону и смог заклинить дверь – захлопывающуюся дверь саркофага.
– Так даже удобнее, – Ли улыбнулась, фиксируя ему руку так, что аж до плеча прошило болью. – Ты успеешь немного подумать перед экспериментом.
У нее в руке блеснул медицинским холодом инъектор.

– Не сопротивляйся, только хуже сделаешь, – карие глаза, некогда казавшиеся теплыми и глубокими, как летние техасские ночи, теперь походили на нефтяную пленку, смертельную для всего живого.

– Если это шутка, Ли, то глупая и нелепая!

Взгляд партнера говорил обратное – шуткой это быть никак не могло.
– Чего ты хочешь? Повышения, дополнительных акций? Невозможно, и ты прекрасно понимаешь, почему: нас сожрут конкуренты. Ли!

Верить в то, что происходило, отчаянно не хотелось. Неужели она серьезно? Глава корпорации в роли подопытного кролика – это просто смешно.

Смешным содержание инъектора не было. Джошуа попытался вывернуть руку, но ее словно держали стальные тиски.

– О. Я просто хочу немного поработать, – Ли тонко улыбнулась и приложила инъектор к его руке, – поработать в нормальных условиях и без тебя.
Перед глазами стало мутно – какой-то сильный препарат, седативное... а вдруг аллергия? А вдруг дозировка... Джошуа боялся, уже понимая, что ничего, абсолютно ничего не сделает.