Actions

Work Header

что же такое весна

Work Text:

— я горжусь тобой, — говорит Энн. — но серьёзно, Томми, тебе себя не жаль?
Томас жмёт плечами: он на третьем курсе дизайна и в понедельник у него сдача проекта, так что он уже никому не верит и ничего не ждёт.
за окном апрель, тепло и пахнет цветами, и они вдвоём сидят в библиотеке: идёт собрание клуба людей, пострадавших от присутствия в их жизни Джорджа Байрона.
сегодня состав неполный, но, справедливости ради, стоит звать почти весь университет и преподавательский состав тоже, потому что Джордж Байрон уже почти что местная достопримечательность и в университете нет человека, который был бы к нему равнодушен, причём невозможно найти золотую середину: Байрона либо обожают, либо одного имя вызывает невероятное раздражение (вторых среди знакомых Томаса подавляющее большинство).
вообще-то они встречаются не ради сеансов групповой терапии, просто интересно поболтать о всяком, ведь есть же кружок ораторского искусства (непонятно, правда, на что он больше похож: на клуб свиданий или на цирк), тусовка Бонапарта тоже что-то вечно собирает, так почему бы компании людей не обсуждать время от времени какой их общий знакомый мудак?
вот Энн. она лучшая на математическом, и да, то ужасное стихотворение про королеву параллелограммов, которое всё ещё висит у Байрона на фэйсбуке, написано о ней, несмотря на то, что Энн бросила его ещё в середине прошлого курса.
— я много кого встречала в тиндере, — говорит она, — но это, блядь, было нечто. я сбежала от него прямо из кинотеатра.
— на что хоть он тебя повёл?
— на новые «звёздные войны».
— правильно сбежала. его любимый персонаж — Кайло Рен.
в библиотеку заходит Роберт Каслри с юридического. он, в целом хороший, парень, но встречается с Уэлсли, а всё связанное с этим носатым ирландцем действует на Байрона как красная тряпка на быка, поэтому Каслри время от времени достаётся. Томас, впрочем, уверен, что тот привык.
— вы это видели? — шёпотом спрашивает Каслри, подсаживаясь к ним и кивая библиотекарю. — Питт прислал.
Энн закатывает глаза, потому что после таких слов обычно начинаются очередные рассуждения про Брексит и Трампа, а о политике думать хочется меньше всего, потому что сейчас весна, у них горят дедлайны и близится ежегодный марафон «доктора кто»..
— клянусь богом, Роберт, — говорит она, и Каслри смеётся.
— вообще-то я хотел сказать, что это слитый сценарий «игры престолов» и он так плох, что мы можем сосредоточиться на учёбе, потому что даже древнеанглийский звучит лучше.
— древнеанглийский отвратителен.
— это ты ещё не видел финал линии Джейме Ланнистера.
восьмой сезон и правда оказывается ужасным и они долго сидят вокруг ноутбука Каслри в молчаливом трауре: в библиотеке нельзя громко разговаривать и нельзя материться.
— ну, — нарушает наконец гробовую тишину Томас, — зато мы узнали, что существуют вещи похуже Байрона.
и ведь не поспоришь.