Actions

Work Header

Ложь за ложь

Chapter Text

Маринетт кажется, что она ещё спит. Ведь только в этом случае сам Габриэль Агрест пригласил бы её в качестве модели для своей очередной коллекции, верно? (Пусть он и передал это через Натали (она же Суровая Секретарша), результат остаётся прежним. Маринетт будет участвовать в фотосессии для его новой линии одежды).

— Тикки, — говорит она, падая на колени на пол спальни. — Ущипни меня.

Острая боль пронзает предплечье.

— Ай! Тикки!

— Ты попросила ущипнуть тебя, — замечает квами.

— Я не имела в виду по-настоящему.

Тикки вздыхает, бормоча что-то о непонятных человеческих заморочках. Маринетт решает это проигнорировать.

— Просто не могу поверить, что он пригласил меня быть моделью, — продолжает Маринетт. — Меня! После всего, что было! К тому же, мне и с Адрианом сняться удастся. — Она счастливо вздыхает, сложив ладони вместе, словно в молитве.

— К слову об этом, — вмешивается Тикки. — Ты уверена, что это хорошая идея?

— О чём это ты?

— Разве фотосессия с Адрианом только всё не усложнит?

Маринетт зубами теребит нижнюю губу.

— Я знаю, что тебе нравится Адриан, но ты ведь согласилась притворяться девушкой Кота Нуара, а про вас двоих ходит очень много всяких слухов. Фотосессия может подлить масла в огонь.

— Ой, уверена, что всё будет нормально, — отмахивается Маринетт от предупреждений квами. — Сомневаюсь, что Габриэль Агрест пригласил бы меня, если бы считал, что у этого будут плохие последствия. — Она улыбается. — Кто знает? Возможно, напротив, дела пойдут на лад.

Тикки вздыхает и прикладывает лапку ко лбу.

***

— Эй, Маринетт, — обращается к ней Адриан.

Маринетт подпрыгивает и едва не ударяется головой о дверцу шкафчика, но на этот раз хотя бы не вскрикивает.

— Адриан, — произносит она с лёгким раздражением в голосе, поворачиваясь к нему лицом. — Прекращай ко мне подкрадываться.

Его глаза округляются.

— Ой, прости. Я не хотел...

Она затыкает себе рот руками. Она только что отчитала Адриана!

— Нет-нет-нет! — восклицает она, беспорядочно размахивая руками. — Я не то имела в виду! Ты хорош! Очень даже хорош! Совсем хорош!

— Ладненько...

О нет. Он что, неправильно её понял?

Её щёки горят.

— В-в смысле не хорош хорош, типа «вау, какой красавчик», а в смысле ничего страшного, что ты меня напугал. Не то чтобы ты не хорош собой. Уверена, ты и без меня знаешь, какой ты красавчик. — Она составляет пальцы пистолетами.

Погодите. Она только что показала пальцы пистолетами Адриану Агресту. (И назвала его красавчиком).

Пожалуйста, пусть земля разверзнется и поглотит её.

Он потирает шею, и на его щеках выступает лёгкий румянец.

— Эм, спасибо.

Минуточку, он что, покраснел? Дурацкие пальцы-пистолеты и неловкий комплимент сработали?

Адриан откашливается.

— В общем, я слышал, что ты согласилась поработать моделью для отца.

— Д-да.

— Это здорово. — Его глаза освещает улыбка. — На фотосессиях бывает довольно скучно, но с тобой будет гораздо веселее.

На её лице возникает мечтательное выражение, и тон голоса изменяется ему под стать.

— Да уж...

Нино закидывает руку Адриану на плечи.

— Готов поспорить, что наша модель просто в восторге от перспективы поработать с тобой в паре.

К вящему недоумению Маринетт, Адриан бросает на друга убийственный взгляд.

— Он, наверное, с удовольствием дал бы тебе парочку частных уроков...

— Ух, ничего себе, — громко произносит Адриан. — Кажется, урок скоро начнётся. Пойдём, Нино, мы же не хотим опоздать!

Маринетт недоумённо моргает. Адриан улыбается ей на прощание, практически силком утаскивая Нино в класс, удерживая его голову в шейном захвате.

Какого хрена?

***

— Алья, — понизив голос, обращается к подруге Маринетт, садясь за парту. — Тебе не кажется, что в последнее время Адриан и Нино ведут себя немного странно?

Они перешёптывались даже сейчас: Нино – с ухмылкой, тогда как Адриан был похож на недовольного кота, которого тормошили слишком часто. Странно было видеть Адриана таким. Обычно он всегда был милым и спокойным.

— О, поверь, я заметила, — отвечает Алья, раскручивая ручку. — Нино что-то знает, но мне не рассказывает.

— Мне кажется, это может быть как-то связано с Адрианом.

На губах Альи появляется хитрая улыбка.

— Не волнуйся, девчуля. Сегодня я приглашу Нино на свидание. Поверь мне, если он что-то знает, я это у него выведаю.

Учитель призывает к вниманию и начинает урок. Маринетт вздыхает. Время притворяться, что она всецело поглощена чудесами геометрии.

***

Маринетт и сама не знает, почему вечером пишет Коту, чтобы рассказать ему о фотосессии. Они ведь не встречаются на самом деле. Да даже если б и встречались, не было бы никакой необходимости спрашивать его разрешения. (Уф, ну да, как же). Но у неё в животе возникает дискомфорт от мысли, что он узнает об этом от кого-то другого, так что она набирает сообщение и нажимает «отправить».

На экране вспыхивает уведомление о входящем звонке.

Её глаза округляются. Он никогда раньше ей не звонил.

Нажав на «принять вызов», она подносит телефон к уху.

— Кот?

— Привет.

Его голос более хриплый, чем обычно, но она улавливает нотки веселья. Именно они заставляют её поджать губы.

— Мне казалось, мы договорились, что будет безопаснее не звонить друг другу, — замечает она.

— Ну, дело в том, что я спал, а одна девчонка решила написать мне в два часа ночи, чтобы рассказать об её предстоящей фотосессии с Адрианом Агрестом. О, и мне лень печатать.

— Уже два часа?

— Ага. Ты не заметила?

— Гм... Я шила.

Он тихо смеётся.

— Знаешь что, я даже не удивлён. — Она слышит какое-то шуршание. — Ну, не сомневаюсь, что, что бы ты ни шила, выйдет потрясающе.

Её распирает любопытство.

— Ты в кровати?

— Да... — Его голос становится дразнящим, и она практически слышит его усмешку. — А что? Хочешь узнать, что сейчас на мне?

— Нет! — Её лицо покрывается красными пятнами. — Конечно нет.

— Мой наряд очень сексуален.

— Ничего не знаю и знать не хочу.

— У тебя бы слюнки потекли. Видишь ли, на мне...

— Уф, Кот! — шипит она, старательно не повышая голос, чтобы не разбудить родителей. — Ты невыносим!

Его смех тихий и тёплый.

— Ты сама напросилась.

Ей это прекрасно известно, и поэтому она рада, что говорит с ним по телефону и ему не видно, что она улыбается.

— Твои шутки несмешные.

— Ты права. Они уморительные.

— Чтобы ты знал, я закатываю глаза.

Он снова смеётся, а затем вновь слышится шуршание, словно он усаживается на кровати. Её лицо полыхает, когда она задумывается, а что всё-таки на нём надето – если вообще надето хоть что-то. (Что за глупый кот! Заставляет её думать о том, о чём не следовало бы).

— Так, значит, фотосессия, — произносит он.

— Т-точно. Тофосессия. В-в смысле, фотосессия.

Уф, нет. Что с ней такое творится?

— Ты беспокоишься из-за неё или что? — спрашивает он.

— Эм, немного. — Она написала ему не поэтому, но стоит признать, что она действительно переживает. — Я была моделью только для собственных дизайнов, а это, в лучшем случае, дилетантство.

— Не волнуйся. Ты будешь великолепна.

На её губах появляется застенчивая улыбка, и она перекладывает телефон к другому уху.

— Ты правда так думаешь?

— Естественно.

Искренность его голоса пробуждает парочку бабочек в её животе.

— Спасибо, Кот. Это многое для меня значит.

— Я всего лишь говорю как есть.

Она улыбается ещё шире. Иногда он бывает таким милым.

До неё доносится сдавленный зевок.

— Ох, прости, — говорит она, молниеносно выпрямляясь в кресле. — Я мешаю тебе спать.

— Ничего страшного. Мне нравится с тобой разговаривать.

— Может и так, — вмешивается посторонний голос, — но некоторые тут и правда пытаются заснуть.

Раздаётся череда приглушённых звуков, среди которых определённо слышится шиканье и имя «Плагг». Маринетт закусывает губу, чтобы не засмеяться.

— Кто это был? — невинным тоном спрашивает она.

— Оо, эм, никто. Просто, эм...

— Кого это ты назвал никем?

— Плагг!

Она зажимает рот рукой, её плечи трясутся. До неё доносятся звуки дальнейших препирательств.

— И что я говорил тебе про камамбер? — слышит она ворчание Кота Нуара. — Мало того, что из-за тебя от меня всё время пахнет ношеными носками, обязательно брать этот вонючий сыр с собой в кровать?

— Он на моей подушке, — отвечает Плагг, его квами. — Это моя половина кровати.

— От него воняет!

Маринетт не может сдержать смех, и он вырывается из неё, как звон колокольчиков.

— Кажется, мне пора отпустить тебя, — говорит она. — Похоже, у тебя уже есть с кем поговорить.

— Н-нет, это... Погоди, ты что, всё это слышала?

— Ага.

Стон.

— В следующий раз попробуй прикрыть микрофон, гений, — советует Плагг.

Раздаётся глухой стук, как если бы Кот плюхнулся на подушку.

— Слушай, Маринетт, это совсем не то, что ты думаешь. Кроме меня, в этой кровати нет другого человека. Я не... Я правда не такой. В смысле, я никогда даже...

Он так смущён, что она не может упустить возможность его подразнить.

— Хмм, не знаю, могу ли тебе поверить. В смысле, у этого кого-то даже есть своя подушка и собственная половина кровати. По-моему, это весьма инкриминирующие обстоятельства.

Кот давится воздухом.

— Это не то, что ты думаешь, клянусь! Он просто...

— Интересно, что бы Ледибаг сказала о твоём любовнике.

— Маринетт! — практически хнычет он.

Она смеётся.

— Я просто издеваюсь над тобой. Ты же знаешь, что я дружу с Альей, и кое-чего набралась от неё. Ставлю на то, что любитель камамбера как-то связан с твоим талисманом, я права?

Он вздыхает с облегчением.

— Да. В комплекте со способностями Кота Нуара и талисманом разрушения идёт бесячий и чересчур болтливый кот.

— Который любит прятать сыр в твоей постели?

Он снова недовольно стонет.

— Что ж, передавай Плаггу привет. Я постараюсь оставить для него немного сыра, когда ты придёшь в следующий раз.

— Поверь мне, я его и так достаточно балую. Тебе совершенно необязательно утруждаться.

Плагг горячо возражает на заднем фоне.

Она улыбается, и её голос становится ласковее.

— Спокойной ночи, Кот. Увидимся завтра.

— Спокойной ночи, Маринетт.

Звонок прерывается. Она забирается в кровать и укутывается в одеяло, убедившись, что завела будильник. Ей приходит сообщение от Кота. (Он записан как «Глупый Кошак»). Она открывает сообщение и фыркает. Он прислал ей фото себя – точнее, от подбородка и ниже, – показывая свою мягкую голубую пижаму, на которой нарисованы персонажи комиксов и яркими цветами многократно написано слово «ПИУ!».

Глупый Кошак: Правда же сексуально? Готов поспорить, ты уже лишилась чувств.

Она всё ещё трясётся от смеха, когда набирает ответное сообщение.

Ты дурак. Иди спать.

Глупый Кошак: ;)