Actions

Work Header

Ложь за ложь

Chapter Text

По счастью, Адриан успевает вернуться домой ровно к тому моменту, как Натали грозится распахнуть дверь в его комнату, чтобы разбудить его. Получить выговор за то, что проспал, гораздо лучше, чем позволить отцу узнать, что он ночевал у девчонки. Не сказать, что остаток дня проходит успешнее. Он отвлекается во время занятия китайского, путается в нотах, практикуя игру на пианино, и даже фотограф недоволен его отсутствующим видом в ходе фотосессии.

— Всё мечтаешь о дочке пекаря? — подначивает Плагг, когда Адриан переодевается в свою повседневную одежду.

— Отвали, — бормочет он в ответ.

— Ооо, да ты покраснел.

— Что? Вот ещё.

— Ещё как.

Адриан скрещивает руки на груди.

— Ну, так это не из-за того, что ты думаешь! Я просто... ну, просто...

— Да?

У Адриана краснеют не только щёки, но и уши, и даже шея.

— Её родители серьёзно думали, что мы... В смысле, они дали мне...

— И что же? — нахально ухмыляется Плагг.

Адриан стонет, хватая себя за волосы, тем самым портя укладку и придавая им более привычный, котонуаровский беспорядок.

— Я никогда больше не смогу посмотреть Маринетт в глаза.

***

В итоге она пишет ему первая. Он едва не зашвыривает телефон в другой конец комнаты, впадая в панику при виде оповещения, – к вящему веселью Плагга.

— Ты собираешься отвечать или так и будешь глядеть на свой телефон, словно в него вселился акума? — спрашивает тот.

Адриан переводит взгляд с квами на телефон и снова на квами. Он делает глубокий – очень глубокий – вдох и снимает блокировку экрана. Это всего лишь Маринетт, говорит он себе. Нечего так переживать. Маринетт – его друг. Замечательный друг. Нет нужды усложнять всё только из-за того, что её родители подумали, что он развлекался с ней в её постели (или что планировал заниматься этим в будущем).

— Веди себя естественно, — пробормотал он.

— Естественно? Перед ней? По-моему, ты всё испортил, когда запутался в собственных ногах по дороге к выходу из её дома.

— Ох, да ну тебя, Плагг.

Плагг гогочет, а затем улетает на поиски сыра. Вздохнув, Адриан открывает сообщения. С иконки на него глядит улыбающееся лицо Маринетт. Он назвал её контакт «Принцесса», и обычно это прозвище вызывает у него улыбку, но сегодня всё, на что его хватает, – это, сглотнув ком в горле, посмотреть на пузырёк с её словами.

Привет

Он в напряжении следит за тремя точками на экране, означающими, что она набирает сообщение.

Прости за сегодня. Мои родители иногда перегибают палку.

Нет, — печатает он. — Я сам виноват, что заснул в твоей кровати. Это было глупо. Сильно тебе влетело после того, как я ушёл?

Неа. Наверное, они подумали, что опозорить нас было достаточно суровым наказанием

Нельзя не согласиться, что в этом они преуспели.

Разговор сходит на нет. Возможно, она, как и он, не знает, что сказать (напечатать?).

Он ждёт. И ждёт. А когда начинает набирать сообщение, снова видит три точки. У него перехватывает дыхание, и он стирает напечатанные полслова, но, должно быть, она поступает точно так же. То же самое происходит трижды, а затем и в четвёртый раз – с более долгим перерывом. Адриан не знает, взвыть ему или рассмеяться. Всё это так неловко и нелепо.

Давай, может, обойдёмся впредь без незапланированных ночёвок.

Согласен

Точки возвращаются, оповещая его, что она что-то пишет. Он ждёт, но затем они исчезают. Наступает очередная долгая пауза.

Мне пора. Спокойной ночи, Кот

Спокойной ночи

Адриан вздыхает и плашмя падает на кровать лицом в подушку.

***

Наступает понедельник. Он на все сто уверен, что справился со смущением и сможет разговаривать с ней нормально.

Он ошибается.

Стоит ему только взглянуть на Маринетт, как он вспоминает всё, что её родители говорили об естественных желаниях, мерах предосторожности и всём прочем, о чём он предпочёл бы сейчас забыть. Его лицо вспыхивает. Оно настолько красное, что он не сомневается, что выглядит как самый спелый помидор.

— Всё нормально, бро? — спрашивает Нино.

— Нормально. Совершенно нормально. Почему что-то должно быть не нормально?

Нино поднимает брови.

— Ладненько...

Адриан едва не морщится, плюхаясь на своё место.

— Доброе утро, Адриан, — здоровается Алья. — Как насчёт того, чтобы опять собраться для проекта сегодня вечером?

— О, эм... — Его очередная ошибка заключается в том, что он перехватывает взгляд Маринетт. Все членораздельные мысли испаряются у него из головы, и становится совершенно невозможно складывать слова в предложения. — Я, эм... Хотелось бы, но сегодня я не могу. Простите.

Все они, как и должно, стонами выражают своё разочарование. Он целенаправленно смотрит вперёд. Ему необходимо взять себя в руки.

***

— Итак, — объявляет мисс Бюстье, — когда я назову ваши имена, пожалуйста, выйдите в центр класса со своей парой. Нино и Джулека, Ким и Айван, Адриан и Маринетт, Лила и...

Адриан недоумённо моргает и оборачивается к Маринетт. Она зажимает рот обеими руками, словно хочет спрятать выражение своего лица или заглушить звук. Заметив его взгляд, она краснеет и тут же опускает руки.

— Кажется, мы в паре. — Она улыбается натянуто и немного переигранно, как это с ней иногда бывает.

Он тут же чувствует себя виноватым. Она такая потрясающая, а он избегает её, потому что не может держать свои мысли в узде, и всё усложняет. Она, скорее всего, считает его тем ещё придурком и даже не хочет быть с ним в паре. Пора исправлять ситуацию.

Он улыбается, протягивая ей руку.

— Пойдём?

Она краснеет, бормоча что-то нечленораздельное. Её рука касается его очень аккуратно, как будто она боится, что он её укусит. Так не пойдёт. Он сжимает её ладонь – осторожно, но ободряюще – и ведёт их прочь от парт. Её щёки становятся ещё краснее.

И тут она спотыкается.

Он стремительно притягивает её к себе, второй рукой обхватывая её за талию, так что она оказывается полностью прижата к нему – глаза вытаращены, а губы чуть приоткрыты. У него перехватывает дыхание.

— Не могу поверить, что творит Маринетт, — до боли отчётливо произносит Лила. — Она встречается с Котом Нуаром, но заигрывает с Адрианом. Вы только посмотрите.

Ошарашенное выражение на лице Маринетт сменяется вспыхнувшим гневом, и она вырывается из его хватки.

— Я не заигрываю! Я просто споткнулась!

— И упала прямо в его объятия? — Лила смеётся, перекидывая волосы через плечо. — Ну да, конечно.

— Это правда, — вмешивается Адриан. — И вообще, разве тебе не пора к своему партнёру? Макс тебя ждёт.

Улыбка Лилы сплетена из острых лезвий и тончайшего шёлка.

— Всегда её защищаешь. Заставляет задуматься, а нет ли между вами чего на самом деле. Вот это была бы история.

— Маринетт Дюпэн-Чэн изменяет Коту Нуару с моим Адрикинсом? — усмехнувшись, говорит Хлоя. — Да сейчас вам. У Адриана куда более изысканный вкус.

— Ладно, достаточно, — призывает к порядку мисс Бюстье.

К счастью, эта тема не получает дальнейшего развития, так как им говорят встать напротив своего партнёра. Мисс Бюстье хочет, чтобы они сделали «падение на доверие». Адриан и Маринетт смущённо улыбаются друг другу.

— Дамы вперёд, — предлагает он.

— О. Н-ну ладно.

Она немедля поворачивается к нему спиной. Поймать её совсем не сложно, ведь она такая маленькая и лёгкая. До него снова доносится аромат цветов и яблок, пускай и не столь ярко выраженный, ведь его чувства не обострены влиянием костюма. Дело в шампуне? Или духах? Его подмывает понюхать её волосы, но это было бы странно, правда? Ледибаг не очень-то понравилось, когда он её понюхал...

Маринетт отклоняет голову и смотрит на него, смущаясь и слегка краснея.

— Эм, Адриан?

— Мм?

— Ты, эм, так и не отпустил меня.

— О. — Он ставит её на ноги и потирает шею. — Точно. Прости.

В её взгляде проскальзывает беспокойство.

— Всё в порядке? Ты кажешься немного... рассеянным.

Он не в силах сдержать улыбку, тронутый её заботой. Но это же Маринетт. Она всегда обо всех переживает.

— Всё нормально, — отвечает он, и на этот раз его слова – правда.

Разумеется, разговор о сексе и ночёвка в одной постели выбили его из колеи. И он бы соврал, если бы не признался, что слова её родителей спровоцировали определённые смущающие и вызывающие чувство вины мысли. (Потому что Маринетт очень красивая, а он понятия не имеет, как реагировать на те непрошенные образы, учитывая, что он знает наверняка, что влюблён в Ледибаг). Но Маринетт – всё ещё его друг. И ему дорога эта дружба, дорога она.

Он точно не позволит какому-то дурацкому смущению всё испортить.

— Ну что, — спрашивает он с толикой котонуаровской дерзости, наклоняясь к ней ближе. — Готова поймать меня?

Её щёки краснеют, но глаза искрятся.

— Не знаю. Ты мне доверяешь?

— Да.

Ответ вылетает из него незамедлительно, а голос звучит куда серьёзнее, чем задумывалось, но это правда. Он доверяет ей точно так же, как и Ледибаг. И всегда доверял.

Улыбаясь, она показывает, что он может начинать. Адриан поворачивается к ней спиной и падает. Её руки маленькие, но они крепко поддерживают его спину, и хоть она слегка и шатается от тяжести, но удерживает его. Как он и ожидал.

— Вот видишь, — произносит он, отходя на пару шагов. — Я знал, что могу на тебя положиться.

Она ласково улыбается.

— Ну конечно я не дала бы тебе упасть. Ты же мой друг.

Его сердце тает. Друг. Ему никогда не надоест слышать это слово.

***

Вечером Адриан усаживается на кровать с телефоном в руках и нажимает на переписку, которую он (или, по крайней мере, Кот Нуар) ведёт с Маринетт.

Привет, — набирает он. — Знаю, что долго не выходил на связь, но я просто хотел поблагодарить тебя. Тебе никакой пользы от наших фиктивных отношений, даже наоборот, но я правда ценю всё, что ты для меня сделала, и всё, что тебе пришлось ради меня пережить. Ты самая замурчательная из всех фиктивных подружек.

Её ответ приходит всего через пару секунд.

Замурчательная? Серьёзно?

Он смеётся, устраиваясь на кровати поудобнее.

А что? Это комплимент.

Она посылает ему закатывающий глаза смайлик. Он отвечает подмигиванием. Они перекидываются сообщениями какое-то время, прежде чем он вновь возвращается к теме разговора.

Но вообще я серьёзно. Спасибо.

Не стоит благодарности. Ты же знаешь, что я всегда рада помочь.

Он действительно это знает, поэтому тепло улыбается её фотографии. Она и правда лучшая фиктивная подружка на свете.