Actions

Work Header

идёт трансляция

Work Text:

Вся суть была в том, что аэропорты являлись для Намджуна вторым домом.

Хотя, на самом деле, они были больше похожи на первый, скромный одноэтажный дом, который значился в его адресе, но пустовал почти все оставшееся время. Намджун не жил гламурной жизнью, но ему было удобно. Он работал в компании по продаже программного обеспечения, и его обязанности требовали от него присутствия в различных офисах и на различных предприятиях по всей стране. Их программы не были такими сложными, как и та же конкуренция – именно его личность, как правило, и привлекала клиентов.

Но, к сожалению, его темперамент не имел тенденции проявляться, когда он мчался на свой отправляющийся рейс, а какой-то мудак счел нужным врезаться в него прямо в тот самый момент.

Намджун заметил, что падает назад, только когда приземлился на задницу и выпустил ручку чемодана, чтобы защитить корпус ноутбука, желая убедиться, что, по крайней мере, он не ударился об пол.

– Осторожнее! – Намджун почти закричал, когда другой парень – с черными волосами, широкой ухмылкой и глубоким v-образным вырезом на рубашке (и почему он вообще заметил именно это?) – встал над ним и начал активно извиняться. И было не важно, что это именно Намджун не заметил, куда шел.

– Мне так жаль, – произнес тот парень и протянул обе руки, чтобы помочь Намджуну подняться. – Ты в порядке?

Намджун не взял ни одну из предложенных рук, а после встал на ноги и перекинул ремень от сумки с ноутбуком через плечо.

– Со мной все будет в порядке, если я не пропущу свой рейс, – он потянулся за своим чемоданом, чтобы поставить его на бок.

– Ну, все равно извини, – ответил тот парень, потянувшись, будто бы хотел стряхнуть невидимую пыль с пальто Намджуна, другой рукой же вцепившись в свой собственный багаж.

– Все хорошо, – снова произнес Намджун, проскользнув мимо него, ища глазами свой терминал.

К тому времени, как он сел на самолет и сполз вниз в своем кресле в первом классе, инцидент в аэропорту был полностью забыт.

Полет был жестким, полным турбулентности и чертовски длинным, так что вид отеля стал для него чуть ли не благословением. Таксист заехал на крытую подъездную дорожку, позволив Намджуну выгрузить свои вещи, а после уехал, ухмыльнувшись от вида больших чаевых, которые ему дали – хотя Намджун все равно не хотел беспокоить его просьбами о помощи.

Он зарегистрировался в своем номере несколькими механическими действиями: передал кредитную карту для оплаты, попросил только один ключ, поблагодарил консьержа за информацию о вайфае, а затем пробрался к лифту, держа ручку от чемодана в одной руке, а сумку с ноутбуком – в другой. Зазвонил лифт, перед ним раскрылись двери, и Намджун направился в свой номер.

Первое, что он сделал после того, как повесил на свою дверь табличку с надписью «Не беспокоить» и закрылся на цепочку, это разделся, бросив свое пальто и остальную одежду в одну кучу. После прошел в ванную, включил душ и расслабился всем телом, когда пар заполнил все помещение приличного размера.

Душ был долгим, но очень, очень нужным. Ничто не могло заставить его почувствовать себя лучше после целого дня в дороге, чем стоять под потоками горячей воды, позволяя им смыть с себя все недавние события, а после исчезнуть в канализации и подготовить его ко сну.

Намджун выключил воду, как только почувствовал, как она стала прохладней – что совсем не соответствовало принятию душа, по его мнению.

Вытеревшись, он вышел в спальню, включил свет и потянулся за своим ноутбуком. Он поставил его на стол, а после обернул вокруг бедер полотенце и подтянул свой чемодан к кровати, чтобы вытащить из него что-нибудь удобное для сна – он взял с собой пижамные штаны, которые были непоношенными, но то же время очень мягкими.

Единственная проблема была в том, что он заметил на чемодане небольшой замок, не позволяющий расстегнуть молнию и открыть его.

Намджун посмотрел на него, склонив голову в сторону. Он не помнил о том, чтобы прикреплял к своему чемодану такое. Он всегда следил за своим багажом, всегда носил его с собой – поэтому у него не было нужды в замках. Он еще раз осмотрел его. А после потянул, чтобы открыть молнию.

Замок не позволил ему этого сделать.

– Какого черта... – пробормотал он, держа маленький кусочек металла большим и указательным пальцами. Он снова потянул молнию, пытаясь вспомнить, когда во время поездки кто-то мог бы прицепить замок на его чемодан... – Вот же блять.

Это... был не его чемодан. Он... принадлежал тому парню из аэропорта, тому, который врезался прямо в него. Намджун абсолютно проебался – у него больше не было одежды, кроме той, которую он носил во время перелета. Хорошая новость была в том, что его первая встреча была назначена на завтра после обеда, и это означало, что у него имелось несколько часов, чтобы пройтись по магазинам и что-нибудь себе купить.

Он укусил себя за внутреннюю часть щеки, снова начав изучать замок. В сумке с ноутбуком у него был маленький набор с инструментами для чрезвычайных ситуаций, и он решил, что сейчас была именно такая. Как ему вообще можно было выяснить, кому принадлежал этот чемодан, если не он сможет открыть его?

Убедившись, что полотенце все еще держалось на его бедрах, он подошел к столу, расстегнул передний карман и покопался внутри. Среди смятых квитанций, набора для ремонта очков, который он купил вместе с пачкой жевательной резинки, просто чтобы получить его, он нашел маленькую коробку. Он привык считать, что было немного глупо оправдывать покупку вещей тем, что нужно быть «всегда ко всему готовым», но только посмотрите на него теперь.

Он открыл коробку, изучил содержимое, прежде чем выбрать маленькую отвертку, подумав, что с ее помощью он точно сможет открыть замок.

Он сел обратно на кровать, поправил полотенце и снова подтянул к себе чемодан, подергав за замок. Ничего не произошло, не считая того, что молния немного сдвинулась вбок. Намджун вздохнул, не совсем веря в то, что ему действительно нужно было взломать чемодан какого-то парня, чтобы выяснить его личность, а после просунул отвертку в замок, даже не особо уверенный в том, что это сработает, и надавил, пытаясь вскрыть его. Это оказалось не так просто, как он думал, но ему все же удалось открыть чемодан, замок щелкнул, пока Намджун все еще продолжал расшатывать его концом отвертки.

Расстегнув две молнии, Намджун выбросил уже бесполезный замок в сторону и открыл чемодан, почти ожидая, что где-то будет написано имя того парня, но его, конечно же, не было. Здесь лежал только макбук и тонна повседневной одежды – то есть ничего, что действительно могло бы указать на какую-то определенную личность – что означало, что ноутбук, скорее всего, был наилучшим вариантом.

Поскольку Намджун сам не использовал Mac, придерживаясь обычных компьютеров, он взял его в руки и откинулся на кровати, поставив его перед собой. Это действительно было самым последним способом, поэтому он открыл ноутбук, молясь, независимо от того, существовал бог или нет, чтобы на нем не было никакого пароля.

К его удивлению и радости компьютер включился, а клавиатура с экраном загорелись. Здесь было много папок, некоторые была сгруппированы вместе и помечены по годам, но Намджун посчитал, что лучше всего было начать с той, на который была надпись «Работа». Если там не будет никаких контактов того парня из аэропорта, то будут чьи-нибудь еще, что поможет ему связаться с ним, чтобы найти его.

Он открыл папку – и сразу же понял, что это было ошибкой. Здесь была тонна видео, и только по одним превью Намджун понял, что «работа» того парня была связана с чем-то незаконным.

Намджун потянулся за очками, надел их, а после щелкнул по случайному файлу, сощурившись, когда он открылся, и, закусив губу, вгляделся в него. На экране был тот самый парень из аэропорта – он стоял близко-близко к камере и улыбался. Напоследок он показал V двумя пальцами, а после отступил – и Намджун побледнел, потому что тот был голым, абсолютно, его возбужденный член прижимался к животу, а в руках он держал дилдо и тюбик со смазкой.

Ему нужно было выключить это – не только потому что это было вторжением в чужую личную жизнь (хотя личную ли, если это было «работой»?), но и потому что это совсем не помогало с тем, чтобы понять, кем был этот парень. К тому времени, как он вынырнул из своих мыслей, снова обратив внимание на видео, парень приделывал дилдо к стене с помощью специальной присоски и смазывал его обеими руками. Намджун поспешно щелкнул по красному кресту в углу, чтобы выключить.

– Иисусе, – прошептал он про себя, сильнее укусив себя за нижнюю губу. Он попытался – действительно, реально попытался – проигнорировать то, как его член заинтересованно дернулся от происходящего только что на экране. Этот парень, кем бы он там ни был, записывал любительское порно, чтобы жить.

Рассеянно водя мышкой по экрану, Намджун попытался убедить себя, что когда он открыл еще одно видео, у него просто случайно соскользнули пальцы.

Тот парень больше не улыбался, в видео не было никакого начала – Намджун заметил, что оно называлось _2, что, скорее всего, указывало на то, что это было второй частью чего-то. Но не это интересовало его, не тогда, когда камера была направлена на задницу того парня, на то, как у него были широко расставлены ноги и как тяжело вздымалась его грудь, когда он растягивал себя пальцами. Он толкался в свою задницу сразу тремя, и Намджун колебался, прежде чем позволил своим пальцам сдвинуться, чтобы прибавить громкость.

Из динамиков послышались стоны – они были немного приглушенными, что было вполне ожидаемо, так как он смотрел это на ноутбуке. Он забыл о собственном смущении, наблюдая за тем, как тот парень развел собственные ягодицы, выставляя напоказ дырку, которая сжималась вокруг пустоты.

– О боже, – простонал Намджун, наклонившись ближе к экрану, смотря за тем, как тот парень снова вставил в себя три пальца – которые вошли без какого-либо сопротивления – а после обхватил другой рукой член, застонав от ощущения собственной ладони, от того, как она двигалась по горячей и скользкой от смазки коже.

Намджун почувствовал, как между его ногами напрягся его собственный член, из-за чего с него немного сползло полотенце. Это было так, так неправильно – ему не следовало не только вторгаться в личную жизнь этот парня, но и дрочить на него. Ему нужно было найти его имя, но не смотреть на то, как он кончал себе на грудь – но, срань господня, он кончил так сильно, что ему почти попало на подбородок.

Намджун закрыл видео, пытаясь не обращать внимание на то, как он чаще задышал, и на то, как полотенце теперь казалось слишком грубым, когда ткань терлась о головку члена.

Он огляделся по сторонам, будто бы был здесь не один, а после прокрутил папку вниз, прежде чем остановиться на каком-то видео, выбранном наугад. Он понял, что это было началом видео _2, но как только оно включилось, он сразу же об этом пожалел.

Парень снова был голым, снова был возбужден и – он что, толкался членом в свой собственный рот? Он лежал на кровати вверх ногами, упирался в спинку кровати, его ноги были широко разведены и согнуты, но Намджун совсем не мог сосредоточиться на этом и том, как пальцы на его ногах поджимались каждый раз, когда он обхватил губами головку собственного члена.

– Как это, блять, возможно, – выдохнул Намджун, моргнув, все еще смотря на экран. Этот парень был до глупого гибким, так, что это было безумием. Ему удавалось сохранять равновесие, когда он вытягивал шею, весь его вес теперь упирался в его плечи и изголовье кровати, когда он немного отстранился, облизал губы, а после слизнул смазку с головки.

Намджун был увлечен – он сжал себя сквозь полотенце, а после отбросил его, почти не замечая собственных действий. А затем, к его удивлению, парень полностью отстранился, позволив своей голове упасть на матрас, заглянул прямо в камеру и широко улыбнулся, влажные пряди прилипли к его лицу.

– Вы знаете, – начал он, и Намджун отвлекся от прикосновений к себе, но не очень сильно. Член того парня немного качался, пока тот говорил, и вот на этом Намджун и сосредоточил все свое внимание вместо его слов. – В первый раз я сделал это на спор. Я не знал, смогу или нет, но я очень гибкий, – продолжил он, немного качнув бедрами, из-за чего с конца его члена закапали слюна и смазка. – Хотя не думаю, что хоть кто-то представляет, насколько, – он сдвинулся так, что его член снова оказался у него во рту. Намджун застонал, погладив большим пальцем головку. – Но я рад, что я такой, – выдохнул он. – А вы?

– Блять, да, – ответил Намджун, немного ухмыльнувшись, несмотря на то, каким чертовски возбужденным он сейчас был. Он не сводил глаз с экрана до конца видео, наблюдая за тем, как тот парень двигал бедрами, медленно трахая свой рот. В какой-то момент он сместился так, что Намджун заметил, что в нем была пробка, и это сразу же вызвало у него миллионы вопросов, но самыми главными из них были – вибрировала ли она и насколько она была большой. Когда парень захныкал еще громче, чем ноутбук мог передать, Намджун обнаружил, что всхлипывал вместе с ним, его рука все сильнее и грубее двигалась по члену.

– Черт, – выдохнул тот парень на экране, позволив своей голове откинуться на кровать, когда он кончал, его член подпрыгивал, пачкая все вокруг спермой. Ему пришлось закрыть глаза, но он держал рот открытым, высунув язык, чтобы попытаться попробовать немного.

– Черт, – эхом отозвался Намджун, когда кончил тоже, пачкая свою руку и используя полотенце после, чтобы вытереться.

– Кому вообще нужен парень? – сказал парень на видео, тихо посмеявшись и облизав свои приоткрытые губы, после чего экран потемнел.

Намджун откинулся на подушки, ноутбук все еще лежал между его ног, пока он рассеяно вытирал себя полотенцем. Он вздохнул, затем снова сел, наклонившись, чтобы закрыть видео. Теперь, когда он выкинул весь этот разврат из своей головы, он мог найти имя этого парня.

Но после того как он закрыл окно с видео, он увидел, что открылся скайп, и в нем замигал значок непрочитанного сообщения.

Намджун не подумал о том, чтобы проверить какие-либо программы по обмену сообщениями, хотя, возможно, это был более приемлемый вариант. Он навел на сообщение и нажал на него.

 

чонгук
привет идиот
ну
у меня для тебя хорошие новости и плохие

 

Намджун посмотрел на сообщение, нахмурившись – наверное, ему не стоило отвечать. О чем бы они там вообще ни говорили–

 

чонгук
чувак ответь
я вижу как ты смотришь на экран через твои очки

 

Намджун начал печатать, его руки все еще дрожали. Он мог видеть его? Как?

 

Кто это?

 

чонгук
парень у которого мой компьютер
с чего ты хочешь начать?
с хороших новостей или плохих
хотя не думай я просто начну с плохих
у тебя мой рабочий ноутбук
я использую его когда занимаюсь тем о чем ты уже имеешь представление
ну да ладно
часть моей работы в том что я всегда снимаю себя на камеру
люди любят платить за хороший стафф
думаю не считая тех случаев когда в этом участвуешь ты потому что
в этом и состоит плохая новость
ты стримил себя на моем сайте все это время

 

Сердце Намджуна забилось у него в ушах, когда он скользнул взглядом к веб-камере, и, конечно же, маленький огонек рядом с ней указывал на то, что она была включена, сияя ярким и веселым светом, одновременно с этим разрушая его жизнь.

Да ты, блять, серьезно что ли? напечатал он и отправил его, получая вместо сочувствия вот это:

 

чонгук
хорошая новость в том что все считают что ты реально горячий

 

Намджун уставился на сообщение, затем снова поднял взгляд на камеру. Он мог представить, как люди – сколько их вообще было? сотни? тысячи? учитывая, что этот парень зарабатывал так на жизнь, их должны были быть тысячи, верно? – смотрели на него прямо сейчас. Он поспешно прикрылся полотенцем, а после закрыл ладонью камеру.

 

чонгук
лол. милашка
кинь свой номер а потом закрой ноутбук

 

Намджун облизал губы, уверенный, что сейчас умрет от смущения. Он всегда думал, что люди, говорящие так, преувеличивали, но теперь он был уверен, что знал, как это ощущалось, и он точно чувствовал приближение собственной смерти.

Все еще дрожащим пальцем он напечатал свой номер, отправил его, а после закрыл компьютер.

Его телефон зазвонил не сразу – у него было достаточно времени, чтобы перекатиться на другой бок, а после сесть на кровати, упереть локти в колени и уткнуться лицом в ладони. Вот что получаешь за излишнее любопытство.

Не представляя то, сколько он просидел в таком положении, хотя ощущалось это время как четыре вечности, он был до безумия благодарен тому, что подпрыгнул, когда зазвонил его телефон. Он лежал в кармане пальто, которое он оставил перед ванной. Он пошарил по карманам, пытаясь найти телефон, а после вытащил его и наконец-то ответил.

– Чонгук? – спросил он слабым голосом.

– А? Оу, нет. Нет, я просто взял ноутбук друга. Меня зовут Хосок.

– Ты порнозвезда? – спросил Намджун, не имея понятия о том, почему это было первой вещью, которую он вообще произнес.

– Думаю, что да, – ответил Хосок. – Ну а теперь и ты тоже.

Намджун громко застонал, закрыл лицо руками.

– Слушай, это не так уж и страшно, – попытался сказать Хосок, но Намджун прервал его.

– Не страшно? – раздраженно отозвался он. – Не страшно... А сколько вообще людей видели мой член? Наверное, очень много, да? Потому что ты не просто.... камбой, ты в принципе живешь, делая это. Иисусе. Даже ты его видел.

– Ну, а ты видел мой, – ответил Хосок. – Теперь мы в расчете. И, кроме этого, увидел один член – увидел все члены, – он остановился. – Твой очень классный, кстати. Эй... А как тебя зовут вообще?

– Намджун. И ты сейчас где? – спросил тот, чтобы не отвлекаться. – Мне нужно знать, где ты, чтобы я смог приехать и вернуть тебе твое дерьмо обратно.

– О, точно. Я в ЛА, – произнес Хосок. – И так как в прошлый раз ты ушел от меня в противоположном направлении, думаю, что ты не там.

Намджун снова застонал.

– Нет. Я в Нэшвилле.

– Довольно далеко, – ответил Хосок, и Намджун закатил глаза, потому что да еб твою.

– Я живу в Сан-Хосе, – произнес Намджун, – но, думаю, могу прилететь в Лос-Анджелес.

На это Хосок захихикал.

– Чувак, с тобой просто случилось некоторое дерьмо, окей? Кроме этого я могу встретиться с тобой, чтобы совершить обмен. И, может быть, даже отвести тебя куда-нибудь выпить, типа, набухать до такого состояния, чтобы ты все это забыл.

Намджун вздохнул, пересек комнату и уселся на кровать.

– Прекрасно.

– Когда ты возвращаешься? – спросил Хосок.

– Послезавтра, – выдохнул Намджун. – У меня там... работа.

– Но точно не такая интересная, как у меня, да, – усмехнулся Хосок, и Намджун смог только рассмеяться в ответ, позволив себе откинуться на кровати.

Следующее утро наступило слишком быстро, но, тем не менее, недостаточно. Намджун поставил себе будильник, следя за тем, чтобы держаться подальше от ноутбука Хосока, будто бы он мог самостоятельно открыть себя и снова заснять его. Он не потрудился еще раз сходить в душ – решив сделать это перед встречей – а только надел старую одежду, взял с собой телефон с кошельком и вышел из гостиничного номера.

В вестибюле никто не обратил на него внимание, но когда он вышел из здания и пошел по улице, какая-то часть его почувствовала, что на него смотрели абсолютно все. Конечно, он мог просто напридумывать это себе – каковы вообще были шансы на то, что какой-то из этих людей знал Хосока? Они должны были быть равны нулю. Намджун надеялся на это, по крайней мере.

Навигатор указал, что ему нужно было пройти еще несколько кварталов, после чего он вошел в магазин, последний раз оглянувшись вокруг через плечо. Возможно, он просто был параноиком, но какая-то его часть все равно была уверена, что за ним все наблюдали.

– Добро пожаловать, – поприветствовала его одна из сотрудниц, как только он подошел к ней.

– Доброе утро, – дружелюбно ответил Намджун, потому что, как правило, к такому его обязывала его работа. Он надеялся, ему просто казалось, что она наблюдала за ним, не отрываясь, когда он прошел мимо. Он поспешил к мужской секции, желая купить первую рубашку, которая ему бы только попалась.

Намджун подошел к одной из вешалок, пытаясь найти нужный размер одной из грифельно-серых рубашек, когда из-за его спины раздался голос.

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

Намджун сразу же напрягся, испугавшись, а после развернулся посмотреть, кто с ним заговорил. Она была молодой, ниже него и вполне относилась к тому слою общества, чтобы быть в состоянии смотреть стримы Хосока, если они не были порнографическими.

– Эм, нет, – ответил Намджун, присев, чтобы взять ту рубашку, которую выбирал, облегченно выдохнув, когда обнаружил, что она была нужного размера. – Мне просто нужно... м, вот это, – он поднял рубашку, и консультантка ему улыбнулась – это был знающий взгляд, не так ли? Ему немедленно следовало убираться оттуда. Отступив назад, он сунул ей в руки рубашку.

– Я могу пробить это для вас здесь, – консультантка указала на кассу рядом, и что-то в ее интонации заставило Намджуна еще сильнее забеспокоиться о том, что она видела его накануне. У него не было абсолютно никаких оснований для волнения, но когда он передавал ей карту, их пальцы случайно соприкоснулись, и он спешно отдернул руку, будто обжегся, но она только улыбнулась ему и провела карточкой по терминалу.

– Распишитесь здесь, пожалуйста, – произнесла она, вытащив чек и положив его на прилавок, а после протянула ему ручку.

Он спешно нацарапал свое имя на пунктире, пока консультантка рядом упаковывала рубашку.

– Спасибо, – произнес Намджун, подтолкнув чек и ручку обратно к ней, практически вырвав у нее из рук пакет.

– До скорой встречи, – произнесла она, широко улыбнувшись. Намджун только слабо улыбнулся в ответ и кивнул, пытаясь проигнорировать то, как та консультантка и ее коллега начали о чем-то хихикать между собой. После того, как он вернет Хосоку багаж, он точно его убьет.

Несмотря на всю его нервозность по поводу того, что кто-то на его деловой встрече каким-то образом узнает его, ничего такого не произошло. Все прошло плавно, все были дружелюбными – смеялись над его шутками, а когда он предложил им оплатить чек (как его проинструктировали его боссы), они сказали ему даже не волноваться об этом.

Их группа (Намджун и несколько руководителей, плюс айти-работник) вернулась в офис компании, который располагался в нескольких минутах ходьбы от ресторана. Намджун этого не ожидал – почти каждая его встреча происходила в каком-нибудь ресторане – но все остальные люди казались такими расслабленными, поэтому он просто согласился с ними, не в состоянии что-либо делать.

Он провел небольшой инструктаж, объяснив тонкости программного обеспечения парню из технического отдела, и когда он ушел – его руки дрожали – продажи были окончены.

– Все прошло отлично, – сказал Намджун. Он позвонил своему боссу, растянувшись на заднем сидении убера, который он вызвал, чтобы вернуться в отель. – Они сказали, что свяжутся с нами на этой неделе. Ага. Нет. Все было нормально – они даже разрешили мне заплатить за обед. Да, я знаю, но... – он тихо вздохнул, закатив глаза. – Не знаю, южное гостеприимство вообще простирается до Теннесси? – он сделал паузу. – Может, я им просто так сильно понравился. В любом случае это хороший знак. У них есть еще один офис в Нью-Йорке, так что... Думаю, для нас это будет хорошо. Угу. Да. Ага. До завтра.

Он повесил трубку, снова вздохнув.

– Трудный день? – спросил водитель, взглянув на него в зеркало заднего вида.
– Вы даже представить себе не можете, – ответил Намджун, откинув голову на спинку сидения и прикрыв глаза на оставшиеся пару минут, пока он находился в машине.

На следующее утро, пока Намджун всю ночь прятался в своем номере, чтобы больше никто не смог узнать его после того злополучного стрима, на котором он случайно появился, он написал Хосоку.

У меня самолет через пару часов – может, мы встретимся в аэропорту?

Наверное, ему нужно было сделать это накануне, потому что Хосок, скорее всего, еще спал, но после у него все-таки зазвонил телефон – Хосок ему ответил.

ага да хорошо. просто напиши когда приземлишься

Где-то около четырех, написал Намджун в ответ, позаботившись о том, чтобы упаковать его ноутбук. Он подумал о том, нужно ли ему было заменить сломанный замок, но после решил этого не делать. Хосок был прав: после таких двух ночей он вряд ли был в состоянии что-либо для него сделать.

Единственное хорошее заключалось в том, что за полет была только одна остановка, а не пересадка, поэтому он точно был в безопасности и не мог перепутать свой багаж с кем-либо опять.

Как только его самолет приземлился, он вытащил телефон из кармана и включил его, чтобы проверить, написал ему Хосок в то время, пока он был в воздухе. Потребовалось немного времени для того, чтобы телефон загрузился, и, конечно же, Хосок уже прислал ему несколько сообщений – он усмехнулся, увидев их, потому что тот писал ему так, будто бы они разговаривали, только Намджун ни разу не ответил:

я в сан-хосе
поездка была дольше чем я думал и теперь я сожалею
я почти в аэропорту но мне пришлось остановиться потому что я хотел в туалет
думаю я видел твой самолет
хотя не знаю там много самолетов и я хз какой там твой

Намджун ответил: только что приземлился, встреть меня у ворот, а также прислал информацию о рейсе, чтобы ему было легче найти его. У него ушло мало времени на то, чтобы высадиться с самолета и заметить, как Хосок уже ждал его. Его улыбка была такой же широкой, как в том первом видео, которое, честно говоря, уже было выжжено на сетчатке Намджуна на вечность, а еще его легко было узнать даже с теми большими солнечными очками, которые были на нем надеты.

– Привет, – произнес Хосок, как только Намджун подошел достаточно близко. Он протянул ему руку, скорее всего, для рукопожатия, но вместо этого Намджун протянул ему его чемодан. – О, ну, ладно.

– Ты привез мой? – спросил Намджун, не встречаясь с Хосоком взглядом. Он же видел его голым – и наоборот – и все еще был немного смущен.

– Ой, дерьмо, я его забыл, – ответил Хосок, и Намджун практически вывихнул себе шею из-за того, с какой скоростью он поднял голову на Хосока, который только усмехнулся. – Ну конечно я его взял. Он у меня в багажнике.

Намджун нахмурился – ему просто нужно было вернуть свой долбанный багаж, чтобы после вернуться домой и забыть все плохие происшествия этой командировки – потому что хорошие были просто чертовски хороши.

– Все еще хочешь пойти куда-нибудь выпить? – спросил Хосок, не обращая внимания на молчание Намджуна и на то, что он не смеялся над, по его мнению, довольно забавной шуткой.

– Ты действительно имел это в виду? – удивленно спросил Намджун, и Хосок был настроен очень оптимистично.

– Ну, конечно же да, – ответил он, когда они остановились на перекрестке перед парковкой, чтобы убедиться в безопасности перехода. – Можем попасть куда-нибудь в счастливый час.

Намджун посмотрел в свой телефон – было почти пять вечера. Он подумал о том, сможет ли он затащить Хосока куда-нибудь, где было не только пиво, но и еда.

– Ага, давай, – согласился Намджун, сунув телефон обратно в карман, когда Хосок покатил свой чемодан за собой. – Хочешь еще и чего-нибудь перекусить?

– Конечно, – ответил Хосок, вытащив брелок с ключами. – Это мой, – он указал на зеленый седан, фары которого моргнули, когда он нажал на брелок. – Есть какие-нибудь предпочтения в том, куда поехать? – он открыл багажник, чтобы кинуть туда чемодан, рядом с чемоданом Намджуна. – Просто запомни, что твой справа.

Намджун хихикнул, обогнул машину и подождал, пока Хосок не сделает то же самое.

– Эм, да, на самом деле да – рядом с моим домом есть приличный бар, где нормальная еда. Бургеры, крылья и прочее. Пойдет?

– Звучит идеально, – ответил Хосок, заведя машину и выезжая с парковки, направляясь на главную дорогу.

В машине они почти не говорили, Намджун лишь показывал ему правильную дорогу, говоря о том, когда повернуть направо или налево, а после указал на здание, расположенное впереди, на левой стороне улицы.

Хосок припарковался на первом месте, какое нашел, после чего они вышли из машины и направились внутрь. В баре было тускло, но тепло и уютно, и, как и сказал Намджун, довольно пусто. Они сели рядом с девушкой-хостесс, которая поприветствовала Намджуна по имени, а после подала им меню, подмигнула для верности, а затем ушла, чтобы проверить остальные столики.

– Ну... эм, как поездка? – спросил Намджун, решив пойти по другому пути в последнюю секунду – тот вопрос, который он хотел задать, был не очень тактичным, поэтому он решил начать с малого.

– Неплохо, – ответил Хосок. – Никогда не делал этого раньше и не хочу еще раз, – рассмеялся он, пролистывая меню, чтобы просмотреть список пива в конце. – А как твой перелет?

– Лучше того, что был недавно, – произнес тот. – Более гладко. Хотя... девушка с передних рядов постоянно ходила в туалет. Думаю, она меня узнала. Из-за твоего сайта.

После этого Хосок оживился, на его губах появилась ухмылка.

– О, серьезно?

– Я имею в виду... я не знаю, – выдохнул Намджун, чувствуя себя неловко даже из-за того, что он сказал это. – Просто она смотрела на меня так, будто знала.

Хосок покачал головой.

– Прости, не пойми неправильно, но многие люди выключили, как только поняли, что ты делал, – он ухмыльнулся. – Я имею в виду, мой платный сайт как раз для такого, но на обычном предполагается, что там должны быть, типа, мои влоги или как я играю в игры, или что-то в этом роде. Так что... как только ты вытащил свой член...

– Правда? – на самом деле Намджун был довольно рад это услышать.

– Ага, но, опять же, не обижайся, многие люди смотрели, да, но еще больше, я думаю, сразу же выключили.

Намджун кивнул, облизал губы и бросил взгляд на меню. Он собирался заказать что-то простое – наверное, только слайдеры – но он видел, что к ним шла официантка, поэтому ему нужно было выбрать еще и пиво.

Казалось, Хосок был на той же странице, он изучал меню, и к тому моменту, как к ним подошла официантка, они оба уже знали, что закажут. Они выбрали фирменное пиво; Хосок заказал крылья, Намджун – мини-бургеры, и пока им несли их еду, он решил задать те вопросы, которые его беспокоили, начав с самых безобидных.

– Как ты пришел к тому, чтобы постоянно снимать себя на камеру? – он выбрал этот вопрос, чтобы после подобраться к тому, что ему больше всего хотелось узнать – почему Хосок стал порнозвездой – но всему было свое время.

– О, – начал Хосок, усмехнувшись; он не выглядел отстраненным, будто бы ему не хотелось об этом говорить, но в его взгляде было что-то такое, как будто ему не хотелось обсуждать это еще больше, потому что, Намджун был уверен, ему приходилось разъяснять это очень часто. – Я привык быть на ютубе, – продолжил он, – там у меня все было прекрасно, но одна моя подруга, с которой я познакомился на тамблере, рассказала мне, что открыла сайт, где она, типа, постоянно перед камерой, независимо оттого, что она делает... А еще она открыла платный сайт для дополнительного заработка. Ну ты знаешь, – он махнул рукой. – Только... для взрослых.

– Ага, – протянул Намджун, оглядываясь в поисках официантки. Ни он, ни Хосок не хотели, чтобы кто-то подслушал их.

– Так что я не планировал все это – это просто началось как трюк, чтобы привлечь больше подписчиков, знаешь? Приходите смотреть на меня 24/7, чтобы увидеть то, чего нет в моих влогах, что-то вроде этого, – Намджун кивнул, а после мотнул головой, показывая, чтобы Хосок замолчал, чтобы их не услышала официантка. Она поставила на их столик два бокала с пивом и заверила, что скоро будет еда.

– И что дальше? – подсказал ему Намджун. Хосок сделал глоток пива, а после выпрямился.

– Ну, я делал это около недели. Ну, то есть все это целый-день-перед-камерой. Но все как-то зашло слишком далеко, понимаешь? Поэтому я немного изменил формат – сделал то же самое, что и моя подруга – открыл собственный сайт вне ютуба, но все так же снимал влоги, ну, из-за денег. И всякий раз, когда я сидел за компьютером или просто веселился с друзьями, я включал камеру, чтобы постримить, – он откинулся на спинку стула, потянулся и провел рукой по волосам, откинув челку со лба. Его зрачки были немного больше расширены, чем нужно, и в темноте бара они походили на два черных круга, которые смотрели прямо на Намджуна, но в самом что ни на есть хорошем смысле.

Он напомнил себе не вестись на это. Это не должно было зайти дальше, хотя они оба уже видели друг друга голыми. Он собирался доесть, взять свой чемодан и поехать в свой чертов дом.

– У меня ушло около нескольких недель, чтобы понять, что хостинг веб-сайта отнимает очень много трафика, а это дорого. Не то чтобы я, ну знаешь, до этого его считал, но внезапно это открыло новые возможности.

– И ты решил стать камбоем, – закончил Намджун, зная, что в любой другой ситуации он бы удивился, но в этой – ни разу.

– Я решил стать камбоем, – повторил Хосок.

Намджун открыл рот, желая задать еще вопрос, но не знал, было ли это чем-то, о чем ему действительно стоило бы беспокоиться. Он закрыл рот и немного выпрямился, поправив очки, чтобы они лучше сидели на носу.

– Думаешь о чем-то? – спросил Хосок, наклонившись вперед и оперевшись локтями на стол.

– Нет? – ответил Намджун, сделав это немного быстрее, чтобы это зашло за правду. – Нет. Нет, я в порядке.

Хосок фыркнув, явно ему не поверив.

– Уверен? Лично я чувствую, что у тебя на уме миллион вопросов.

– Я просто... У меня есть один, да, – признался Намджун, немного поерзав на стуле, а после сделал большой глоток пива и отставил бокал. – Я имею в виду... У меня же не будет проблем после этого, верно? – спросил он, и улыбка Хосока дрогнула, прежде чем он коротко рассмеялся, не зная, что Намджун имел в виду, но все равно удивившись. – Просто... Просто ты сказал, что твой платный сайт только для взрослых, но твой обычный сайт. Он ведь... Он ведь нет, да?

Хосок покачал головой, а после потянулся через стол и погладил его по запястью.

– Успокойся. Да, он для всех, но из-за всего этого взрослого контента у меня есть всплывающее окно, предупреждающее, что сейчас начнется дерьмо только для совершеннолетних. Поэтому я уверен, что у тебя все будет в порядке.

– Точно? – недоверчиво спросил Намджун.

Хосок пожал плечами, потягивая пиво.

– Черт, оно реально классное, – он облизал верхнюю губу. – Но да, то есть нет, я имею в виду. Надеюсь, что мы не попадем в неприятности. Думаю, у нас... все будет хорошо. Людям нужно было скрыть его, чтобы добраться до главной страницы.

Намджун кивнул, надеясь, что он прав – последнее, что ему нужно было, это чтобы хоть кто-то еще узнал об этом происшествии. Было плохо, что это вообще случилось.

– Ну, так и чем ты занимаешься? – спросил Хосок, склонив голову в сторону.

К тому моменту, как им принесли еду, Намджун рассказал ему о своей работе и дал Хосоку дополнительные баллы за то, что тот ни разу не выглядел скучающим.

– Разве тебе не нужно стримить все вот это? – спросил Намджун, допив второй бокал пива, тарелка перед ним была пуста.

– Нет, – ответил Хосок, отставив от себя тарелку – на ней было еще немного крыльев, но он слишком наелся, чтобы доедать. – Кроме этого, если они снова тебя увидят, я потеряю всех подписчиков.

– Эй! – возразил Намджун, немного толкнув его под столом. – Ты сказал, что все считают меня горячим! – Хосок просто рассмеялся, отмахнувшись от него.

– Я сказал правду, но не думаю, что тебе снова захочется оказаться перед камерой в ближайшем будущем.

Намджун пожал плечами – он знал, что если бы Хосок спросил раньше, он бы отказался, но сейчас, после хорошей еды, хорошего пива и хорошей беседы – он бы мог пойти и по-другому пути.

– Ну, может быть только перед камерой в спальне, – небрежно сказал он, но сразу же удивленно замер, как только понял, что только что произнес. Будто бы он только что признался в том, чего не хотел. Ему не следовало думать о том, чтобы сейчас оказаться в спальне, особенно с Хосоком. Он прочистил горло, а после допил собственное пиво. Хосок подождал, пока он закончит.

– А если я не буду стримить? – спросил он, ухмыльнувшись, и Намджун побледнел.

– Ну, это... Я имею в виду, кто вообще об этом говорил, о том, чтобы хотеть этого?

– Ты сказал, – Хосок усмехнулся. – Но я просто шучу, расслабься.

Намджун на мгновение встретился с ним взглядом, пристально посмотрев на него. Он все еще улыбался, но отвернулся после, чтобы взять еще одно крыло, приподняв его над тарелкой, будто бы до конца не решил, хотелось ли ему есть или нет.

– Я просто говорю, – начал Намджун, и Хосок поднял глаза, посмотрев на него в ожидании продолжении. – До ЛА ведь долго ехать, не так ли? И ты мог бы уехать завтра.

Улыбка Хосока стала шире, его щеки округлились.

– Думаю, это логично.

Намджун почувствовал, как из его живота по всему его телу распространилось тепло, ощущение связи с кем-то, пусть и на одну ночь – он много раз делал это во время командировок, встречался с мужчинами и женщинами, которые замечали его интерес в гостиничном баре – но сейчас все изменилось.

Может быть, все дело было в том, как они встретились, или в том, как Хосок спросил об этом, или, возможно, даже в том, что любая неловкость, которая могла возникнуть во время первой сексуальной встречи, уже была в стороне, учитывая то, что они оба видели друг друга во время мастурбации, но что бы это ни было, Намджун обнаружил, что давал Хосоку указания о том, как проехать к его дому, а затем сказал ему припарковаться у подъездной дорожки, а не просто высадить его на тротуаре, как он изначально планировал.

– Мой был... – спросил Намджун, когда Хосок открыл багажник, чтобы достать свой чемодан.

– Справа, – ответил тот, указав на нужный, а после вытащив и его.

Вместе они отправились в дом Намджуна; он открыл дверь, и они вошли, Намджун щелкнул выключателем, когда Хосок закрыл дверь.

– Милое место, – сказал он, оглядываясь вокруг и кивая на обстановку.

– Спасибо, – ответил Намджун, сняв обувь и бросив ее в шкафчик рядом с входной дверью. – Но я никогда здесь не бываю.

Хосок наблюдал за ним, пока он катил свой чемодан через маленький коридор в свою спальню, оставив его там, чтобы распаковать позже. К тому времени, как он вернулся, Хосок снял свою обувь, опустился на колени перед своим чемоданом, расстегнул его и вытащил ноутбук.

– Ты сломал мой замок, – обвинил его Хосок, когда Намджун вернулся в гостиную.

– Засуди меня, – ответил тот, пожав плечами, проходя мимо. Хосок встал, сел на диван и открыл компьютер. Он улыбнулся, как только тот включился, прекрасно зная, что и веб-камера включилась тоже. Он хмыкнул про себя, потому что папка «Работа» была все еще открыта, а Намджун оставил все, как есть.

Он закрыл ее, а после кликнул по браузеру и проверил свой сайт – достаточно уверенный, он посмотрел на себя, его кожа немного блестела в свете ламп в гостиной Намджуна.

– Привет, ребята, – начал он, немного помахав рукой. – Я воссоединился со своим ноутбуком, – обеими руками он обрисовал его перед собой. – Простите за, м, прошлый вечер, – он немного рассмеялся, взглянув в сторону, на Намджуна, который держал по бутылке пива в каждой руке. – Этого больше не повторится. Эм, только если вы не заплатите, – он усмехнулся. – На самом деле я собираюсь немного побыть в оффлайне, но только сегодня. Вернусь, как только доберусь до дома завтра, – он посмотрел на то, как чат начал листаться намного быстрее, видя то, как люди размышляли, где он находился и почему отключал трансляцию. – Ну, до скорого!

Прикусив язык, он несколько раз щелкнул по трекпаду, тихо напевая про себя, а после веб-камера выключилась, а на экране появилась домашняя страница его сайта, на которой большими буквами было написано OFFLINE.

– Тебе не нужно было этого делать, – произнес Намджун, подойдя ближе. На самом деле он чувствовал себя намного безопаснее, когда камера не транслировала их прямо на сайт Хосока. Он протянул тому бутылку; Хосок молча взял ее.

– Спасибо, – ответил он, довольный тем, что Намджун уже открыл ее. Он сделал большой глоток, а после немного сдвинулся, чтобы освободить Намджуну место.

Тот сел, и как только он потянулся, чтобы закрыть ноутбук, Хосок тихо рассмеялся.

– Он выключен, – сказал он, откинувшись назад и скрестив ноги в коленях, а после отпил еще и поставил бутылку на ногу, положив руку на бедро.

– Прости за то, что я немного стесняюсь, – ответил Намджун, и они оба рассмеялись, а после Намджун уселся удобнее, закинув ногу на ногу и посмотрел на Хосока. – Винишь меня за это?

– Совсем нет, – выдохнул Хосок, повернувшись к Намджуну в ответ. – Но... Я правда имел в виду то, что сказал ранее.

– Имел в виду что? – переспросил Намджун, скользнув взглядом по лицу Хосока, а после по его руке, которой он обхватил горлышко бутылки. Он не смог сдержать ухмылки – он прекрасно видел, что Хосок делал прямо сейчас, и не мог не признаться себе, что ему хотелось этому поддаться.

– Что не буду стримить из твоей спальни, – ответил Хосок, его акцент на этом слове был почти незаметен, и Намджун подумал, что вполне мог проигнорировать его, если бы захотел.

Но ему не хотелось.

– Но ты мог бы снять все, если что, – выдохнул он, формируя фразу одновременно как вопрос и как утверждение.

Хосок повременил с ответом, поднял бутылку с пивом, а после передумал и наклонился вперед, поставив ее на журнальный столик.

– Полный обзор? – спросил он, глядя на Намджуна, который просто кивнул, пожав плечами. – Просто... Мне нравится это. Быть перед камерой. Это, как бы, ну ты знаешь, чем бы это ни было сначала... теперь оно делает все лучше для меня. Так что, да. Я бы заснял все.

Намджун облизал губы, часть его была удивлена, что Хосок рассказал ему такое – открылся ему – но в то же самое время он другая его часть не была удивлена совсем. Иногда о личных вещах было легче разговаривать с незнакомцами, чем с друзьями. Намджун хорошо знал об этом, учитывая все его интрижки на одну ночь.

– И я ведь не найду эту запись на твоем сайте в ближайшее время? – спросил Намджун, и Хосок на мгновение удивился, а после расслабился и покачал головой, наклонившись к нему ближе.

– Нет, – ответил он. – Это... останется только мне, знаешь. И, эм, тебе, если ты захочешь копию. Я никуда это не выложу.

Намджун облизнул губы, поставил пиво на столик, убедившись, что он не столкнет его с края. Он повернулся, чтобы взглянуть на Хосока, открыл рот и закрыл его, не зная, как сформировать то, что ему хотелось сказать.

– Прости, – сказал Хосок, немного рассмеявшись – было ясно, что пусть ему и было абсолютно комфортно перед камерой одному, мастурбировать и так далее, находиться рядом с другим человеком не было его сильной стороной. – Это не важно–

Но Намджун улыбнулся, а после наклонился к нему еще ближе.

– Не извиняйся, – ответил он. – Это... звучало горячо, – он посмотрел на Хосока, неуверенный в том, хватало ли у него смелости на то, чтобы сказать это, но он все равно это сделал, став более наглым из-за отсутствия камеры. – Кроме того, как мне узнать, не дрочил ли ты на меня тоже, а?

Хосок на мгновение молча смотрел на него, а после ухмыльнулся.

– Ну, я как бы использовал чужой компьютер? – пробормотал он. – И мне было стыдно?

– Эй, – возразил Намджун, но Хосок рассмеялся и откинулся на подушки. Это было заразительно – против своей воли Намджун сначала хмыкнул, а после засмеялся в полную силу.

Он не был уверен, сделал ли Хосок это специально или нет – может быть, Намджун ошибся на его счет – но когда он повернулся к нему, их лица были в нескольких дюймах друг от друга, они все еще улыбались, Хосок придвинулся к нему и мягко поцеловал.

Не теряя времени, Намджун ответил, наклонился вперед и положил свою ладонь на ладонь Хосока. Он почувствовал, как по коже пробежали мурашки, его пальцы были прохладными от пива. Он последний раз поцеловал его, а затем Хосок отстранился.

– Может, пойдем в спальню? – спросил он, взявшись за ноутбук.

Намджун коротко фыркнул, а после кивнул и еще раз мазнул губами по губам Хосока. Затем он встал, перешагнул через его ноги и повел его по коридору. Хосок потянулся за ним, прижимая ноутбук к груди. Они обошли чемодан Намджуна, все еще лежавший посреди комнаты; Намджун включил прикроватную лампу.

– Пойдет? – спросил он, указав на свой комод – он стоял прямо напротив кровати, и Хосок, несомненно, мог поставить ноутбук туда, чтобы заснять все, что ему хотелось. Только, может быть, в кадр входило не все, но тем не менее.

– Угу, – подумав, ответил Хосок, а после подошел к комоду, пока Намджун сел на кровать, снял носки и бросил их в корзину рядом, а после начал расстегивать рубашку. – Да, будет прекрасно, – он поставил ноутбук на комод, чуть склонившись над ним, чтобы включить. Он закрыл свой сайт, убедившись, что трансляция все еще была отключена, а после начал настраивать камеру для записи видео. Она мигнула, и Намджун сдавленно выдохнул.

– Плохие воспоминания, – пошутил он, откинувшись на кровати и посмотрев на Хосока, когда тот развернулся к нему.

– Тогда давай создадим хорошие, – ответил он, залезая на кровать, а после усевшись Намджуну на бедра. Он снял свою рубашку, в первый раз обнажившись перед Намджуном вживую – тот думал, что камера вполне неплохо передавала все его достоинства, но это было ничто по сравнению с реальностью. У Хосока был пресс, но он особо не был заметен в видео, а его руки были в меру накаченными.

Намджун провел по его бокам ладонями, впившись пальцами в упругую кожу, а после скользнул дальше – на спину. Бедра Хосока напряглись, и он придвинулся ближе, чтобы поцеловать Намджуна, просунув руки под его рубашку. Он погладил грудь, обхватил губами его нижнюю губу, а после поднял руки к его плечам, чтобы приспустить рубашку ниже.

Удовлетворенно откинувшись назад, Намджун полностью снял рубашку, лишь на мгновение выставив свои руки, после чего еще раз поцеловал Хосока, вылизывая его рот, одновременно с этим обняв его, чувствуя под пальцами перекатывающиеся мышцы.

– Неплохо, да? – прошептал Хосок, немного повернувшись, чтобы поцеловать Намджуна в щеку, скользнув губами по его виску к уху, а после к шее.

– Что? – спросил Намджун низким голосом.

– Быть перед камерой, – ответил Хосок, а затем провел пальцами по его плечу, груди, а после потер тыльной стороной ладони возбужденный член сквозь джинсы.

– М, – начал Намджун, не в силах произнести это с первой попытки. – Ага.

– Я же говорил, – выдохнул Хосок. – Так и знал, что тебе понравится, – он выкрутил запястье, чтобы попытаться расстегнуть ширинку на его штанах, но не смог достать до нее.

Намджун откинулся назад, уперевшись в спинку кровати, давая Хосоку достаточно пространства – тот расстегнул пуговицу и потянул молнию, а после встал на колени, выставляя свою задницу напоказ, начав стягивать с того джинсы вместе с бельем. Он прижался кончиком среднего пальца к основанию его члена, и Намджун тихо выдохнул, когда Хосок обхватил член ладонью.

– Мне нравится хотя бы это, – пробормотал Намджун, заметив легкую улыбку Хосока, а после наклонился, чтобы еще раз поцеловать его, в то время как тот резко водил по его члену и толкался ему в рот, соприкасаясь с ним языками.

– Да? – выдохнул Хосок, немного выгнув спину, и Намджун наконец-таки понял, что тот делал.

– Позируешь перед камерой? – спросил он, прекрасно зная это; он вновь погладил Хосока по спине, а после обхватил его задницу сквозь джинсы, грубо сжав ее пальцами.

– Ага, – признался Хосок, толкаясь в ладони Намджуна, который провел ладонями к его бедрам. Он взглянул ему в лицо, посмотрел на губы, которые были немного припухшими от поцелуев, после перевел взгляд на полуприкрытые глаза, которые смотрели прямо на него, и покрасневшие щеки.

Намджун прижался губами к его плечам, а после взглянул в камеру, повернутую на них; он посмотрел в нее лишь на мгновение, зная, что Хосок точно заметит это, когда будет пересматривать. Он сжал его задницу и ухмыльнулся, когда Хосок выдохнул ему в ухо, выгнувшись в его руках, отчаянно пытаясь потереться о них – Намджун подумал, что знал, из-за чего это было. Но когда он немного сдвинул ладони, надавив пальцами между ягодиц Хосока, чтобы немного поддразнить его, он нащупал что-то твердое и неожиданное, и в тот же самый миг его поразило осознание. Он повернулся к Хосоку, почти задав ему этот вопрос, но тот его опередил.

– Я сделал остановку, – ответил он, замерев, когда Намджун прижался пальцами к основанию игрушки. – До того, как доехал до аэропорта. И вставил это, – добавил он. Намджун потянулся, чтобы сдернуть с него трусы, выставляя его обнаженную задницу перед камерой, а после оставил их болтаться на бедрах вместе с его джинсами и вновь потрогал пробку пальцами.

– Ты сделал это для меня? – спросил он низким голосом.

– Да... Да, оу, – попытался ответить Хосок, но Намджун взялся за пробку и немного потянул ее, вытаскивая, а затем толкнул обратно. – Тебе вроде бы... больше всего понравилось последнее видео, – произнес Хосок и сглотнул. Он знал, что так и было, так как видел открытую Намджуном папку, а после закусил стон и обхватил собственный твердый член. – И я подумал... Попытка не пытка.

Намджун хмыкнул в ответ, прислушиваясь к его словам, но все его внимание было сосредоточено на игрушке, которой он трахал Хосока прямо сейчас, наблюдая за тем, как тот сжимался вокруг нее, когда он двигал ею вперед и назад. Намджун не мог понять, какого размера была пробка, но судя по тому, как Хосок всхлипывал от каждого движения, она была точно не маленькой. Он медленно гладил себя, и Намджун практически попросил его прекратить, прижавшись губами к его шее. Так он полностью ощущал, как тот сглатывал, каждый его стон и всхлип – и это заводило его еще сильнее.

– Остановись, – выдохнул Намджун, и, к его удивлению, Хосок сразу же подчинился, но, он заметил, что тот не полностью убрал руку, медленно дразня большим пальцем головку. – Я хочу вытащить ее, – добавил он, – хорошо?

Хосок закивал, согнув ноги, и Намджун медленно потянул за пробку, вытаскивая ее и скользя по ней пальцами, отмечая при этом, насколько Хосок был влажным и сколько ему пришлось использовать смазки, чтобы вставить ее.

– Уже такой растянутый, – поддразнил Намджун, ухмыльнувшись, и Хосок попытался поцеловать его – влажно и с языком – но Намджун еще не закончил. Он держал пробку двумя пальцами, а после облизнул уголки губ и вновь посмотрел на экран ноутбука. – Но, думаю, ты уже хочешь меня внутри себя, верно?

– Да, – задушено выдохнул Хосок, вжимаясь лицом в шею Намджуна, облизывая его горло. – Хочу тебя внутри себя, хочу, чтобы ты трахнул меня, – его голос дрожал, но при этом звучал развратно, в то время как Намджун наполовину вытащил из него пробку вновь, прежде чем снова толкнул ее обратно. Хосок вплотную прижимался к нему, и Намджун выпрямился и посмотрел через плечо, хотя то, что он по-настоящему хотел увидеть, было вне поля его зрения.

– Хочешь, чтобы я трахнул тебя? – самодовольно повторил Намджун. Он нежно поцеловал Хосока в висок, потирая пальцами основание пробки. – Чтобы я использовал твою дырку и грязно выебал тебя, да?

– О, боже, – заскулил Хосок. Или он не ожидал этого, или ему слишком сильно понравилось, или это просто было и то, и то, но он до безумия хотел этого. – Д-да, да, да. Я... я смотрел на тебя на своем стриме и хотел тебя внутри, – Намджун почувствовал, как его член затвердел между его ногами; он был возбужден сильнее, чем когда-либо еще, и, казалось, дразнить Хосока действовало на него каким-то запредельным образом. – И я растягивал себя для тебя, – пробормотал Хосок. – Стрим не сохранился, поэтому... мне пришлось только представлять, – добавил он, когда Намджун, наконец-таки, вытащил из него пробку и рассмотрел ее должным образом – она была больше, чем он ожидал, похожая на конус, сужающийся к концу и растягивающий его изнутри. – Ты сейчас такой охуенно горячий, – выдохнул Хосок после; Намджун слушал его вполуха.

– Знаешь, кто сейчас по-настоящему горячий? – прервал его Намджун, кинув пробку на кровать, рядом с их ногами, а после толкнулся в Хосока двумя пальцами. – Ты. Я вижу нас на экране твоего ноутбука, – произнес Намджун низким голосом Хосоку на ухо. Он согнул в нем пальцы, заставив его застонать. – Ты так хорошо принимаешь их, – добавил он. – Любой бы подтвердил это, если бы увидел.

– Любой? – спросил Хосок, и Намджун почувствовал что-то теплое на своем животе – Хосок начал пачкать его смазкой.

– Да, любой, – ответил Намджун. – Разве ты не хочешь, чтобы люди увидели тебя сейчас? Как твоя маленькая задница принимает мои пальцы, будто ты сам был создан для этого.

Хосок сжал челюсти, а после глухо сглотнул и кивнул.

– Да, я–

– Как насчет того, чтобы я развернул тебя? – предложил Намджун. – Посадил бы на свой член и позволил наблюдать за собой. Тебе бы понравилось это?

– Да, – захныкал Хосок, немного оттолкнув Намджуна, чтобы попытаться поцеловать его в губы, прежде чем тот смог бы сказать что-нибудь еще, а после трахнуть его.

– Лицом к камере, детка, – приказал Намджун, указав подбородком на ноутбук. Хосок резко отодвинулся от него, у него немного дрожали ноги; когда он снова умостился на кровати, Намджун наклонился к прикроватной тумбочке и пошарил в поисках двух вещей, которые им точно сейчас пригодятся: пачкой презервативов и тюбиком смазки. Хосок уже был довольно хорошо растянут, но он предпочел перестраховаться.

Выпрямившись, Намджун посмотрел на Хосока, который не только смотрел в камеру, но и успел снять с себя джинсы с бельем. Он сидел на коленях и оглядывался на Намджуна через плечо, а после опять разворачивался к ноутбуку.

– Тебе нужна еще подготовка? – спросил тот, но Хосок только покачал головой.

– Думаю, все нормально, – ответил тот. – Я делал это тремя пальцами, плюс еще пробка, ну, ты знаешь, – сейчас между ними чуть ослабло напряжение, так как на время они отстранились друг от друга, и это позволило Хосоку немного успокоиться. Тем не менее Намджун с нетерпением ждал, как тот снова потеряет голову.

Он подтолкнул презервативы со смазкой к Хосоку, который взял их и начал наблюдать за тем, как Намджун избавился от оставшейся одежды, отбросив ее на край кровати. Как только он тоже остался обнаженным, он полусидя откинулся на кровати, жестом показав Хосоку, что тот мог забраться на него сверху.

– Продолжай смотреть в камеру, – произнес Намджун, когда Хосок перекинул через него ногу и откинулся назад, прижавшись задницей к его паху. – И смотри, насколько хорошо я трахаю тебя, – прошептал он, пощекотав губами спину Хосока.

– Ага, – пробормотал тот, вытаскивая презерватив и кладя его в протянутую ладонь Намджуна; он разорвал упаковку и раскатал его по члену, а после потянулся за смазкой, чтобы вручить ее Хосоку, который сразу же открыл крышку и вылил немного на его руку.

Намджун поцеловал его спину, немного вжался в нее лицом, а затем провел скользкой ладонью по члену, смазывая, вытер ее о простыни после и надавил на бедра Хосока, прижимая его к себе.

Все еще держа одну руку на бедре Хосока, Намджун взялся другой за основание члена, придерживая его, чтобы Хосок мог опуститься на него. Сначала скользнула только головка, а после Хосок как-то слишком резко опустился на него только для того, чтобы вновь приподняться, из-за чего Намджуну пришлось вцепиться ему в бедро и удержать на месте, чтобы после начать двигаться должным образом.

– Ты тугой, – Намджун не смог удержаться и укусил Хосока за плечо. – Даже после этой пробки, – он сделал паузу, – ты все еще такой чертовски тугой.

– Приятно, да? – спросил Хосок, и Намджун почти рассмеялся – Хосок прекрасно знал, что ему нравилось и что он хотел услышать.

– Ага, – ответил Намджун, застонав, когда Хосок сильно сжал его член. – И почему бы тебе не сделать мне приятно, а? Например объездить меня, м, Хосок?

Тот коротко посмотрел через плечо, встретившись с Намджуном взглядом, прежде чем отвернуться, потеревшись о Намджуна там, где их тела соприкасались, и уперевшись икрами ему в бедра. Намджун потерся носом о его лопатку, а после сжал челюсти – совсем чуть-чуть – прежде чем Хосок приподнялся, а потом вновь опустился на него, принимая внутрь всю длину, двигая бедрами и громко и непроизвольно постанывая.

– Блять, – прошипел Намджун. Он должен был знать, что Хосок хорош в этом, хорош даже больше, чем он мог себе представить, но он все равно не ожидал, насколько плавными будут движения его бедер. Хосок был действительно хорош – каждый раз он сжимался на его члене в нужный момент, буквально выдаивая его с каждым движением. Его взгляд был обращен на себя на экране ноутбука, и у Намджуна поджимались пальцы на ногах, когда он наблюдал за его движениями и за тем, как его член подпрыгивал между его ног.

– Скажи что-нибудь, – выдохнул Хосок, – поговори... со мной–

– Ты такой горячий, – произнес Намджун, задохнувшись, когда Хосок наклонился вперед и уперся руками в бедра Намджуна, трахая себя на его члене – тот мимолетно подумал о том, как он собирался сделать это тогда, с помощью дилдо, приделанного к его стене, и застонал, немного откинув голову от этой картины. Он никогда не видел этого вживую, но сейчас мог полностью представить абсолютно все.

– Джун, – простонал Хосок, желая большего, нуждаясь в большем.

– Такой горячий, – снова попытался Намджун, – трахаешь себя на моем члене, даешь мне то, что мне нужно, – он вздохнул, но его легкие, казалось, совсем забыли, как это делалось. – И ты просто... делаешь это, – он попытался придать собственным словам хоть какой-то смысл, но у него уже напрягся живот и бедра – Хосок пытался заставить его кончить слишком быстро.

– Ага, – ободрил его тот, и несмотря на то, что он разговаривал с Намджуном, он продолжал наблюдать за собой, закусив нижнюю губу, и Намджун понял, что ему нужно было услышать.

– Смотришь на себя, – начал он, и Хосок оглянулся, чтобы на мгновение встретиться с ним взглядом. Он вскинул бедра и насладился громким стоном Хосока, а после повторил это движение снова, начав толкаться в полную силу, из-за чего Хосок откинулся ему на грудь. – Нравится видеть себя таким растраханным, да? – он схватил его за задницу и развел ягодицы, наблюдая за тем, как его член выскальзывал из него.

– Я бы хотел, чтобы ты видел себя с этого угла, – выдохнул Намджун, а после потер большим пальцем дырку. – Такой растянутый для меня, принимаешь мой член так, будто тебя не ебали годами, – он сделал паузу. – Хотя ты делаешь это с собой постоянно, – продолжил он и почувствовал, как Хосок сбился с ритма. – Так что, может быть, тебя просто не трахали правильно.

Хосок почти вскрикнул, когда Намджун схватил его двумя руками за бедра, взяв все под свой контроль и усадив Хосока на свой член, удерживая его в таком состоянии – прижатым к своей груди. После этого он откинулся немного назад, потянув Хосока за собой, так, чтобы они оказались у изголовья кровати.

– Разведи ноги, – приказал Намджун, и Хосок подчинился, широко расставив ноги, а после подхватил их под коленями, зафиксировав в таком положении, и Намджун начал вбиваться в него, упираясь пятками в кровать для лучшей опоры.

– О, блять, Намджун, – отозвался Хосок, сейчас угол проникновения был другим, но таким идеальным – член Намджуна задевал простату с каждым движением бедер. – Блять, блять, бл... ять, – он наполовину вскрикнул, наполовину всхлипнул – внезапная и постоянная стимуляция была чрезмерной для него – а после сильно кончил себе на живот, у него задрожали ноги, и он сжался вокруг члена Намджуна. Давление все нарастало и нарастало, его тело буквально горело, пока он не кончил тоже, Хосок лежал на нем мертвым грузом, его оргазм был слишком сильным, поэтому какое-то время он вообще не мог ничего делать.

Застонав, он перекатился с Намджуна в сторону и сел, с легкостью соскользнув с его члена. После он лег на бок и попытался отдышаться, Намджун же откинулся на спинку кровати и прикрыл глаза, а после почувствовал, как Хосок куда-то встал. Тот наклонился к веб-камере на ноутбуке, подмигнул, показал двумя пальцами V, а затем остановил запись.

Намджун заставил себя сесть, а после спустить ноги на пол; он снял презерватив, поморщившись от чувствительности, а после завязал его и встал.

– Сейчас вернусь, – сказал он, направляясь в ванную, и Хосок позади него хмыкнул в ответ и отвернулся на кровати.

Намджун вернулся с влажным полотенцем, вытер себя, а после перевернул его на чистую сторону и передал Хосоку. Тот обтер живот, между ногами, а потом посмотрел на Намджуна и широко улыбнулся.

– Значит, ты знаешь, как трахать меня правильно, да? – спросил он.

– Знаешь, я все еще могу отправить тебя домой сегодня вечером, – парировал Намджун, но он тоже улыбался.

Хосок на это только кинул грязным полотенцем ему в лицо, а после забрался под одеяло. Намджун успел увернуться только в самый последний момент.

– У кого-то сбит прицел, – сказал он и забрался на кровать рядом с Хосоком, наслаждаясь теплом, которое осталось от них двоих, зная, что в таких условиях он мог расслабиться даже рядом с незнакомцем, который уже точно не являлся таковым.

– Я промахнулся случайно, – хихикнул Хосок.

– Пиздеж, – выдохнул в ответ Намджун, но на это Хосок лишь прижался к нему и уткнулся улыбающимся лицом ему в плечо, и они оба заснули.

Намджуна разбудило пятно света на лице. Он наморщил нос и попытался отвернуться, но потом вспомнил, что рядом с ним должен был находиться кто-то еще.

Он сел и посмотрел налево, на Хосока, но тот исчез. Его сторона кровати была в беспорядке, но его все равно не было.

Намджун огляделся по сторонам. Все следы пребывания Хосока здесь исчезли: его ноутбук, одежда – все пропало.

Он нахмурился и встал с кровати, а затем поднял свои боксеры оттуда, куда бросил их прошлой ночью. Натягивая их, он споткнулся и чуть не упал, так как случайно сунул обе ноги в одну дырку, а затем направился в коридор и чуть не врезался в стену, немного не в силах контролировать свои движения.

– ... уже скоро буду дома, – произнес Хосок и обернулся, когда Намджун внезапно оказался позади него. – Оу, я скоро вернусь! Увидимся, ребятки, – он широко и самодовольно улыбнулся, а после закрыл ноутбук. – Доброе.

– Я думал, ты уже уехал, – сказал Намджун, зажмурившись сразу после того, как произнес это. Почему, черт возьми, он вообще это сказал? Но вместо того, чтобы дождаться от Хосока ответа, он убежал в ванную и закрыл за собой дверь.

Исключая то, что он был здесь в одиночестве, он понятия не имел, что ему нужно было делать. Некоторое время он просто изучал себя в зеркале, а затем просто занялся обычной рутиной – умылся, почистил зубы, убедившись, что использовал жидкость для полоскания рта, о которой постоянно забывал.

Занавеска душа была сдвинута в сторону, а коврик для ванны лежал на полу – Хосок ходил здесь в душ. Намджун попытался решить, что это значило – это ведь было хорошо, даже... вообще идеально?

Он снова зашел в гостиную, слишком поздно вспомнив о том, что на нем было только нижнее белье с прошлой ночи и больше ничего. Но Хосок все еще ждал его, ухмыляясь.

– Все в порядке?

Намджун подошел к нему, ковер был приятно мягким под его босыми ногами. По-видимому, Хосок не только принимал душ: рядом с ним стояла полупустая чашка с кофе, а сам он был одет, но не выглядел так, будто бы ему нужно было куда-то отправляться.

– Ты скоро уезжаешь? – спросил Намджун.

– Ну, только если ты меня выгонишь, – ответил Хосок. – Я же сказал, что мне пока не особо нужно домой, – со смехом добавил он.

Намджун немного усмехнулся, слишком уставший, чтобы забавляться этим утром, пусть это и было смешно.

– Это круто. И ты можешь остаться.

– Тебе нужно на работу? – спросил Хосок, оглядываясь на свой ноутбук. Намджун закусил губу, а после сел рядом с ним.

– Я могу прийти позже, – ответил тот. – Моя встреча на днях прошла довольно хорошо, поэтому я могу позвонить и взять выходной, и никто не будет возражать. Прямо сейчас все любят меня.

– Охотно верю, – произнес Хосок, и – боже помоги ему – Намджун почувствовал, как у него покраснели щеки.

Связи на одну ночь были для него обыденностью – иногда кто-нибудь оставался на кофе, хотя утренние разговоры совсем не были его сильной стороной.

– Спасибо, – сказал Намджун, сидя рядом.

– Хочешь кофе? – спросил Хосок, будто бы Намджун был гостем в его доме, а не наоборот. – Я нашел твою кофеварку.

– Нет, спасибо, – выдохнул Намджун. Она была подарком от его начальников из офиса, хотя он не мог вспомнить, когда вообще последний раз пользовался ею. – Ты снова запустил стрим?

– Ага, – кивнул Хосок. – Я как раз объяснял все, когда ты проснулся, – он пожал плечами. – Я как-нибудь напишу об этом пост в блоге позже, потому что пока точно рано, – он потянулся, чтобы открыть ноутбук, но после замер, взглянув на Намджуна. – Вообще я... смотрел видео с прошлой ночи.

Намджун стушевался.

– Во время трансляции? И твои подписчики тоже его видели?

– Черт, конечно нет, – Хосок рассмеялся. – Я не вывел видео на экран, только свое лицо. Они понятия не имели, на что я смотрел, пока они смотрели на меня, – Хосок на мгновение остановился. – Хочешь посмотреть вместе?

– Хорошо, – ответил Намджун через мгновение.

– ... А ты не хочешь еще и футболку надеть? – еще раз спросил Хосок, готовясь открыть компьютер.

– А... может быть, – пробормотал Намджуна, а после встал с дивана. – Сейчас приду.

Он бросился в свою комнату, а после оглянулся назад, за дверной косяк; Хосок снова смотрел и, казалось, был в восторге – Намджун услышал низкий тембр собственного голоса. Он в спешке начал искать чистую футболку и штаны.

Возвратившись к дивану, на этот раз одетый, он сел рядом с Хосоком, и огонек веб-камеры посмотрел прямо на него.

– Это Намджун, – рассеянно начал Хосок – видимо, он уже привык делать для подписчиков комментарии о том, что происходит. – Некоторые из вас его уже знают.

Намджун посмотрел в камеру, на Хосока, а затем обратно. Он поднял руку, чтобы помахать, но не сделал этого – Хосок наклонил к нему экран, и Намджун увидел, что видео было на том моменте, где Хосок трахал себя на его члене.

Они смотрели в тишине, выражение лица Хосока было бесстрастным, хотя Намджун видел его розовые щеки, а после кое-что прошептал ему на ухо.

– Можешь опубликовать это, – сказал он, и когда Хосок повернулся к нему, он оказался достаточно близко, чтобы Намджун его поцеловал.

– Но стрим... – начал Хосок, отстранившись.

– Верно, – выдохнул Намджун. Он взглянул в камеру, а после уголки его губ начали растягиваться в ухмылку. – Тогда, вместо публикации, мы могли бы переснять его, что думаешь?

Хосок оценивающе посмотрел на него, его губы слегка приоткрылись, когда он пытался обдумать интерес Намджуна. Когда он что-то решил про себя, то вернулся к своему ноутбуку и несколько раз нажал по клавиатуре и мышке. Намджун заметил, что сайт сразу же изменился – в нижней части видео появилась надпись: 18+ – ИДЕТ ТРАНСЛЯЦИЯ. Но в чате все равно было достаточно людей, которые заплатили за такое.

– Ты такая счастливая случайность, – произнес Хосок, целуя Намджуна, одновременно с этим поглядывая на экран, чтобы убедиться, что камера идеально захватывала их обоих.