Actions

Work Header

то, что правда важно

Work Text:

Намджу считала, что для вида, который дошел до стадии путешествий в космос, люди были чертовски ограниченными.

К счастью, у нее была Юнджи. Она так же думала, что люди могли быть до безумия глупыми, в том числе и сама Намджу, но она понимала вид ее ограниченности. Юнджи в принципе чертовски много понимала в Намджу. Это, вероятнее всего, произошло из-за огромного количества лет, проведенных вместе, начиная с их взросления, когда Намджу еще звали Намджуном и она коротко стригла свои волосы. Юнджи видела ее в различных образах и видела, как она превратилась в ту девушку, которой она была сейчас.

Иногда Намджу думала, что Юнджи знала ее лучше, чем она сама.

Когда Намджу в первый раз начала отращивать волосы, она ненавидела то, как они неловко свисали на ее уши, но на следующий день Юнджи пришла в школу с точно такой же стрижкой, чтобы они смогли отрастить волосы вместе (и Юнджи даже не жаловалась слишком сильно, когда оказалось, что ее волосы росли намного медленнее, чем у Намджу). Юнджи была первой, кто одолжил Намджу юбку – обычную и черную, потому что это все-таки была Юнджи – и именно Юнджи в первый раз отвела Намджу покупать светло-голубую, которая больше соответствовала ее вкусовым предпочтениям.

Юнджи не боялась задавать Намджу вопросы. Она спрашивала ее о том, что ей хочется, хорошо ли она себя чувствует, беспокоит ее что-то или нет, и каждый раз, когда Намджу боялась говорить за себя, Юнджи сталкивала их плечи вместе и использовала свой низкий голос, который заставлял Намджу чувствовать себя в безопасности и как дома.

Люди могли быть чертовски ограниченными, но в то же время они могли быть и чертовски потрясающими.

До того, как они с Юнджи начали встречаться, одной из вещей, с которыми Намджу не могла смириться, было просто... ее тело. Не то чтобы у нее были проблемы с телом как с таковым. В конце концов, у каждой альфы есть узел, независимо от первичных половых признаков; но то, как люди реагировали на то, как она выглядела, предположения, которые они строили, – все это заставляло ее кожу покрыться мурашками, заставляло ее почувствовать себя неправильной. И факт того, что люди смотрели на ее рост и статус альфы, и то, что они думали, она желала – шутки о том, чтобы завладеть кем-то, сцепить и пометить как свою собственность – она ненавидела больше всего.

А Юнджи – наоборот. Юнджи заставляла все это быть намного проще.

Теперь Намджу не боялась своего гона, потому что она была уверена в том, что Юнджи знала, как позаботиться о ней.

Утро перед ним началось с того, что Юнджи поцеловала ее в затылок, все еще пребывая в полусонном состоянии, а после пробормотала:

– Думаю, это начнется сегодня, детка.

Намджу застонала, а после накрыла подушкой голову.

– Но мне нужно сдать один проект на следующей неделе, и я хотела начать делать его на этой.

Юнджи фыркнула, а после отобрала у нее подушку, выставляя на свет ее надутое лицо.

– Вот поэтому-то я и сказала делать тебе все на прошлой неделе.

– Но тогда у тебя была течка, – запротестовала Намджу. – Время для всех этих вещей так плохо подобрано.

Юнджи вздохнула, а после перелезла на Намджу, уткнувшись лицом ей в шею.

– И что вообще случилось с синхронизацией циклов, да?

– Наука – это фальшивка, – невозмутимо произнесла Намджу.

– Шах и мат, атеисты, – ответила Юнджи, не пропустив этот выпад. – Хочешь поработать над проектом, пока тебе не станет хуже? Или предпочтешь просто отдохнуть?

Намджу закусила губу, раздумывая над ответом.

– Может, мы сможем просто отдохнуть?

– Конечно, детка, – Юнджи немного откинула голову назад, чтобы улыбнуться ей, а после поцеловать ее в нос. – Хочешь принять ванну и вымыться?

– Ммм, может быть, – Намджу выгнула спину, а после потянулась. – Пойдешь со мной?

– Детке так нужно внимание, да? – поддразнила Юнджи.

Если бы жар гона уже не начал покалывать ее тело, Намджу бы, наверное, просто шлепнула Юнджи по руке и сказала бы ей отъебаться. Но вместо этого она притянула ее обратно вниз, на себя, чтобы вдохнуть ее запах, а после тихо заскулила в кожу на ее горле.

– Такая нуждающаяся детка, – прошептала Юнджи, а после заправила прядь волос Намджу за ухо. – Милая маленькая прелесть.

Намджу счастливо выдохнула ей в шею, а после крепко обняла за талию.

– Мне это нравится, онни.

– Ну конечно же, милая, я знаю, – Юнджи попыталась сесть, но Намджу все еще крепко держала ее. Она захихикала. – Намджу-я, тебе нужно меня отпустить, чтобы я смогла приготовить тебе ванну.

– А что если вместо этого ты просто... принесешь горячую воду и полотенце сюда–

– Нет, – строго ответила Юнджи. – Мы пробовали это в колледже, и это совсем, блять, не работает, ты же знаешь.

– Но я считаю, что с твоими новоприобретенным возрастом и зрелостью ты бы точно смогла управиться со всем этим сейчас–

– Ох, да нахуй тебя, это была не моя вина, что вода оказалась вообще везде.

– Что? – прошипела Намджу. – Ты пытаешься сказать, что это я виновата? Это ты тогда ее держала!

– Ну да, а ты так извивалась, потому что боишься щекотки, так что это все из-за тебя.

– Тогда, может быть, тебе и не нужно было меня щекотать, – произнесла Намджу.

– А, может быть, сейчас тебе нужно просто встать и принять настоящую ванну, – ответила Юнджи.

Намджу надулась на нее в последний раз, чтобы проверить, сможет ли она сдаться.

– Ким Намджу, – произнесла Юнджи. – Если ты действительно думаешь, что после стольких лет это сработает, то ты можешь еще больше получить.

Намджу надулась сильнее.

– Но ты ведь думаешь, что я милая.

Выражение лица Юнджи смягчилось, и она провела большим пальцем по челюсти Намджу.

– Ага. Я правда так думаю.

– А милые девочки принимают ванну в кровати, – попыталась она в последний раз.

– Милые девочки встают с постели и дают их девушкам искупать себя, – решительно произнесла Юнджи.

Намджу вздрогнула.

– Оу. А это... это и правда звучит очень круто.

Юнджи хмыкнула, а после прижалась лицом к челюсти Намджу.

– Что-что ты там говоришь, детка?

– Ммм, – Намджу запрокинула голову назад, так что Юнджи начала оставлять поцелуи вниз по ее шее. – Как скажешь.

– Прекрасно, – Юнджи села, а после потянула Намджу за руку, чтобы та пошла с ней. – Давай, милая. В ванную.

Намджу заскулила и вытянула ноги, но все равно пошла за Юнджи прочь из спальни. Когда они вошли в ванную, она села на унитаз и подтянула колени к подбородку, начав наблюдать за тем, как та набирала для нее ванну.

После она поманила ее к себе, когда ванна стала почти полной.

– Скажи мне, это нормальная температура или нет.

Намджу послушно наклонилась вперед, после чего окунула руку в воду и кивнула Юнджи.

– Все хорошо.

– Отлично, – Юнджи дернула Намджу за подол ее футболки. – А теперь время для того, чтобы снять вот это.

Намджу сразу же подчинилась. И когда она посмотрела на Юнджи, то ее выражение лица было таким, что она бы не смогла прочитать его, если бы сейчас было только начало их отношений. Но теперь Намджу знала, что Юнджи всегда смотрела на нее так, прежде чем она собиралась–

– Ты такая красивая, ты ведь знаешь об этом, да?

Намджу склонила голову, а после улыбнулась, смотря в пол.

– Спасибо, онни.

Юнджи все еще стеснялась таких вещей – и то, как она поворачивала голову и повышала голос, когда говорила что-нибудь милое, было таким привычным для Намджу. Из-за этого у нее немного сжалось сердце, и она наклонилась, чтобы поцеловать ее в лоб.

Щеки Юнджи вспыхнули нежно-розовым, после чего она невозмутимо посмотрела через правое плечо Намджу.

– Думаю, что ванна готова.

Намджу всегда хорошо знала, как заставить Юнджи отступить. Но вместо этого она просто поцеловала ее еще раз, прежде чем залезть в ванну. После она посмотрела на Юнджи.

– Не хочешь присоединиться?

– А тебе не кажется, что тогда будет немного тесно?

Намджу немного сместилась в ванне.

– Все нормально. Ты достаточно маленькая.

– Это чертовски грубо, знаешь, – проворчала Юнджи, но все равно разделась и скользнула в ванну позади Намджу. Она правда была маленькой, но зато, когда Намджу была между ее ног, она могла целовать ее плечи и заднюю часть шеи.

Намджу счастливо прижалась к ней спиной, а после легко погладила по ногам, из-за чего смогла почувствовать редкие волоски, потому что Юнджи никогда не брилась, независимо от того, сколько людей могли назвать это неженственным. Но Намджу это нравилось, потому что она любила абсолютно все шероховатости Юнджи.

– Ты все еще довольно чистая с прошлой ночи, – отметила она, откинув волосы Намджу ей за плечи. – Может, ты просто хочешь быстро сполоснуться?

Намджу кивнула и откинулась на Юнджи, а после согнула колени, чтобы полностью лечь в ванне.

– Ага, – сейчас вода была немного прохладнее, чем она была до этого, и это было верным признаком того, что ее тело горело из-за гона. – Потому что я не думаю, что у нас в принципе осталось так много времени.

Юнджи утвердительно хмыкнула ей в плечо, а затем потянулась за мочалкой и гелем для душа. И круги, которые она проводила по коже Намджу, были как можно более нежными, потому что она знала, что ее кожа становится очень чувствительной, когда начинается ее гон, и даже мягкие царапины для нее могут быть невыносимыми.

Для Намджу было легко потеряться в ощущениях. Ноги Юнджи вокруг нее, ее мягкое хмыканье какой-то мелодии, ощущение того, что она была полностью чистой – все это было одной из самых любимых частей ее гона, если честно. Взрослея, она никогда не думала, что он будет означать предлог для того, чтобы побаловать себя, но теперь, рядом с Юнджи, она совсем не могла представить другой исход.

У нее заняло мгновение, чтобы понять, что тепло, которое она чувствовала сейчас, было не только от воды или чувств к Юнджи; ее дыхание участилось, она широко развела ноги, и это точно не укрылось от Юнджи, потому что то, как она скользнула пальцами по ее бедрам, стало верным признаком ее внимания.

– Как ты себя чувствуешь, детка? – пробормотала она, а затем прижалась сухими и прохладными губами к шее Намджу.

Та хрипло застонала, а после дернула бедрами.

– Жарко. Думаю, что это началось.

– Ммм, – Юнджи скользнула рукой по внутренней стороне бедра Намджу, к ее члену. Она потерлась большим пальцем об основание, и из-за этого все тело Намджу немного задрожало, а все ее чувства обострились. – Посмотри на себя, ты уже такая возбужденная для меня. Ты такая милая, детка.

Намджу плавилась на ее груди. Ей было беспокойно, и она двигала бедрами, чтобы заставить Юнджи прикоснуться к ней должным образом. Оттого, что они вдвоем были в ванне, у нее почти начался приступ клаустрофобии, но Намджу нравилось. Ей нравилось то, что каждый раз, когда она поворачивалась, Юнджи была вокруг нее.

– Онни, – захныкала Намджу. – Потрогай меня, пожалуйста.

– Но у нас и так много времени, милая, – Юнджи лениво гладила пальцами ее бедренные косточки. – Разве ты не хочешь растянуть это? Чтобы тебе было хорошо?

– Нет, – Намджу вцепилась ей в запястье и попыталась притянуть ее руку к своему члену. И если бы она действительно пыталась, то, вероятнее всего, она бы смогла пересилить Юнджи, тем более что сейчас был ее гон, и она была во власти адреналина; так что она просто позволила Юнджи сопротивляться, позволила ей посмеяться над собой и назвать себя нетерпеливым ребенком, потому что ей безумно нравилось все это.

– Детка просто хочет побыстрей расслабиться, да? – голос Юнджи был тихим и дразнящим, так что Намджу совсем не ожидала, когда она крепко сжала ее член и провела по нему от основания к концу.

Намджу ахнула и вскинула бедра.

– Да, да, пожалуйста, онни–

– Милашка, – пробормотала Юнджи, водя кончиками пальцев по влажной головке. – Хочешь, чтобы я заставила тебя кончить прямо сейчас?

Намджу кивнула, и это вышло так нетерпеливо, что она ударилась головой о щеку Юнджи.

– Ты такая чувствительная сейчас, ты ведь знаешь, да? – Юнджи плотно сжимала член, продолжая медленно гладить его. Она бы могла просто дразнить, если бы это не было настолько слишком и если бы Намджу уже не была так близко.

– Ты собираешься кончить прямо в ванне? – выдохнула Юнджи, она тяжело дышала, потому что пыталась крепко держать Намджу, одновременно играя с ее членом. – Собираешься полностью испачкать себя, да, детка?

– Ах, ах, онни... – Намджу извивалась между ее ног, рвано толкалась ей в руку, которой она размеренно двигала по члену, из-за чего Намджу хотелось кричать. – Пожалуйста, я уже так близко, так близко–

– Серьезно, детка? – голос Юнджи был низким, сладким и теплым, и от этого Намджу стало еще более жарко. – Ты правда собираешься кончить?

– Да, – отчаянно выдохнула Намджу.

Когда Юнджи убрала свою руку, Намджу громко захныкала.

– Нет, нет, онни, пожалуйста, я ведь хорошо–

– Не в ванне, милая, – предостерегла ее Юнджи. – Подожди, пока мы все это не смоем, хорошо?

– Но я была близко–

– Побудь хорошей девочкой для меня, ладно? – попросила Юнджи, прежде чем прижалась губами к ее шее, а после провела ногтями вверх по ее бедрам, заставив Намджу задрожать. – Если будешь вести себя хорошо, я позабочусь о тебе, идет?

Намджу захотелось надуться, а после дернуть Юнджи за руку и заставить ее закончить начатое прямо там, но она знала, что Юнджи права. Когда речь шла о ее гоне, для нее лучше всего было быть как можно более чистой, когда он собирался начаться.

Тем не менее, это не значило, что она должна быть счастлива.

Она крепко сжала руку Юнджи.

– Тогда помоги мне встать.

– Ты больше, чем я, – скептически ответила Юнджи. Но тогда Намджу просто продолжила держать ее за руку и не двигаться, Юнджи фыркнула. – Ты ведь знаешь, что тебе везет, потому что ты милая.

Намджу посмотрела вниз, на свои ноги, когда Юнджи помогала ей встать, делая вид, что ее внимание сосредоточено на сохранении баланса, хотя на самом деле она старалась скрыть румянец на своих щеках.

– Эй, – мягко произнесла Юнджи, взяв Намджу за подбородок пальцами и подняв его. – Ты правда милая, ты ведь знаешь об этом, да?

Намджу потянулась к Юнджи, чтобы прижать ее ближе к себе. Их тела были влажными и теплыми после ванны, и было такое ощущение, что Намджу могла почувствовать больше деталей кожи Юнджи, чем когда они были сухими. Шероховатость локтей Юнджи, маленькая родинка на ее бедре, шрам от аппендицита – Намджу чувствовала все это. Она никогда не ощущала себя так близко к другому человеку, как она ощущала себя по отношению к Юнджи во время ее гона.

Намджу мягко поцеловала ее в челюсть.

– Давай смоем все это с тебя, а потом пойдем в постель. Хорошо звучит, милая?

Намджу послушно стояла, пока Юнджи смывала с нее остатки пены с помощью головки душа. А после – когда они уже были чистыми и сухими – Намджу взяла Юнджи за руку и нетерпеливо повела в спальню.

– Оу, детка спешит, да? – поддразнила Юнджи.

Вместо ответа Намджу просто подтащила ее к кровати, а после упала на нее и утянула за собой Юнджи, так, чтобы та оказалась сверху.

– Мм, а что это? – Юнджи потерлась об нее бедрами, зажав ее член между их животами.

Намджу заскулила.

– Онни, ты ведь знаешь, что это такое, – теперь ее гон полностью начался, и она не хотела ничего, кроме как кончить столько раз, сколько Юнджи ей позволит.

– И что ты хочешь, чтобы я сделала для тебя, милая? – спросила Юнджи, дразнящее толкнувшись бедрами. Намджу почувствовала, как смазка с ее члена размазалась по животу. Всегда во время ее гона она становилась такой же влажной, как и Юнджи во время своих течек.

– Я... – у Намджу сбилось дыхание, когда большой палец Юнджи начал гладить ее член, в то время как она сама продолжала тереться об нее. – Я хочу, чтобы ты заставила меня кончить, онни.

– И как же? – Юнджи повернула палец, так, чтобы с каждым движением задевать член своим тупым краем ногтя. Это было не больно, но все равно немного слишком для Намджу, так что она откинула голову на матрас и захныкала.

– Я-я не знаю, онни, хоть как, я все выдержу–

– Тебе придется выбрать, детка, – произнесла Юнджи. – Давай, как ты хочешь кончить?

Намджу отчаянно выдохнула и захрипела, а после выгнулась под Юнджи.

– Просто... от твоей руки, онни, просто от руки, сейчас, пожалуйста, мне нужно–

– Вот так? – Юнджи прижалась тыльной стороной ладони к основанию члена Намджу, туда, где формировался ее узел.

Как правило, для Намджу этого было не достаточно. Но теперь она сжалась и застонала сквозь зубы, а после кончила всего лишь от этого простого прикосновения.

Юнджи не двигалась, даже когда Намджу извивалась под ней и пачкала себя, а просто позволяла Намджу толкаться в ее руку, пока она переживала свой оргазм.

– Вот так, милая, – проворковала Юнджи. – Посмотри на себя, милая маленькая малышка.

Намджу вздрогнула, когда от этой похвалы по ее телу разлилась приятная волна. Но ей все еще не стало лучше, потому что одного оргазма точно не было достаточно, чтобы успокоить ее. Даже когда она рушилась, она все еще чувствовала, как ей нужны были прикосновения, как ей нужно было чувствовать, что ее все еще любят, и это никогда не закончится; гон просто на немного отступал до того момента, как Юнджи дотрагивалась до нее вновь.

– Спасибо тебе, онни, – прошептала Намджу, немного дрожа от чрезмерной чувствительности, которая всегда наступала после оргазма. – Спасибо, спасибо, спасибо–

Юнджи прервала ее мягким поцелуем.

– Нет, это тебе спасибо за то, что ты была такой хорошей девочкой.

Намджу скривилась.

– Ну онни, ты не можешь просто так такое говорить.

– Я не просто говорю это, – Юнджи потерлась носом о челюсть Намджу, а после прижалась губами к жиле на ее шее. – Я собираюсь позаботиться о тебе.

Она продолжила спускаться вниз по ее телу, целуя ее выпирающие ключицы, ее маленькие темные соски и ее мягкий живот. Намджу вздохнула и почувствовала, будто она плавится от всего этого. Она знала, что когда Юнджи заботилась о ней, она была в хороших руках.

Когда Юнджи дошла до бедра, она мягко ущипнула кожу над ним, и из-за этой небольшой тупой боли член Намджу немного дернулся.

– Где ты хочешь мой рот, детка?

– На мне, – выдохнула Намджу.

– Хочешь, чтобы я отсосала тебе? – Юнджи наклонилась и провела кончиком языка вниз по ее члену, а после взяла в рот одно из ее яиц. Ее умелый маленький язык был горячим и влажным на ее чувствительной коже, а после она выпустила его с тихим хлюпаньем. – Или ты хочешь, чтобы я отлизала тебе?

– Я... боже, онни, я не знаю–

– Выбери, детка, или ты вообще ничего не получишь.

Намджу закрыла лицо руками и слабо заскулила.

– Может, тогда... отлизать? Мне бы хотелось этого.

– Конечно, милая, – и без всякого предупреждения Юнджи опустила голову и прижалась губами к дырке. Это было целомудренно настолько, насколько это вообще было возможно. Она поддразнила Намджу сначала, потому что она всегда это делала, затем провела кончиком языка по чувствительной коже, и это было так легко, что если бы жар гона не жег Намджу в животе, она бы подумала, что Юнджи вообще ее не касалась.

Намджу была слишком переутомлена из-за своего гона, чтобы сделать что-то большее, чем просто лежать и полностью сдаться на милость Юнджи. Ее ноги были широко разведены, а бедра напряжены оттого, что ей безумно хотелось вскинуть их вверх.

Юнджи подняла голову, а затем положила ее на бедро Намджу. После она посмотрела на ее дырку и провела по ней кончиком пальца.

– Ты такая красивая, детка.

– Онни, – захныкала Намджу. Она немного двинула бедрами, чтобы вновь почувствовать рот Юнджи. – Не... не дразнись сейчас.

– О, а ты этого не хочешь, да? – спросила Юнджи. Когда Намджу решительно покачала головой, Юнджи рассмеялась. – Тогда ладно. Я просто–

Юнджи откинулась, а после широко и влажно лизнула дырку. Она не остановилась и вжалась лицом настолько близко, насколько смогла, а после начала быстро двигать языком. Намджу крепко сжала ее голову бедрами, но в ответ Юнджи только сильно вцепилась пальцами в ее бедра и запачкала Намджу слюной, которая текла по ее подбородку.

Одной из вещей, с которыми она боролась во время своего гона, была ее чувствительность. Даже в обычный день ее было очень легко возбудить, а теперь к ней не нужно было даже прикасаться, чтобы вновь подтолкнуть ближе к краю. Ее влажный и возбужденный член лежал на ее животе, испачканный в сперме и в смазке, и между беспорядком на ее теле и нетерпеливым ртом Юнджи между ее ног, Намджу была абсолютно и полностью грязной.

Но она все равно обожала каждое мгновение всего этого.

– Онни, – взвизгнула Намджу. – Так хорошо, боже, люблю твой рот–

Юнджи протянула руку и прошлась по ее бедру, а после сжала ее яйца. И как только Намджу почувствовала это прикосновение, она выгнулась и начала беспомощно двигать бедрами вверх, пытаясь толкнуться хоть во что-то, хотя ее член не получал абсолютно никакого внимания.

– Онни, онни, я хочу кончить, пожалуйста, дай мне кончить–

Юнджи сильнее вжала лицо между ее ног, дыша через нос, а иногда сдавленно выдыхая на кожу Намджу, пока она грязно лизала, лизала и лизала ее. Она все еще сжимала ее яйца, и это было слишком больно, из-за чего Намджу почувствовала, как подавляющее все ощущение начало сворачиваться у нее в животе.

Она даже не могла ничего сказать. И все, что ей оставалась, это всхлипывать и извиваться в захвате Юнджи, когда она вновь кончила себе на живот.

– О, боже, – выдохнула Намджу. – Боже, онни, я все, я кончила–

Юнджи не обратила на это никакого внимания. Она все еще держала ее за ногу, все еще касалась языком дырки – влажной и достаточно растянутой – чтобы можно было толкнуться языком внутрь, достаточно для Намджу, чтобы закричать, потому что ей было так жарко, туго и хорошо.

– Онни, это слишком, – икнула она. – Я... я не могу–

Все, что Юнджи сделала, это отпустила ее бедро, а после легко ударила по нему ладонью. После этого Намджу перестала протестовать, но все еще не могла предотвратить те небольшие реакции ее тела на то, что Юнджи продолжала делать с ней. Она терлась бедрами о ее лицо, вцеплялась пальцами в простыни или собственные волосы, изо всех сил стараясь контролировать себя.

Юнджи между ее ног, боже, она была великолепной. Намджу видела, что ее лицо влажно блестело, даже кончик ее носа, а ее ресницы очаровательно лежали на ее щеках. Она выглядела ангельски, но те звуки, которые она издавала – тихие стоны, рычание и грязное хлюпанье ее языка внутри Намджу – были совсем далеки от понятия святости.

Намджу заскулила, а после втянула два пальца в рот, чтобы больше ничего не говорить. Она столько всего чувствовала, что это было почти больно, она почти ходила по лезвию удовольствия и боли – прямо там, где Юнджи и хотела, чтобы она была. Даже когда она думала, что больше не выдержит, это все еще росло внутри нее, из-за чего Намджу закатывала глаза, и ее дыхание сбивалось на каждом выдохе. У нее дрожали бедра, не в состоянии удержать ее, и она отчаянно сосала свои пальцы, из-за чего слюна текла у нее по подбородку и горлу.

Это ударило по ней, когда Юнджи потянулась и крепко сжала ее член, потирая ладонью влажную головку мелкими кругами, из-за чего Намджу отчаянно и тихо захныкала. Ее третий оргазм будто вырвали из ее тела, оставив ее дрожащей и готовой расплакаться, пока Юнджи продолжала гладить на протяжении всего этого времени.

Намджу всхлипнула, все еще держа пальцы во рту. Она так сильно сосала их, что на них даже остались маленькие красные следы от зубов на костяшках. А после, наконец, Юнджи отстранилась от нее и села на кровати со слабым выдохом.

– Ты сделала все так хорошо, детка, – мягко произнесла она, а затем заправила прядь волос Намджу за ухо. – Ты такая хорошая девочка.

Намджу не смогла ничего сделать, кроме как мягко и тихо застонать, а после повернула голову в руке Юнджи и потерлась об нее, пока Юнджи не начала гладить ее по волосам.

– Может, ты хочешь поспать, детка? – спросила она.

Намджу покачала головой.

– Я хочу... хочу, чтобы ты меня трахнула.

Юнджи рассмеялась.

– Ты такая ненасытная.

– У меня гон, – пожаловалась Намджу. – Это биология виновата, а не я.

– Я не говорила, что в этом кто-то виноват, детка, – успокаивающе ответила Юнджи. – Ведь мне в любом случае нравится, когда ты становишься такой нуждающейся для меня.

Намджу закрыла лицо предплечьем, чтобы скрыть покрасневшие щеки.

– Никакая я не нуждающаяся.

– О, серьезно? – Юнджи легла на нее и уткнулась своим заостренным подбородком ей в грудь. – Тогда, может, будет уж не такое большое дело, если я тебя не трахну?

– Я не это сказала.

– Правда? – дразнящее спросила Юнджи. – Ты точно в этом уверена.

Намджу надулась.

– Не будь грубой. Технически, это состояние здоровья. Так что ты должна быть со мной милой.

– Но ведь намного веселее, когда я немного грубая с тобой, – Юнджи провела ногтями по ее бокам. – Особенно с того момента, как тебе начало это безумно нравиться.

Намджу не осчастливила ее своим ответом, решив вместо этого потянуться к тумбочке, чтобы достать смазку, дилдо и сбрую для Юнджи.

– Знаешь, ты не особо-то и походишь на такую уж «не нуждающуюся», – заметила Юнджи.

– Просто сделай это, – проворчала Намджу. – Разве ты уже не побыла со мной достаточно грубой?

– Ммм, ну, как скажешь, – Юнджи поцеловала ее в грудь в последний раз, а после села перед ней. – Тогда передай мне все это.

Намджу послушно подчинилась, а после начала лениво наблюдать за тем, как Юнджи крепила дилдо к сбруе, а после натягивала ее по своим стройным ногам.

– Ты хочешь сначала пальцами или просто начать медленно? – спросила Юнджи, а после взяла в руки смазку.

– Начать медленно, – ответила Намджу, а после откинулась и развела ноги, так, чтобы Юнджи могла сесть между ними. – Но я уже... боже, онни, я так сильно этого хочу–

Юнджи похлопала ее по бедру чистой рукой.

– Ты получишь все, что хочешь, милая. Онни точно позаботится о тебе.

– Спасибо, – прошептала Намджу. – Спасибо, спасибо, спасибо–

– Тебе не нужно меня благодарить, детка, – успокоила ее Юнджи, а после прижала влажную головку дилдо к дырке. – Я тебя поняла.

Несмотря на то, что Юнджи любила растягивать ее, разбивать на кусочки и заставлять ее всхлипывать и дрожать, она была невероятно нежной сейчас. Она медленно толкнулась в нее, растягивая, и позволила Намджу понять, чего ей ожидать.

Движение было медленным, легким, потому что Намджу просто до безумия сильно хотелось, а еще игрушка была настолько скользкой, что смазка даже стекала на простыни. А еще, во время того, как Юнджи растягивала ее, были слышны эти влажные, хлюпающие звуки. Из-за каждого сантиметра Намджу отчаянно выдыхала, пока у нее полностью не сбилось дыхание, когда Юнджи вошла в нее до конца.

И когда она начала тереться о бедра Намджу своими, в то время как дилдо все еще был в ней, Намджу схватила ее за плечи настолько сильно, что была уверена в том, что от ее пальцев останутся следы.

– Онни, онни, боже, это так хорошо, я уже так... черт–

– Оу, детка, уже? – Юнджи наклонилась, а после погладила пальцем ее растянутую дырку. – Посмотри на себя, милая, ты сейчас такая чувствительная и раскрытая.

Намджу ударила по простыням под ней, готовая на все для того, чтобы заставить Юнджи просто трахнуть ее так, как ей хотелось и как она нуждалась в этом.

– Не думаю, что тебе нужно еще что-то, если честно, – обыденным тоном произнесла Юнджи. Она все еще прижималась бедрами к ягодицам Намджу, все еще держала дилдо глубоко в ней и удерживала Намджу на месте, чтобы та не смогла на него насадиться. – Клянусь, что ты можешь кончить только от этого, правда, милая?

– Нет, онни, – умоляла Намджу. – Я не могу, я... пожалуйста–

– Давай, детка, – уговаривала Юнджи, все еще продолжая тереться об нее мелкими кругами. – Покажи мне, насколько хорошей девочкой ты можешь быть, хорошо?

– Я-я не думаю, что смогу, онни, – всхлипнула Намджу.

– Уверена, что сможешь, – ответила Юнджи, а после надавила на бедра Намджу, чтобы удержать ее на месте. – Ты такая отчаявшаяся маленькая детка, ты сможешь кончить просто от члена в своей заднице, сможешь ведь? Давая, сладкая малышка, – Юнджи провела рукой по всей длине ее члена. – Кончи для меня.

– Онни–

Без предупреждения, Юнджи взяла ее член, немного приподняв его, а после бросила обратно с легким шлепком, и этого было достаточно для Намджу, чтобы подавиться стоном и грязно кончить себе на живот снова. Сейчас она была в полном беспорядке, пятна спермы покрывали ее загорелую кожу и стекали по бокам на простыни.

Юнджи оценивающе посмотрела на нее, а после провела по липкой полосе на ее животе.

– Посмотри на себя, ангел. Ты сейчас такая красивая для меня, полностью раскрытая и вымотанная.

Намджу позволила себе закрыть глаза, восстанавливая дыхание. Она чувствовала себя будто нанизанной на что-то, отстраненной, висящей на члене Юнджи, держащейся за ее руки, и она обожала каждое мгновение. Не этого должны хотеть все альфы, потому что, черт, это она должна была быть на месте Юнджи. Но прямо сейчас, когда из-за гона она горела, а ее голова была затуманена, она хотела только одного – передать весь контроль и заботу в руки Юнджи.

Что-то потерлось о ее губы, и она позволила своему рту немного приоткрыться, совершенно ни о чем не думая. После она почувствовала горьковатый вкус спермы. Она приоткрыла глаза и испуганно взглянула на Юнджи, которая трахала ее в рот своим пальцем и наблюдала за этим, не отрываясь.

– Ты так хороша, детка, – прошептала она. – Хочешь кончить еще раз, а затем передохнуть?

Намджу беззвучно кивнула, а потом даже не сдвинулась с места; она доверяла Юнджи и знала, что та сделает только то, что было для нее самым лучшим.

– Иди сюда, милая, – успокаивающе произнесла Юнджи. Она взяла Намджу за бедра, а после немного потянула вниз по матрасу, чтобы потом наклониться и прижаться к нежной коже ее шеи. – Еще один раз. Вместе. А затем мы отдохнем.

Все, что Намджу могла делать, это просто лежать, стонать и скулить, когда Юнджи начала медленно и размеренно толкаться в нее. Ее тело горело от гона, у нее кружилась голова, но голос Юнджи возвращал ее на Землю. Сквозь все это Юнджи продолжала хвалить и поощрять ее, уткнувшись лицом ей в шею и горячо выдыхая ей на ухо.

– Ты такая хорошая девочка, ангел, такая красивая на моем члене, моя милая, моя малышка–

Несмотря на то, что гон всегда означал быстрые оргазмы, сейчас все это ощущалось как маленькая вечность, которую они делили на двоих, когда Юнджи вбивалась в нее и тихо выдыхала высоким голосом ей на ухо. Когда она кончила, то это не было подавляюще и интенсивно. Это было... комфортно, будто она растаяла на матрасе, держась только за руку Юнджи и за член внутри нее.

– Вот так, детка, – Юнджи продолжала двигать бедрами в том же ритме, и Намджу застонала, а после сжалась на дилдо еще один раз, а ее член дернулся на ее животе. Гон означал, что она все еще сильно пачкала себя спермой, пусть уже и кончила до этого огромное количество раз.

Когда Юнджи вытащила, Намджу было отдаленно известно о том, насколько отвратительно она должна была выглядеть прямо сейчас: ее живот был покрыт неаккуратными пятнами спермы, а ее задница была растянутой и приоткрытой, и из нее вытекала смазка. Но она слишком устала, чтобы по-настоящему заботиться об этом. Она знала, что Юнджи все равно не будет ее осуждать. Они видели друг друга во время огромного количества течек и гонов, что Намджу даже не удивилась, когда влажное полотенце начало счищать с нее всю эту сперму и смазку.

– Ты так хорошо все сделала, детка, – прошептала Юнджи. Намджу открыла глаза и посмотрела на то, как она кинула полотенце на стол, чтобы высушить его после, а затем вернулась в кровать и свернулась у нее под боком.

– Спасибо, онни, – промурлыкала Намджу.

– Ты не должна меня благодарить, – сонно ответила Юнджи, утыкаясь ей в грудь. – Просто дай мне поспать, чтобы я смогла должным образом трахнуть тебя после того, как я проснусь.

Намджу улыбнулась и поудобнее устроилась рядом с ней.

– Звучит как план.

Юнджи лениво поцеловала ее в ключицу, и ее глаза все еще были закрыты.

– Обычная рутина.

– Ммм, – Намджу согласно хмыкнула перед тем, как снова заснуть. – Рутина, конечно же.

Вещи могли быть сложными за пределами их спальни. Но, в конце концов, у Намджу была Юнджи.

И это было тем, что правда важно.