Actions

Work Header

Чайки

Work Text:

Они пережидали грозу в старой купальне. Дощатый пол ещё был тёплым. Нина постелила шаль в углу, легла, закинув руки за голову. Катерина что-то шептала, стоя у входа. Вздрагивала при каждом ударе грома и жмурилась. Но смотрела.
— Иди сюда, Катя, — Нина рассмеялась и подвинулась. — Будешь бояться тут.
Катерина передёрнула плечами и тоже рассмеялась. Легла рядом.
— Да я не боюсь уже, Нина. Как у тебя волосы спутались. Давай косу заплету.
— Лень, — Нина закрыла глаза. — Не боишься, а как гроза, мы прячемся.
— Тут хорошо. Ты отдохни. А там и гроза кончится. Меня уже не пугает гроза, — Катерина говорила с детской трогательной серьёзностью. — Только я вспоминаю всё. То есть не всё… ты знаешь. Можно ли совсем всё вспомнить? Помню, как стояла на краю обрыва. Борис простился со мной… уехал. — Катерина машинально коснулась виска, поморщилась.
Нина вздохнула, взяла её за руку. Поцеловала ладонь.
— Всё вспомнить нельзя. И не нужно. Я тоже мало что помню. Поезд в Елец, вагон третьего класса. Пьяный купец елозит мокрыми губами по шее… а мне всё равно, Катя. И противно, и… пусть. Вдруг скрежет, всё кувырком. Все жизни, все жизни, свершив печальный круг, угасли, — Нина усмехнулась. — Смешная пьеса, я тебе изображу. Люди, львы, орлы и куропатки… Хотя нет, нельзя тебе. Ты расчувствуешься, плакать будешь. Ты цветочек.
— Я птичка, — серьёзно поправила Катерина, и расхохотались уже обе.
— Я ча-а-айка. Вот правда, смешно. Началось с этой Костиной пьесы. Потом он чайку застрелил. Герой, — Нина поморщилась. — Борис записал сюжет: жила девушка, свободная и прекрасная, как чайка, приехал мужчина и погубил её… как чайку. Я долго этим бредила.
— Ниночка. А я всегда-всегда хотела летать. С василька на василёк, как бабочка, а то как птица, раскинуть руки, разбежаться с горы… Лететь. Что в моей жизни было? Неволя. Любви если совсем немного… Не помню. Мучение одно.
— Ну да. Любил-разлюбил. Ребёнок болел… умер. Это и есть жизнь. Бедность, расстроенное здоровье, нервы. «Мы попали в запендю…» Один поручик так шутил.
В купальне стало светлее — тучи уходили в сторону Костромы. Ещё немного — и можно будет лететь. Воздух после грозы лёгкий и влажный, серебряный.
— Нина, а есть ещё такие, как мы?
— Почему нет. Но мне достаточно тебя.
Две чайки прошлись по мокрому песку, оставляя чёткие следы. Переглянулись и нырнули в воздух, как в воду.