Actions

Work Header

Три цвета

Work Text:

Если день шел наперекосяк, то не сбивался с курса до самого вечера, это Боюань проверял неоднократно. Когда часы в углу экрана показали 20:00, он чувствовал себя вымотанным: от жары в Гуанчжоу барахлили не только компьютеры, но и люди.
Липкий, влажный воздух, в котором как будто недоставало кислорода, с трудом проходил в легкие. Промотавшись целый день, Боюань проклял тот момент, когда согласился взять на себя часть административной работы в клубе, и примерно тысячу раз задался вопросом, как у Ичуня хватает терпения на всех и все.
Кроме того, Боюань, кажется, простыл, постоянно выходя из холодных кондиционированных помещений на жару и заходя обратно. В горле першило, в голове гудело, а в QQ мигало сообщение от Лодки, который просил сводить в ивентный данж новичков. Боюань подавил искушение сказать, что уже лег, устал и больше не может. Лодка выматывался не меньше его самого. Без Ичуня, впервые на памяти Боюаня уехавшего в отпуск без ноутбука, эксперты сбивались с ног.
Данж был коротким. Но требовал не столько хорошего эквипа, и даже не владения собственным классом, а внимательности, с которой к ночи плохо было у всех.
Боюань вздохнул. Нет, отказаться не позволяла совесть. Как бы ни хотелось лечь и заснуть, это можно было сделать через полчаса. В лучшем случае, если они пройдут данж с первого раза.
Он напечатал Лодке в ответ: “ок, 10 минут”. Теперь у Боюаня было время сделать чай. И поискать что-нибудь на кухне - последний раз он ел рано утром, до того, как вышел из клубного общежития.
Мороженое съели. Боюань проверил морозилку еще раз и пообещал себе, что если они пройдут данж без проблем, он не поленится выйти и купить мороженого. А потом выключит компьютер, возьмет ложку и почитает что-нибудь. Или посмотрит. А горло - а что горло, все равно или заболеет, или нет.
От вида группы мороженого захотелось с удвоенной силой: это были самые новенькие члены гильдии “Синего ручья”. Играть они тоже явно начали недавно. Боюань вздохнул еще раз и начал инструктаж.
Данж действительно был не очень сложным. Основная проблема состояла в том, что в нем темно - раз, и ориентироваться под водой тяжело, - два. И еще нужно не забывать всплывать наверх.
Каждому из группы доставалась цветная метка. Нужно было бить мобов соответствующего цвета, а потом по очереди атаковать одного из сменяющих друг друга боссов. Ошибка давала боссам частичную неуязвимость, две ошибки - означали гарантированную смерть группы. Зато при удачном прохождении могли выпасть не только личные ивентные ракушки и материалы, но и ценные ресурсы для гильдии.
Сперва они чуть не утопили клерика. Спать Боюаню не хотелось уже с момента входа в данж, но теперь он окончательно взбодрился.
С горем пополам добравшись до площадки с финальными боссами, Боюань поправил наушники и повел плечами: футболка между лопаток противно взмокла и прилипла к коже. Он еще раз посмотрел на группу, пересчитал метки.
- Помните, главное - никуда не торопиться. Несколько секунд, за которые вам нужно атаковать босса вашего цвета, только кажутся коротким отрезком времени. На самом деле, его более чем достаточно, чтобы понять, какой босс перед вами, нужно ли вам бить сейчас или нет. И слушайте мои команды. Все поняли?
Было у Боюаня какое-то нехорошее предчувствие. Через пять минут он остался в живых один.
У них ничего не получалось. Лучшим результатом оставались 80 процентов жизни у каждого из боссов, после этого кто-то забывал всплыть, захлебывался и тонул, кто-то пытался заменить павшего…
Боюань не успел заметить, когда рисунок боя изменился. Если раньше его мечник оставался в гордом одиночестве, то теперь выживал еще механик: не то чтобы им это помогало, потому что нужен был третий, но двигался он иначе. И его робот только что снял у одного из боссов немалую часть здоровья.
- Умеют ли боссы всплывать? - голос механика показался очень, очень знакомым.
День не мог стать еще хуже. Или лучше. За грохотом сердца Боюань никак не мог определиться, что же он думает по этому поводу. Он ткнул в иконку личного сообщения.
“Бог Е?”
“Никогда не мог пройти мимо детей в беде”.
Боюань зажмурился. Потряс головой, стянул наушники на шею, с силой потер лицо. Убрал за ухо челку и решительно вернул наушники на место.
“Каких детей?”
“Из вашего тренировочного лагеря, бессердечный малыш Поток”.
Боюань решил, что он точно не хочет знать, как там оказался Е Сю. Но на самом деле, он хотел.
- Давай попробуем, - прямо сейчас нужно было сосредоточиться на прохождении. На размышления о том, что делает в Гуанчжоу Е Сю, можно ли считать его появление тем самым удобным моментом, которого Боюань то ли ждал, то ли боялся, у него будет целая ночь.
Он скучал. Так сильно, так болезненно, что привык уже скучать - и сейчас, когда Е Сю вдруг оказался совсем близко, это казалось нереальным. Боюань привык жить с этими чувствами и не трогать их, вот только и обманывать себя не привык - ничего не прошло.
Новая стратегия прохождения выглядела как полное безумие. Боюань никогда бы не согласился попробовать что-то подобное, если бы тактику не предложил Е Сю - и ни за что не признал бы это вслух.
Трое агрили боссов и быстро всплывали, выманивая их за собой по очереди, остальные атаковали, держась у поверхности.
Такая тактика должна было сработать.
И не сработало, потому что третий выбранный ими танк, борец, который имел хоть какой-то игровой опыт, не успел выплыть наверх. Боюань сделал глоток чая и не удержался от усталого вздоха.
“Сможешь его подцепить, бог Е?”
Навык механика “Крылья ротора” мог поднять на поверхность двух игроков. Но хватит ли времени, чтобы навык успел откатиться, когда Е Сю нужно будет нырнуть за своим боссом?
Боюань сам не заметил, как начал думать, отталкиваясь от идеи, поданной Е Сю, не просто принимая ее, как данность, а развивая. Можно было, если не получится вот так, в лоб, использовать сочетание навыков мечника и механика, тогда оба навыка успеют снова стать доступными…
“Малыш Поток?”
Боюань моргнул и посмотрел на экран. Группа выглядела уставшей и воодушевленной одновременно, даже несмотря на то, что эмоций аватары не выражали. Хватало чата.
“Я тут, может, в любви тебе признаюсь, а ты спишь, как бесстыдно”.
Боюань не сразу нашелся с ответом. Оставалось надеяться, что он, провалившись в свои мысли, не пропустил ничего действительно важного. И прямо сейчас они закончат с этим данжем. А потом Боюань пойдет за мороженым. Или искать Е Сю. Или, может быть, спать.
“Бесстыдно так шутить, бог Е”.
Е Сю длинно выдохнул - курил, наверное. Потому и пошел в тренировочный лагерь, там до сих пор не работала нормально пожарная сигнализация.
Когда первый босс всплыл на поверхность следом за Боюанем, того охватил азарт. Колкий, яркий, моментально стирающий всю жаркую сонную одурь, всю усталость. Второй босс, третий.
Боюань старался командовать спокойно, хотя очень хотелось заорать от радости. Но было рано, и он мысленно отсчитывал проценты на боссах: после снижения уровня жизни до 5 процентов, их можно было бить всем вместе, не глядя на метки.
Когда на дне возникло три сундука, рассыпая вокруг себя ракушки, Боюань откинулся на спинку кресла.
- Все молодцы, - сказал он. Сердце колотилось где-то в горле. И нужно было срочно взять себя в руки, но у Боюаня не получалось.
“Какие планы, малыш Поток?”
“Я собирался за мороженым. Спасибо, бог Е. Ты давно в Гуанчжоу?”
Вот так, спокойно. Боюань покусал губу. Он давно привык быть влюбленным в Е Сю, и ему казалось, что это прохождение тоже не будет сложным: просто не подавать виду.
“У меня кончились сигареты. Жду внизу”.
Вынув карту аккаунта, Боюань сунул ее в карман. И пошел вниз, даже не пытаясь убедить себя в том, что никуда не спешит.
Снаружи тяжелыми невидимыми, но ощутимыми пластами колыхалась жара, даже ночью не покидавшая Гуанчжоу. Табачный дым в горячем влажном воздухе не рассеивался вовсе. Как Е Сю умудрялся курить?
Боюань остановился, рассматривая его. За год, прошедший с их прошлой короткой встречи, Е Сю не изменился. Может быть, чуть-чуть. Футболка “Счастья” вместо футболки сборной Китая. На правой руке появился широкий браслет - он почему-то притягивал внимание.
- Привет, малыш Поток, - вот взгляд у Е Сю точно был прежний. Внимательный, яркий, живой. И улыбка, от которой у Боюаня в голове начинал мигать свет, а мысли разбегались в разные стороны.
- Привет, бог Е.
Они шли через небольшой парк, неторопливо, и встречные прохожие тоже никуда не спешили: двигаться быстро по такой жаре казалось невозможным. Боюань слушал, как Е Сю рассказывал про сборную, и больше всего на свете хотел, чтобы магазин, к которому они шли, вдруг оказался на другом конце Гуанчжоу.
- Завтра вечером самолет, - сказал Е Сю, перебив собственную мысль. - Утром еще поговорю с Вэньчжоу, а потом свободен.
И посмотрел на него.
Боюань замедлился, а потом и остановился. Аллея, по которой они шли, опустела, но казалось, что грохот его сердца можно услышать из дальнего конца парка.
Что означали слова Е Сю? Может быть, Боюань что-то пропустил, задумавшись? Е Сю никогда не говорил ничего просто так, и никогда не говорил того, чего сказать не хотел.
Е Сю остановился тоже. Теперь он смотрел в упор. Только пальцы двигались, доставая из пачки сигарету.
- Мы можем куда-нибудь сходить, - Боюань сам слышал, как нелепо это звучит. - То есть, я помню, что у тебя нет возможности ходить на свидания, но если самолет вечером, то…
- Помнишь, что я тебе еще говорил, малыш Поток? - Е Сю улыбался.
- Много чего, и половина из этого звучала как черти-что, - Боюань моргнул. Некстати накатило желание спать, тягучее, такое сильное, как будто тело решило, что рядом с Е Сю можно расслабиться и отрубиться.
- Что ты слишком много думаешь. Теперь у меня есть возможность ходить на свидания, - Е Сю помолчал и честно добавил. - Примерно раз в пару месяцев. И есть ты. Или будешь.
- Какой ты уверенный, - Боюань усмехнулся. - А если стратегия прохождения построена неправильно?
- Ты бы не пришел, - Е Сю был прав. И прекрасно это знал, а потому курил сейчас спокойно, по-прежнему глядя на Боюаня. Если бы Боюань не знал, что Е Сю умеет улыбаться по-другому, он бы решил, что тот ни капли не взволнован.
- Ага, - Боюань вдруг зевнул. Зажмурился, потряс головой. Потер глаза и признался. - Я так скучал, но если мы никуда не пойдем, засну стоя.
Он помолчал, глядя на Е Сю. Очень сложно было оторваться, снова двинуться с места, казалось, что все немедленно пропадет, окажется сном. Или Е Сю вдруг передумает. И Боюань честно добавил:
- Я бы сейчас обнял тебя вместо подушки и вырубился.
- Легко.
Боюань забыл, с кем имеет дело. Е Сю усмехнулся и опустил ладонь ему на плечо, подталкивая в сторону магазина.
- Окажу “Синему ручью” неоценимую услугу, поработаю подушкой для их эксперта. И я тоже скучал.
Вкус мороженого Боюань запомнил смутно. Оно было холодным, сладким - и достаточно. Потому что вокруг была летняя ночь, пальцы жгло от ладони Е Сю, и хотелось одновременно всего: спать, обниматься, поцеловать Е Сю, наконец, испугаться перспектив, представить себе завтрашний день, чтобы горло перестало болеть, и чтобы “Синий ручей” занял первое место на ивенте.
Но спать и Е Сю - все-таки больше.
- Бог Е, - позвал Боюань почти у самого здания клуба. Тут, в полумраке под деревьями, их было не разглядеть из окон, а дотерпеть до комнаты у Боюаня точно не хватит сил. - А если бы я действительно передумал?
Е Сю не торопился с ответом. Стоял совсем близко, отведя руку с сигаретой в сторону, смотрел, как Боюань доедает последнюю ложку мороженого из стаканчика с пингвином.
- Я бы попробовал. Сколько потребуется, - Е Сю говорил очень тихо. - Как ты сам сказал год назад.
Мороженое действительно было сладким. И внутри тоже - сладко и жарко, особенно когда Боюань шагнул вперед, сокращая расстояние. И поцеловал Е Сю сам, потому что столько времени, сколько потребуется, уже прошло.
Ему нужно было заснуть с Е Сю, проснуться с ним, нужны все свидания и все боссы.
И еще - один важный вопрос.
- Ты правда признавался мне в любви?
Е Сю улыбнулся Боюаню в губы.
- Я рассчитывал сделать это лично.