Actions

Work Header

Императрица

Work Text:

Название: Императрица
Канон: "Легенда о возвышении жены наследного принца"
Автор и бета: fandom Asian historical dorama 2019
Размер: мини, 1376
Пейринг/Персонажи: Ци Шен/Джан Пэн-Пэн, Чжан Пэн, безымянный врач
Категория: джен, гет, преслэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13

Императрица Чжан Пэн-Пэн открыла глаза и непонимающе уставилась на нависающий над ней белый потолок. Белый, совершенно белый - и никаких вам розовых, лазурных или золотистых занавесей. За окном бежали по небу облака, за дверью ходили и переговаривались люди. Пахло лекарствами, рядом попискивал какой-то прибор... Она не в своих покоях, не в их с Ци Шеном уединенном домике, а в больнице. Значит, выжила...
Облегчение затопило Чжан Пэн-Пэн волной радости, на глазах выступили слезы. А ведь казалось, после такого ранения смерть неминуема. Меч, брошенный чьей-то рукой, вонзившийся ей в живот - она едва успела обернуться и успокаивающе улыбнуться Ци Шену, а потом начала падать в темноту… Но все позади, она жива!
Императрица облегченно вздохнула и тут же нахмурилась. Но где же император, где Ци Шен? Что с ним? И где слуги? Почему никого не дежурит у ее ложа? И почему солнце так ярко светит в окно, неужели никто не додумался опустить жалюзи? Стоп... какие еще жалюзи?!
Она резко села на кровати, позабыв о том, что после тяжелого ранения лучше бы ей не двигаться. Села и едва не закричала, но отнюдь не от боли. Боли не было, по крайней мере, в животе. Вот голова - да, но это казалось сущими пустяками.
— Кто-нибудь! Сюда! — закричала Чжан Пэн-Пэн и поперхнулась. Ее нежный голос стал грубым и низким. Вместо тонких ухоженных пальцев из рукавов хлопчатобумажной больничной пижамы выглядывали смуглые мужские пальцы с короткими ногтями, принадлежавшие Чжан Пэну.
— Нет... — простонала она, ощупывая лицо. Лицо — с колючими от щетины щеками и подбородком. Хватать себя за грудь и прочие части тела не имело смысла, Чжан Пэн уже и так понял, что произошло: он и правда в больнице. В своем времени. Снова перенесся через тысячу лет...
— Нет! — взвыл он. — Нет!
Значит, Чжан Пэн-Пэн все же умерла. Она умерла, а он вернулся назад, в свое время, в свое тело, в свой мир. То, о чем он мечтал, очнувшись в далеком прошлом после падения в бассейн и удара по голове, случилось, когда он, а вернее она — счастливая жена императора и мать двоих детей, — уже давным-давно не хотела этого!
Оказавшись в прошлом, Чжан Пэн мог смеяться над собой и над нелепой ситуацией, в которую попал, мог язвить и не терять оптимизма. Но сейчас ему хотелось рыдать, кататься по полу и колотить по нему кулаками и ногами.
Он мог бы выпрыгнуть из окна прямо сейчас, разбиться насмерть, никто не успел бы помешать, но поможет ли это повернуть время вспять? Чжан Пэн-Пэн мертва и Ци Шен, скорее всего, тоже. Он, Чжан Пэн, прожил чужую жизнь и вернулся в свою. Все, что сейчас можно сделать, это поскорее залезть в интернет и узнать о судьбе императора Ци Шена, его супруги и детей. Остались ли живы их дети? Или убийцы добрались и до них тоже?
Чжан Пэн раздраженно сорвал с груди датчики, выдернул из руки иглу капельницы. Рывком поднялся, опрокинув стойку с бутылью. К черту лекарства и врачей! Он должен узнать, ему надо спешить…
Чжан Пэн ощупал себя со странным отвращением. Вместо мягких женских форм под ладонями было крепкое мужское тело. Не такое мускулистое, как у воинов прошлого, однако он следил за собой и регулярно бывал в спортзале. И сейчас с ним все было в полном порядке. Побаливала только шишка под прилепленной на лоб пластырем марлевой повязкой.
Давно ли он в больнице? Щетина не так уж и отросла, а побрился он как раз перед тем, как идти на вечеринку... Значит, день максимум. Или даже меньше, потому что в бассейн он упал глубоким вечером, а сейчас в окно светит солнце. Часов десять или двенадцать... Скорее всего, именно так. Почему в палате нет часов и где его вещи? Впрочем, вещи сейчас занимали Чжан Пэна мало. Он должен найти свой телефон и узнать о судьбе Ци Шена! Пусть Чжан Пэн-Пэн умерла, но Ци Шен мог уцелеть, дожить до глубокой старости... Где же телефон? Проклятье, телефон же побывал вместе с ним в воде и, скорее всего, не работает!
Чжан Пэн сделал несколько шагов и остановился, привалившись к спинке кровати. Ци Шен... Чжан Пэн-Пэн обожала своего красавца-мужа, но то Чжан Пэн-Пэн! Он теперь снова мужчина и все случившееся может воспринимать лишь как сон. Дурной или хороший — это он решит после. И не станет думать сейчас о том, что на самом деле настоящая Чжан Пэн-Пэн Ци Шэна терпеть не могла. А Ци Шен — ее. И взаимная любовь между ними началась лишь после того, как в тело жены наследного принца попал заблудившийся во времени плэйбой из неведомого этим людям Китая.
А может быть, он вовсе и не блуждал во времени? Вдруг все случившееся — действительно лишь сон? Безумный сон, порожденный ударом по голове, нехваткой кислорода? Сколько, интересно, он пробыл под водой? Нет, ну правда, разве все эти нелепые перемещения во времени возможны на самом деле? Такое только в дурацких исторических сериалах случается, но в реальной жизни — никогда! И разве он, Чжан Пэн, известный бабник и ловелас, мог влюбиться в мужика? Да ни в жизнь!
Чжан Пэн даже передернулся, вспомнив, сколько его выворачивало наизнанку после первой ночи с Ци Шеном. Пусть тогда все между ними и случилось по пьяни, но до чего же мерзко и отвратительно — бр-р-р-р!! А беременность и первые роды? Даже вспоминать страшно!
Тут его снова бросило в холодный пот. Что если настоящая Чжан Пэн-Пэн должна была погибнуть гораздо раньше, утонуть, упав в пруд? И их с Ци Шеном дети вовсе не появились на свет? Что если история просто расставила все по своим местам, убрав тех, кто выжил и появился на свет вопреки предопределенному? Нет, хватит гадать! Интернет, Википедия и историческая справка об императоре Ци Шене — вот, что ему нужно!
Чжан Пэн вылетел из палаты, как был — босиком, не застегнув пижамную куртку, — побежал по коридору, читая надписи на указателях. Ему нужен ресепшн. Может быть, кто-нибудь одолжит ноутбук или пустит его за компьютер?
— Ци Шен, — бормотал он, словно одержимый. — Ци Шен! Я должен знать...
Чжан Пэн свернул за угол, столкнулся с кем-то, извинился.
Мимо сновали люди — привычно и одновременно столь непривычно одетые и причесанные. И никаких вам улыбок, поклонов и "Чего изволит ваше величество?"
"Я больше не императрица Чжан Пэн-Пэн", — наверное, именно сейчас он осознал это в полной мере. Рано или поздно его настигнет дежурная медсестра, спросит, как он себя чувствует, отругает за то, что встал без разрешения, и водворит обратно в палату. Только это будет совсем не то… И он не должен вести себя, словно безумный, метаться по коридорам, выкрикивая имя любимого.
"Я больше не Чжан Пэн-Пэн".
Почему это сводит его с ума? Он дома, снова стал собой, разве это плохо?
Чжан Пэн трусил рысцой по коридору, стараясь не выглядеть помешанным, но заставить себя идти спокойно просто не мог. И тут, наконец, увидел стойку дежурного.
— Простите, доктор! — обратился он к стоящему у стойки худощавому мужчине в белом халате, схватив того за плечо.
И едва не упал, когда тот обернулся.
Поверх белой хирургической маски на него смотрели знакомые темные глаза. Глаза Ци Шена. Да это и был Ци Шен — его рост, фигура, лоб и брови — и даже холодный недовольный взгляд. Но как? Как Ци Шен мог оказаться здесь?
Пальцы Чжан Пэна разжались, рука соскользнула с плеча знакомого незнакомца.
Нет, это не Ци Шен, не он! Просто кто-то похожий, кто-то — вылитая копия любимого мужа императрицы Чжан Пэн-Пэн. Может быть, пра-пра-пра-сколько-то-там-правнук?
Чжан Пэн стоял и смотрел, не в силах отвести взгляд. Было так странно видеть Ци Шена — коротко стриженного, в белой рубашке в тонкую синюю полосочку, в джинсах и тяжелых ботинках. Где высокий хвост, парчовые одежды или хотя бы доспехи? Или императорское одеяние с вышивкой-карпом? Все растворилось в веках...
— С вами все в порядке? — спросил врач и его тон — вежливый тон, под которым скрывалось тщательно замаскированное раздражение, резанул по сердцу воспоминанием. Да, именно так говорил Ци Шен с еще не любимой Чжан Пэн-Пэн, когда рядом была бабушка-императрица, зорким глазом следившая за тем, чтобы внук не обижал жену.
— Доктор, — Чжан Пэн прокашлялся. Нет-нет, никаких глупостей, он больше не женщина, этот парень не Ци Шен и вообще Чжан Пэн не гей, так что ничего между ними быть не может! Никогда и ни за что! Он должен извиниться и спросить про интернет. Очень вежливо и спокойно, пока санитары не повязали его и не сделали укол успокоительного.
— Простите, доктор, — снова начал он, сглотнул и выпалил: — А что вы делаете сегодня вечером?