Actions

Work Header

За цыганской звездой кочевой

Work Text:

Рыжее солнце лениво клонилось на запад, расписывая небо яркими теплыми красками, будто матушкин платок, в который она всегда заворачивала для Эзры какие-нибудь сласти вроде карамельных яблок, цукатов или леденцов, которые делала из жженого сахара.

Эзра ухватился за длинный колос с еще незрелыми зернами и дернул на себя. Отломав самый кончик, он сунул соломинку в рот и прикрыл глаза, лениво наблюдая за Колином, подкладывающим в костер дрова. Краски становилось темнее и гуще, яркие сполохи взвивались к небу, беснуя в танце теней и пламени на заросшем густой щетиной лице. Эзра любил касаться его небритых щек, любил когда щетина колола его лицо во время жарких как полуденный зной поцелуев.

— Ты дурак, — огорошил его Колин внезапным замечанием.

Эзра резко перевернулся на живот и хмуро зыркнул.

— У меня не было выбора, ты покинул табор!

Колин прикрыл глаза и раздосадованно помотал головой, почесывая колючий подбородок. Перед его взором вновь ясно стоял Эзра, мчащий за ним следом во всю прыть, загоняя взмыленного коня и поднимая за собой столб дорожной пыли. Распахнутая цветастая рубашка надулась парашютом, грудь блестела от пота, лицо озаряла ликующая улыбка…

— Мне плевать, что отец видел нас! Я хочу быть с тобой.

Эзра подполз на четвереньках и ткнулся лбом в плечо. Вздохнув, Колин благосклонно потрепал его по загривку как послушного пса. Стреноженные кони одобрительно фыркнули, вяло жуя покрытую росой срочную траву.

— Тебя хватятся, — предостерег Колин, но Эзра не слушал. Его горячая ладонь пробралась под рубашку, погладила обласканную солнцем и ветрами кожу. Он выплюнул колосок, и губы ткнулись в шею.

— Я люблю тебя, — прошептал Эзра и прикусил кожу. По плечам Колина сладко прошлись мурашки, и он прерывисто вздохнул.

— Скажи, что ты тоже любишь, — попросил Эзра и лизнул соленую от пота шею. Колин вместо ответа дернул Эзру на себя, и они оба повалились на траву.

— Тебя будут искать.

— Плевать, — шепнул Эзра и накрыл горячими губами рот Колина.