Actions

Work Header

Магазин времени не работает

Chapter Text

Он знал, что его ожидает еще до того, как вошел в дом. Джинни уже должна быть в курсе, а если с Гарри что-то случается, она первым делом бежит к Гермионе или Рону. Так что Гермиона наверняка сейчас носится по потолку, пытаясь придумать, что делать, на кого сбросить детей, куда деть Сириуса, чтобы сорваться в Мунго.

Так и оказалось. Едва Рон переступил порог, как Гермиона на него налетела. Она уже была одета в верхнюю одежду, готовая бежать на подвиги.

— Джинни связалась со мной через камин, там… — затараторила она, но Рон ее прервал, взяв за руки.

— Я уже знаю, — сказал он.

— Джинни?..

— Нет, работа.

— Ясно.

— Ты прочитала?..

— Да!

— И?

— Это вполне возможно.

— А он?..

— Спит.

— Понял, беги!

— Да, — Гермиона поцеловала его в щеку и выбежала во двор. Спустя мгновение с улицы раздался хлопок аппарации.

Из кухни выглянул Хьюго.

— Удивительно, что вам еще нужны слова, чтобы общаться! — недовольно протянул он. — Мы тут с Гарри хотели вас подслушать, но вы так тараторили!..

Рон улыбнулся. Маленькие ж засранцы!

— Там тетя Джинни по камину маму дернула, но мы услышали только конец разговора. Мама соврала ей, что мы с тобой сейчас у бабушки с дедушкой, поэтому сейчас с тобой сидим тихо и не палимся, пап.

— У которых?

— У Грейнджеров.

— Спасибо, буду знать, — произнес Рон, присаживаясь за стол. — Чем сегодня занимались, парни?

Гарри и Хьюго переглянулись — и Рон по их взгляду понял, что мальчики точно что-то учудили. Но насчет этого он не переживал. У Хьюго была одна чудесная черта: он так гордился своей хитрожопостью, что постоянно выкладывал Рону всю правду, кого и как он обвел вокруг пальца — даже если жертвой его шалости был сам Рон.

— Мама сегодня целителя приглашала. Ну, для вашего того перепившего друга, — Хьюго направил указательный палец на потолок — где-то над кухней как раз находилась гостевая спальня. — А когда целитель вышел оттуда, сам выглядел пьяным. Думаю, мама заколдовала.

— Но вы же умные мальчики, успели что-то подслушать, верно? — протянул Рон, двигая бровями.

И Хьюго сдался без боя.

— Да, мама наложила чары тишины на дверь, но мы открыли окно в моей комнате, и кое-что услышали! — выдал он. Никакие угрызения совести на его лице не прочитывались. А вот Гарри наоборот выглядел очень виноватым и смущенным.

— И?

— Тот целитель сказал, что с рассудком у вашего друга все хорошо, но телу нужна эта… как он сказал, Гарри?

— Физиотерапия, — подсказал Гарри.

— Да, вот, точно!

— А насчет его мозга ничего не говорил? Какие-то повреждения, сотрясение или?..

— Он проверял, но ничего серьезного не нашел, вроде бы, — Хьюго пожал плечами. — Ну, или мы просто этого не услышали.

— Спасибо, — сказал Рон, потрепав Хьюго по голове.

— Пап, скажи честно, — вздохнул Хьюго, моментально сделавшись серьезным: — Наша мама — криминальный авторитет?

Рон с минуту обдумывал ответ.

— Насколько я знаю, нет. А что?

— Ну, она так ловко вырубила того целителя…

— А, это она умела еще в детстве, — улыбнулся Рон. — И оглушать, и зачаровывать и даже драться. Как-то раз, когда…

И он принялся пересказывать мальчикам одну из своих любимых историй: где Гермиона врезала Драко Малфою. Хьюго, в отличие от Розы, его байки любил, и внимательно слушал даже после тысячного повторения. А Гарри в принципе было интересно все, что касалось волшебного мира.

Истории заходили одна за другой, Рон выдавал все, что мог вспомнить. Он говорил, пока готовил ужин, говорил, когда они сели за стол, говорил, когда обожравшиеся откинулись на спинки стульев, ослабляя пояса своих штанов.

На самом деле он не столько хотел занять мальчиков, сколько справиться с собственным волнением. Рон знал: если он останется один без дела, начнет переживать, грызть себя и гонять мысли по кругу.

Пока он вел свой длинный монолог, Гермиона уже успела вернуться домой. В руках она держала флакон с зельем — Рон узнал противодраконью сыворотку.

— Привет, мам! — воскликнул Хьюго. — Так что у вас там случилось?

— Твоя дядя заболел драконьей оспой, — ответила Гермиона.

Рон видел по лицу сына, что тот сразу просек, какой именно из его дядей заболел.

— Но он же поправится, да? — с надеждой спросил он, на секунду покосившись на Гарри.

— Он пил противодраконью сыворотку в детстве, — после этих слов она многозначительно кашлянула, — так что должен скоро пойти на поправку.

— А что это за оспа такая? — подал голос Гарри.

— Болезнь у волшебников, — ответил ему Хьюго. — У магглов, вроде, есть что-то похожее, когда еще чешешься весь. Мам, как там оно называется?..

— Ветрянка, — сказала Гермиона, присаживаясь за стол.

— Ага, она. Так вот, там тоже такая фигня, что чем старше человек, тем хуже он переносит эту заразу. Лучше переболеть ей в детстве или выпить зелье, которое… э-э… мам, как там оно?

— Защищает иммунитет, — произнесла Гермиона.

Она подперла ладонью щеку, наблюдая, как Хью продолжает аккуратно подводить Гарри к тому, что ему нужно будет принять противодраконью сыворотку.

Рон тоже наблюдал за беседой, приоткрыв рот.

Ни Рон, ни Гермиона вряд ли смогли бы так элегантно выкрутить разговор. Оба были слишком прямолинейными, так что пришлось бы заламывать бедного Гарри и вливать ему ту сыворотку насильно, если бы тот им не доверился. Но Хьюго ловко обставил все так, словно драконья оспа — это как маггловский грипп, который начинает ходить под первыми заморозками. Если не хочешь заболеть этой противной дрянью, нужно выпить чуть менее противное зелье, иначе Рождество встретишь один в своей комнате.

— Мам, ты же принесла нам эту гадость, да?

Гермиона не сразу среагировала. Растеряно кивнув, она разжала ладонь, где лежал флакончик с зельем. Хьюго достал две чашки, вылил в них зелье, чокнулся с Гарри — и они оба выпили сыворотку. Вернее, выпил только Гарри. Рон заметил, что Хьюго только пригубил — он-то уже принимал сыворотку в прошлом или позапрошлом году. Рон аккуратно взмахнул под столом палочкой, убирая зелье из чашки Хьюго.

Тот едва заметно ему кивнул, и, схватив Гарри за руку, потащил его досматривать какой-то сериал. Рон успел расслышать только вскользь брошенную фразу о неких белых ходоках.

Рон и Гермиона какое-то время сидели в тишине, переваривая последние события.

— Знаешь, я ставлю на Слизерин, — наконец-то заговорил Рон. — Хью точно попадет туда.

— Да уж, — вздохнула Гермиона. — Я, конечно, никогда не сомневалась в его интеллектуальных способностях, но такого точно не ожидала.

— Может, ему Рональд подбросил идею?

— Вряд ли, из него информацию не выдавить было. Если мы с тобой в том времени остались женаты, думаю, я могла бы тебя заколдовать, чтобы ты не сболтнул лишнего самому себе.

— Эй, что значит «если», женщина? — возмутился он.

— Рон, ну ты подумай головой, мало ли что там могло в будущем случится!

— Так, во-первых, вертел я эти все «мало ли что», понятно? Во-вторых, Рональд выглядел вполне себе счастливым и бодрым, а я себя знаю, я буду счастливым и бодрым, если только мы будем вместе!

— Господи, только ты можешь выдавать комплименты, ругаясь, — вздохнула Гермиона, улыбаясь. Она протянула руку к затылку Рона и взлохматила ему волосы.

Рон зажмурился от удовольствия.

— Ты сыворотку в детском отделении стащила?

— Да.

— Ты ж моя умница! — выдохнул Рон, затягивая Гермиону в объятия. — Я так возбуждаюсь, когда ты нарушаешь правила, — выдохнул он, наклонившись к ее уху.

— Рада за тебя, но сейчас мне не до того, — произнесла она, отстраняясь. Но Рон все равно заметил румянец на ее щеках и понял, что, если бы не срочные дела, ему бы точно перепало. Возможно, даже прямо здесь, на кухонном столе. Хотя нет, не здесь, мальчики же…

Оказалось, Гермиона вырвалась из Мунго, потому что Джинни попросила собрать вещи для Гарри и раздобыть для нее, Лили и Тедди какой-нибудь ужин, потому что еда в больничном кафетерии так себе.

— Да и не хочу оставлять Джинни. Мы с ней начали говорить кое о чем, но нас Тедди прервал, на нервах весь сидит там, трясется, — добавила Гермиона.

Что у Тедди нервы шалят для Рона не новость, а вот Джинни…

— У Джинни все в порядке? — спросил он.

— Думаю, ей просто нужно выговориться, в такие стрессовые моменты многое в голове всплывает, сам знаешь, — Гермиона немного помолчала и добавила: — Ты и Хьюго по легенде сейчас у моих родителей. Я соврала, иначе пришлось бы всем тащиться в Мунго, а оставлять Гарри и Сириуса одних в доме плохая идея, в этом ты прав.

— Зефирка, я так устал врать, — простонал Рон.

— Знаю, я тоже, — Гермиона снова взъерошила ему волосы. — Можешь действительно заглянуть к моим родителям на чай, тогда ложь будет не совсем ложью — и тебе будет чуточку проще.

Гермиона знала его слишком хорошо. Он двинул головой, подставляясь под прикосновение, но Гермиона уже одернула руку и принялась собираться.

— Думаю, Рональд про эту ситуацию говорил, — сказала она, встав в проходе, — не возвращать Гарри, пока мы не напоим его сывороткой. Я побуду там и посмотрю, сработало ли. И тогда… — она не договорила, но Рон понял.

Гарри нужно будет отправить домой.

* * *

Мальчики уснули, хотя на то, чтобы их угомонить, у Рона ушло много времени. Хьюго как будто бы чувствовал, что Гарри скоро должен будет уйти, поэтому всеми силами сопротивлялся попыткам уложить их в кровать, выдумывая новые и новые занятия. Рону пришлось пойти на крайности — устроить битву подушками. В итоге мальчики так загонялись, что вырубились, даже не почистив зубы.

Рон тоже страшно вымотался. Он пошел в гостевую спальню и завалился рядом с Сириусом. Действие сонного зелья могло закончится в любой момент, лучше ему быть поблизости.

Живоглот лежал прямо на ногах Сириуса. Кажется, он провел здесь весь день, охраняя своего товарища. Рон погладил кота за ушами, и когда тот лениво приоткрыл один желтый глаз, шепнул:

— Мякни, если он проснется, ладно?

Живоглот недовольно дернул ухом и закрыл глаз обратно.

Рон оставил гореть лампу на прикроватном столике, накрылся пледом и моментально провалился в сон.

* * *

Ему удалось урвать себе несколько часов, прежде чем Сириус вновь пришел в себя. Его снова затрясло, словно от панической атаки, но Живоглот быстро среагировал, подлез к нему под руку, успокаивающе замурлыкав. Сириус сжал пальцы на спине Живоглота и выдохнул.

— Привет, Сириус, — хрипло поздоровался Рон, потягиваясь. — Ты как?

— Я лучше вижу, — пробормотал он. — Ч-четче.

— Правда? — ободрился Рон. — Что-то конкретное видишь?

Сириус немного помолчал, вглядываясь в пространство слева от себя.

— Лампа, — наконец выговорил он. — Абажур б-белый с… цветами?

— С листьями. Но очень близко, молодец, — усмехнулся Рон, легонько толкнув его в плечо. — Принести тебя что-то попить? Поесть?

— Воды, — Сириус повернулся на его голос, но все еще смотрел куда-то мимо Рона.

Он выполнил его просьбу. Напоил, а потом помог удобнее устроиться на кровати.

— Гермиона к тебе целителя приглашала. Ты спал тогда или?..

— И да, и нет, — ответил Сириус. — Ч-что со мной?

— Вроде как все в порядке. В смысле, нет каких-то серьезных осложнений, кроме ограниченной подвижности и… э-э… даже не знаю, как обозвать то, что ты там видишь, извини.

— Пестрящая хрень — голова к-кружится, — пожаловался Сириус, нахмурившись. Он немного помолчал, прежде чем спросить то, на что Рон отвечать не хотел: — А Гарри придет?

Рон шумно выдохнул.

— Сириус, я еще не рассказывал ему о тебе, — признался он. — И вряд ли расскажу в ближайшее время. Есть некоторые сложности.

— Какие?

— Ну, э-э… во-первых, все до сих пор думают, что ты мертв. Во-вторых, я не смогу дать прямой и развернутый ответ о том, как я тебя вытащил из Арки.

Сириус, к счастью, быстро разгадал второй ребус:

— Н-не-непреложный обет?

— Почти. Понимаешь, я не могу просто так свалить на Гарри эту новость, мне нужно немного времени, чтобы подготовиться к разговору. Ты же не против?

Про Драконью оспу Рон решил пока умолчать. Если их с Гермионой план сработал, может, ему и не нужно будет упоминать о болезни Гарри.

Сириус неопределенно дернул плечом, и Рон продолжил говорить:

— Ненавижу врать и замалчивать такие важные вещи, но иначе пока никак, прости, пожалуйста.

— Хорошо, — ответил Сириус, закашлявшись.

Рон дал ему еще воды.

— Р-расскажешь мн-не остальное? — попросил Сириус после того, как напился.

— Расскажу, конечно, — пообещал Рон. — Но это будет тяжелый разговор, Сириус. Ты уверен, что готов?

Пальцы Сириуса судорожно сжали край одеяла.

— А есть чего пок-крепче?

— Конечно. Сейчас принесу.

Разговор и правда вышел тяжелым — и алкоголь ничуть не помог сгладить острые углы. Самым сложным оказалось рассказать о смерти всех их общих знакомых. Рон как будто бы снова оказался в прошлом, переживая все заново.

Сириус держался. Рон видел, как сильно он сжимал зубы, когда рассказ Рона касался особенно болезненных моментов, но он не плакал, не скулил, мужественно принимая жестокую правду.

Рон часто делал паузы, чтобы собраться с мыслями, подобрать слова. Но разве можно найти правильные фразы, чтобы сообщить о чей-то гибели, болезни или какой-то другой серьезной неприятности?

О Регулусе он говорить не осмелился. Хотел, но что-то его остановило.

Про детей рассказывать было проще. Про всех, кроме Тедди. Хотя его растила не только Андромеда, но и все семейство Уизли вместе с Гарри и Гермионой, история Тедди трогала даже самые черствые сердца.

— Он хороший парень, добрый, отзывчивый, но какой-то… безнадежно одинокий, что ли, — поделился Рон с Сириусом. — Мы все его любим и поддерживаем, но на каком-то уровне не можем найти с ним общий язык. И самое поганое то, что не все понимают, что они не до конца понимают Теда. Не знаю, может Джордж прав насчет того, что мы его разбаловали вниманием…

Говорили они и о многочисленных племянниках Рона.

— От старшего сына Гарри ты точно будешь в восторге! Во-первых, его второе имя — Сириус. Во-вторых, он знает тысячу шуток о серьезности…

За окном рассвело, а у Рона сел голос к тому моменту, когда он подобрался к последним событиям.

— Сейчас классное время, — он говорил уже осипшим голосом, — если не считать всего того, что ты пропустил… ну, думаю, тебе здесь понравится.

Сириус молчал. Рон понимал, что ему потребуется много времени, чтобы переварить столько новой информации, поверить и… принять.

— Спасибо, — наконец-то сказал он.

Рон сжал его плечо в ответ. В нем пробудился родительский инстинкт:

— Ты в любой момент можешь поговорить со мной, о чем угодно. Я буду рад помочь справиться с… ну, вот с этой все херней.

— Лучше сразу задуши подушкой, — горько усмехнулся Сириус.

Рон прикусил губу, не представляя, что на это ответить. Попросить не сдаваться? Забросать шаблонными позитивными фразами?

Рон знал только одного человека, которому пришлось жить не в своем времени. Может, Амелия Паркер даст ему какой-нибудь совет?

* * *

Сириус попросил оставить его наедине со своими мыслями, и Рон послушался.

— Просто скажи Живоглоту, чтобы мявкнул погромче, если тебе что-то понадобится, ага?

Рон перенес миску Живоглота в гостевую спальню, чтобы тот не оставлял Сириуса одного, если ему приспичит пожрать, а сам спустился вниз.

Мальчики развели бардак в гостиной: на полу валялись карты, шахматные фигурки, БЛЯДСКОЕ ЛЕГО (Рон наступил на один фрагмент босой ногой), крошки, листы с выдуманными персонажами, игральные кости, цветные конфетки…

Рон принялся убирать, жалуясь Сычу и Карателю на мелких засранцев.

— Вот наша мама давно бы нас взрючила за такой бардак, — рассказывал он совам. — Не то что бы у нас было охренеть как чисто, но мы хотя бы понимали, что если не уберем за собой игрушки, то мама нам таки-и-их звездюлин всыплет!

Сыч понимающе защебетал в ответ.

— Ты прав, Сыч, — кивнул Рон, опираясь на швабру, — чтобы словить звездюлины, мы должны думать, как звездюлины.

Сыч слетел с каминной полки и устроился на плече Рона.

— Вот ты такой старый уже, Сыч, откуда в тебе столько энергии? С тебя уже перья комками слезают, а ты все носишься и орешь, как угорелый. Если ты чем-то ширяешься, дай мне, а?

Рон вытер пот со лба и лениво завалился на диван. Он всего лишь прибрался в гостиной, а устал так, словно разгрузил багажное отделение «Хогвартс-экспресса». Без магии.

Он понимал, что это все накопительное — последние дни оказались очень богатыми на события, и вряд ли сегодняшний будет отличаться.

Рон пересчитал шахматные фигуры. Не хватало белого ферзя и черного коня. Первого он призвал заклинанием (ферзь затерялся между диванными подушками), а второй… что ж, коня он потерял еще до того, как отправился учиться в Хогвартсе.

Снаружи раздался хлопок — вернулась Гермиона.

Рон, позабыв о своей лени и усталости, подскочил со своего места и метнулся в прихожую.

— Ну что?! — вскрикнул он, не дав Гермионе даже разуться или снять верхнюю одежду.

Волосы Гермионы растрепались, кожа казалась бледнее обычного

— Сработало. Сначала у Гарри все симптомы проявились, но к утру все пошло на спад, — усталым тоном ответила она, разматывая шарф.

Рон выдохнул.

— Отлично. А про остальных что-то известно?

— Все нормально, ложная тревога. Но в карантине они еще побудут какое-то время — на месте взрыва нашли что-то там от Перуанского змеезуба, не помню уже что.

— Как Джинни? Лили?

— Девочки молодцы, хорошо держались. Лили уснула… ну, ты знаешь ее, она может уснуть в любом месте. Джинни еще пошутила, что эту черту Лили унаследовала от тебя, и быть может на самом деле она твоя дочь, а не ее.

Рон хмыкнул. Раньше он и правда вырубался моментально, пока война, Аврорат и отцовство не расшатали ему все нервы к чертям.

— Вам с Джинни удалось поговорить?

— Да, все нормально, — сказала Гермиона, кашлянув на слове «нормально».

Рон не оставил это без внимания.

— Просто девичьи разговоры, — недовольно протянула Гермиона, столкнувшись с его пристальным взглядом.

— Ладно-ладно, — ответил Рон, поднимая руки в примирительном жесте. Все равно Гермиона ему однажды расскажет, он знал точно. — А что там Тедди?

— А вот Тедди до сих пор весь на иголках. Даже сейчас, когда все страшное позади.

— Мда, — подвел итог Рон. — А у меня тут Сириус очнулся…

— Ты рассказал ему?

— Обо всем до Драконьей оспы. И что мелкий Гарри с нами. И… э-э… про Регулуса. Язык словно онемел, не смог выдавить ни слова про ту хрень с крестражами.

— Ясно, — вздохнула Гермиона. — Давай, иди сюда, мне срочно нужны объятья, — она раскинула руки в стороны. Рон схватил ее за талию, поднял над полом и потащил в их спальню.

Мальчики скоро проснутся — Рону и Гермионе нужно набраться сил.

Перед тем, как улечься, Рон заглянул к Сириусу. Тот, едва услышав скрип двери, сразу же попросил Зелье сна без сновидений.

— Не могу, в голове бардак полный, — с тяжелым вздохом объяснил Сириус.

— Как скажешь.

День предстоит долгий и трудный…