Actions

Work Header

Магазин времени не работает

Chapter Text

В этот раз он явился последним. Фелисия, Эдвард, Патриция и Рори уже были на месте.

Рон осмотрел тот бардак и хаос, в который превратился их офис с чувством полного удовлетворения. Давно пора было сделать здесь перестановку.

— Уизли, наконец-то! — воскликнула Уайт, заметив его. — Как твой маховик?

— Деления двигаются, но дальше я не рискнул проверять.

— Мы тоже, — сказал Рори. — А у Эдварда и Патриции уже появились задания в папках. У Фелисии все тихо, а я отчет пока не написал.

— И что в заданиях? Разные или одно на двоих? — спросил Рон.

— Одно на двоих. Расщеп, конец семидесятых, предупреждение о драконьей оспе, — затараторила Патриция.

— Ну да, в то время была серьезная эпидемия, — кивнул Рон. — У меня бабушка от нее умерла — дед рассказывал.

— Нам нужно проверить, работают ли путешествия во времени… — начал было говорить Эдвард, как вдруг рядом с ним возник он сам. Эдвард из будущего держал в одной руке маленький кактус со стола Мередит.

Блишвики переглянулись и кивнули друг другу.

— Путешествия в прошлое работают, — сказали они хором.

Эдвард с кактусом взмахнул палочкой, и на поверхности его горшочка появился серебристый крестик. Он перевел деления на своем маховике на обратное время, сдвинул рычаг и исчез.

Рон взял со стола Мередит тот самый маленький кактус и передал в руки Блишвика.

— Теперь проверим, сможете ли вы вернуться обратно, — сказал он.

Блишвик махнул им на прощание рукой с зажатым в ней кактусом и отправился в прошлое.

— А вот если бы я встретил самого себя, первым делом поцеловал бы, — заметил Рон, пока они ожидали возвращения Эдварда.

— Я тоже, — сказала Фелисия.

— Вы отвратительны, — заметил Рори и через секунду добавил: — Я тоже.

Эдвард отсутствовал минуты три. Назад он вернулся уже с тем самым серебристым крестиком на горшочке.

— Эдвард, вы в порядке? — спросила Патриция.

Блишвик кивнул.

— Думаю, все работает как обычно.

В результате небольшого брифинга, Рон выяснил, что в Зале пророчеств все тоже относительно наладилось: помутневшие шары прояснились, а затем погасли, как сбывшиеся.

— Я пока придерживаюсь версии, что последние дни подхватили временную аномалию, — заметил Эдвард. — Обратите внимание, маховики по-прежнему не накручиваются на тридцатое и тридцать первое октября, а также первое ноября, — он поднял свой маховик и показал всем.

Эдвард закрутил 31.10.201 и как только последнее деление подобралось к семерке, все сбросилось на сегодняшнюю дату.

— Тогда почему никто из наших не вернулся во второе ноября? — спросил Рори, рассматривая циферки на маховике Эдварда.

— Так ведь до этого момента у нас раньше сбрасывалось все, что дальше тридцатого октября? — напомнил Рон. — Типа как еще не совсем было понятно, разрешится это дерьмо или нет, наверное.

Фелисия зацепилась за его слова.

— Думаете, кто-то или что-то повлияло на это?

Рон прикинулся тупеньким, чтобы с него не спрашивали. Он пока не знал, стоит ли сообщать о Рональде, Арке смерти, Сириусе и так далее.

Эдвард выдвинул гипотезу, что в каком-то другом временном промежутке могло произойти событие, повлиявшее на их настоящее, а пока он приводил доводы в пользу своей идеи, Рон осторожно и незаметно подобрался к стеллажу с папками. Его чары иллюзии на папке Амелии Паркер-Гринграсс еще держались, но слабенько. Если задержать взгляд дольше, чем нужно, можно заметить, как буквы скакали и менялись местами.

Рон выждал момент, чтобы в его сторону никто не смотрел и обновил чары.

Еще одна тайна, еще одна ложь. Сколько, блин, уже можно!

Он вздохнул слишком громко, чем привлек к себе внимание. Блишвик остановился на полуслове, все остальные повернулись в его сторону, а Фелисия не удержалась от язвительного вопроса:

— Тебе с нами скучно, Уизли?

Думать надо было быстро.

— Замечтался о стейке, который собирался вечером отжарить, — ответил он.

Притворяйся идиотиной — и никто не будет тебя трогать. Девиз по жизни, с которым Рон шел так много лет, не подвел и в этот раз. Коллеги быстро потеряли к нему интерес.

Беседа продолжилась. Рори предложил завести какой-нибудь общий журнал, куда они могли бы записывать даты, в которые отправляются: и отслеживать временные косяки проще, и коллеги будут знать, где тебя искать, если вдруг история повторится.

Эдвард к этому всему добавил, что теперь они не могут одновременно уходить на задания. В их настоящем отныне должен кто-то оставаться, и нужно будет позже обсудить, как подобное согласовывать.

— Странно, что мы раньше до этого не додумались, — вздохнул Рори. Он нашел у себя в ящике стола чистый блокнот и теперь на каждой странице расчерчивал табличку для дат.

— Мы с аномалиями раньше не сталкивались, — откликнулась Фелисия. — Хотя, если подумать, червоточины сами по себе аномальны. Но мы к ним так привыкли, что перестали считать чем-то необычным, вот и поплатились.

— Всегда есть кто-то, кто тебя перехитрожопит, — согласился Рон.

Эдвард и Патриция оставили одну из своих бумажек с заданием в офисе и отправились на миссию. Перед тем, как уйти, они оба приняли сыворотку, защищающую организм от магических вирусов.

Сыворотка действует сутки, ее обычно принимают целители, чтобы не подхватить заразу на работе.

У них в подотделе тоже был целый ящичек со склянками на подобные случаи. А драконья оспа легко может на лопатки уложить, если не перестраховаться.

Фелисия гипнотизировала взглядом свою папку, Рори еще возился с блокнотом, а Рон поставил рядом два стула: на один сел, а на другой закинул ноги.

— Интересно, кто рискнет отправиться за Робертом, Юаном и Оуэном? — спросил он, протягивая руки к ближайшей коробке с колдографиями.

— Макалистер прыгнет за Аберкромби быстрее, чем мы успеем это обсудить, — заявила Фелисия, присоединяясь к нему. — Девчонка влюблена в него, точно вам говорю.

— Если бы я знал, что смогу пересечься с дедом, предложил бы себя, — сказал Рон, пытаясь подавить зевок. — А вообще мне надо еще подопечного в свое время вернуть, так что я сначала с ним разберусь.

— Так иди сейчас разберись!

— Пока не могу, — Рон на секунду прикрыл глаза, готовясь выдать очередную ложь: — Пацан заболел, не могу возвращать его обратно в теплый июнь с такой ангиной.

— Ох, только под твоим присмотром подопечный мог заболеть!

— Эй, я не виноват, что его из жары забросило прямо в сугроб!

— А зелья тебе на что?

— Детей нельзя накачивать такими же дозами, как взрослых, — объяснил Рон. — Так что нужно будет выждать, пока зелья сработают.

Хоть это было правдой. Ну, не то, что Гарри заболел, а что сопливость детей вылечить куда труднее, чем сопливость взрослого волшебника. Рон ухватился за эту мысль и стал рассказывать Фелисии о дозировках различных целебных зелий для всех возрастов, которые выучил с простудами своих детей. Какие-то из них нужно было давать ложками, другие разбавлять водой, третьи можно лить в глотку в каком угодно количестве, а четвертые выбросить из дома вообще, чтобы мелкие пиздюки случайно не наглотались. Рон вспомнил тот случай с Хьюго и почувствовал, как его сердцебиение ускорилось.

Уайт это все быстро наскучило, поэтому она перевела тему разговора.

— Думаю, мне не выдают новое задание, потому что мы решили теперь работать по очереди — оно и согласовалось само.

— Похоже на правду.

Рамеш и Дедлаус нигде не находились. Рон вспомнил слова Амелии о том, что их могло забросить в будущее. Но тогда… почему они сами не вернулись? Неужели в будущем все настолько плохо?

Рон подумал о Рональде. Он стал выглядеть суровее, но в целом остался таким же долбоебом. Рон себя знал, если бы там в будущем случилось что-то плохое, он бы фигней не страдал. Так что ближайшие лет… э-э… а насколько Рональд его старше-то?

Рон попытался вспомнить, говорил ли Рональд о том, из какого он года. Нет, кажется, не говорил. На вид определить было трудно. Когда Рональд смеялся, казалось, разница между ними лет в пять, а когда стоял перед той же Аркой с мордой кирпичом, можно было подумать, что их разделяло как минимум десятка два, а то и три.

В общем, в ближайшие несколько лет серьезной херни произойти не должно. Наверное. Если Рамеша и Дедалуса закинуло куда-то туда, и даже если у них возникли какие-то трудности с маховиками, Рональд и остальные вернули бы их обратно еще к сегодняшнему утру. Но если их забросило дальше…

Рон похлопал себя по щекам, пытаясь отогнать дурные мысли.

— Мне нужно залить в себя кофе, — пробормотал он, вставая со своего места.

Рори как раз закончил возиться со своим блокнотом и сменил Рона у стола с колдографиями.

Кофе бодрости не придал, но помог Рону переключиться. Он осмотрел срач, в который превратился их офис, и понял, что замусоренная обстановка начинает его раздражать.

Одной рукой он держал кружку с кофе, а другой добыл из кармана волшебную палочку и небрежным взмахом стер пыль с книжных полок. Расставлять по темам или алфавиту он заленился, просто чарами левитации поднял все книги разом и направил в сторону полок.

На этом его благородные порывы кончились. Да и уборка была сейчас не в приоритете…

Патриция и Эдвард ворвались в офис, как ужратый дядя в самый разгар семейного праздника, хотя его никто туда не звал. Шумно, внезапно, с перекошенными от ярости лицами.

— Идиотский Аврорат вмешался, — отдышавшись объяснила Патриция. — Собирались вернуть расщепленного подопечного в его время, а у них там какая-то операция была поблизости…

Как оказалось, волшебник, живущий в конце семидесятых, пытался вернуться домой, но аппарировал не туда, куда надо. Вернее, куда надо аппарировали только некоторые части его тела, а самого его забросило в их год. Его дом уже обветшал и превратился в заброшенное здание, где как раз зашились какие-то ублюдки, промышляющие варкой Феликс Фелицис — и именно их Аврорат пытался поймать на горяченьком. Подопечный чихнул, искры, вылетевшие из его ноздрей, подпалили сухие доски, дом загорелся, котел взорвался, все охренели, пришлось вырубать участников данной сцены и стирать им память. Вот только была одна деталь…

— Ваш подопечный был болен драконьей оспой, — заметил Рон, узнав симптомы: искорками кто попало не чихает. — И все, кто находился в здании, могут заболеть, если только не переболели ей в детстве или не принимали ранее противодраконью сыворотку.

— Именно, — подтвердил Блишвик. — В семидесятых эпидемия началась как раз из-за попавшего в не в то время вируса.

— А я думал, болезнь привез тот чувак, который Перуанского змеезуба поймал, — пробормотал Рон. — Мне мой старший брат рассказывал.

— Это официальная версия, да, — сказал Блишвик, потирая переносицу с усталым вздохом. Он немного помолчал, прежде чем продолжить: — Пока Патриция отправляла нашего подопечного домой, я вызвал целителей. На одного из тех идиотов-зельеваров я наложил чары иллюзии, как будто бы он давно болен драконьей оспой, так что целители не мешкались и обнесли дом защитными чарами. Все произошло очень быстро, вряд ли вирус успел покинуть пределы того дома.

Рон вспомнил о Гарри и его деле. Кажется, там как раз все было связано с зельями…

— Среди авроров был Гарри Поттер? — спросил он прямо.

Патриция и Эдвард переглянулись, и Рон понял — был.

Он отрывисто кинул, складывая руки на груди. Гарри точно в детстве не болел драконьей оспой и вряд ли пил противодраконью сыворотку, ведь жил-то у магглов.

— Думаю, мне надо домой, — проговорил он. Во рту пересохло, пришлось прочистить горло. — Если он заболел, моя сестра может меня искать.

— Постарайся узнать, что с остальными аврорами, пожалуйста, — попросила Патриция. — Возможно, тебе будет не до того, но…

Рон криво улыбнулся.

— Да, я так и собирался сделать, не переживай.

Пока он дрожащими пальцами застегивал пуговицы на своем пальто и заматывался в шарф, Фелисии наконец-то дали задание. В суть он уже вслушиваться не стал. Прихватив с собой маховик времени, он направился к выходу.