Actions

Work Header

Магазин времени не работает

Chapter Text

Во внезапном появлении Рональда было одно восхитительное преимущество — Рон и Гермиона могли уйти на работу, оставив с ним детей.

Хьюго уже давно не нужна была нянька, а вот насчет маленького Гарри у них были сомнения. Гермиона успела кратко пересказать события вчерашнего дня. По ее словам, Гарри еще не до конца им доверяет, но так как к нему хорошо относятся, пока не предпринимает никаких попыток удрать или выкинуть еще какую фигню.

На руку им еще сыграла экстраверсия Хьюго, который сразу нашел общий язык с Гарри. Рон сам увидел, как малой находил им развлечения из ничего, забалтывал Гарри чем-то посторонним и даже ловко уходил от тем, которые при нем упоминать было нежелательно.

Что же, новую метлу Хьюго однозначно заслужил. Но Рон решил пока не сообщать об этом вслух, иначе чертеныш от него не отстанет, пока не получит обещанное.

Рональд сказал, что в 22:56 они с Роном должны встретиться в холле Отдела тайн. А потом вдруг протянул ему мантию-невидимку. Не узнать ее было нельзя.

— Это же мантия Гарри?

— Теперь уже Джеймса, но да, — подтвердил Рональд. — Я позаимствовал ее у крестника.

— У моего крестника или твоего крестника? — переспросил Рон, пытаясь выведать, из какого времени эта мантия.

— Твоего. Так что тебе нужно будет найти способ вернуть мантию обратно в Хогвартс, — подмигнул Рональд. — И кстати, не забудь делюминатор, нам он понадобится сегодня.

По плану, Рон должен был провести весь день в офисе, занимаясь актуальными для подотдела делами. Не привлекать к себе внимание, вести себя как обычно, ничего никому пока не говорить. А к ночи незаметно свалить, воспользовавшись мантией, если возникнет такая необходимость. Рональд про это не уточнял, но раз дал мантию, значит, для чего-то такого она понадобится.

В офисе никого не оказалось. На сдвинутых вместе столах стояли новые коробки с колдографиями. На стикерах аккуратным почерком Патриции было отмечено, какие коробки проверены, а какие еще нужно пересмотреть.

Рон подложил записку в стол Мередит, которую вчера написала Амелия. Потом он перевел взгляд на стеллаж и увидел то, что вчера от него ускользнуло. У Амелии было две папки. Одна более новая, аккуратная, другая — потрепанная, выцветшая. На первой было написано «Амелия Паркер», на другой «Амелия Паркер-Гринграсс». Золотые буквы с двойной фамилией практический стерлись, словно Амелия пыталась содрать их ногтем. Возможно, так оно и было.

Он заколдовал старую папку, изменив надпись. С чарами иллюзий он не сильно дружил, а это значит, нужно будет часто их обновлять. С другой стороны, чем больше он это будет делать, тем быстрее освоится…

Хорошо, что он быстро со всем расправился, потому что вскоре после его манипуляций в офис вернулась Фелисия.

В ее руках был бумажный стаканчик с кофе.

Она поздоровалась с Роном и села рядом с ним.

— Извини, что вчера так внезапно удрал, — сказал Рон, подавив зевок.

— Не переживай, мы вскоре после тебя тоже разошлись. Никто уже толком не соображал. А Эдвард, кстати, забрал твои переводы с языка Аберкромби на человеческий.

Рон кивнул.

Язык чесался рассказать про Амелию, но он сдержался.

— Ничего вчера не нашли?

— Нет, нас пророки из себя вывели.

— А что такое?

— Они обнаружили, что общего у помутневших пророчеств, и доставали нас этим.

— И?

— Пророчества все одного временного промежутка — с тридцатого октября по первое ноября. Не у всех пророчеств на ярлыке есть точные даты, когда все должно сбыться, но пока это единственное общее, что эти чудилы смогли найти. Драматическим шепотом они пытались нам втереть, что происходит что-то странное и опасное, потому что никогда такого не было — и вот опять.

— В общем, они не сообщили нам ничего нового?

— Ага, — кивнула Фелисия, вглядываясь в колдографии. — Только то, что первого ноября, то есть сегодня, либо что-то кончится, либо что-то начнется. Надеюсь, дело в это проклятой аномалии.

Да, все совпадает. Рональд говорил, что они смогут решить эту проблему как раз сегодня. И кажется, Рону даже не нужно будет сильно врать своим коллегам, что он что-то там вычудил, и все починилось. Они могли списать все на судьбу, мол, пророчествами этот временной косяк был предсказан, все само собой порешалось — и нормально.

— Я вчера ночью встречалась с Джоном, — вздохнула Фелисия. — Это молодой человек Оуэна, если ты не помнишь. Он очень беспокоится, пришлось ему рассказать о происходящем. Без подробностей, естественно.

— А семья Роберта?

— Эдвард взял их на себя, они вроде в хороших отношениях. У остальных нет таких близких, которые стали бы бить тревогу, если не увиделись бы день-другой, поэтому мы их пока решили не трогать.

— Вам повезло, что я не оказался среди пропавших, — протянул Рон. — Моя жена нашла бы способ сюда ворваться и поставить весь Отдел тайн на уши.

— Мда, мне Эдвард и Роберт рассказывали, как вы с группой друзей уже тут все переворачивали верх дном.

— А нечего было оставлять рабочие места, — пожал плечами Рон. — На группу подростков напали маньяки — и никто даже не пискнул. А как пророчества посыпались, которые все равно никто не может просмотреть без тех, кого они касаются, так сразу драма.

— Ты был там, вот и предвзят, — проворчала Фелисия.

Вместе они успели перерыть одну коробку колдографий, пока остальные коллеги не стали прибывать один за другим.

— Извините, проспала! — с этими словами Патриция ворвалась в помещение и мгновенно принялась за работу, даже не сбросив с себя верхнюю одежду.

— Спокойно, девочка, мы все вчера устали, — сказал Рон, потягиваясь и зевая. — Рори и Эдварда вообще еще нет, так что выдыхай.

Постепенно все собрались, и работа закипела.

Рон постоянно отвлекался на часы. Ему не терпелось узнать, что их с Рональдом сегодня ожидает.

Усилием воли он заставлял себя возвращаться к колдографиям. Если сегодня все решится, то завтра им уже нужно будет вытаскивать пропавших коллег из их временных ловушек. Особенно, если у них маховики пропали или пострадали, как случилось у Амелии.

— Этот парень похож на Юана, — спустя несколько часов работы произнесла Патриция. Все по очереди рассмотрели колдографию.

Да, сходство и правда было. Русые волосы, жестикуляция — остальные детали прочитывались с трудом. Он стоял на заднем плане, на первом же улыбались и махали руками какие-то люди.

На обороте было указано, что снимок сделали 3 апреля 1988 года.

— Эдвард, а мой дед же в восьмидесятых тут работал, да? — спросил Рон.

Блишвик кивнул и сразу уловил ход его мысли:

— Думаешь, они могли пытаться связаться с подотделом?

— Ну, если их забросило в подходящее время, когда тут кто-то был, то почему нет?

Рори посмотрел на стеллажи с книгами.

— А если они оставили нам весточку прямо в офисе? — спросил он, вставая со своего места. — Как мы раньше не доперли поискать у себя под носом?

— Ну, мы все были слегка не в том состоянии, чтобы адекватно соображать, — заметила Фелисия, тоже поднимаясь.

Стеллаж с энциклопедиями и справочниками редко кто трогал. Рон знал, что Амелия дотошно изучала материалы по тому времени, в котором собиралась оказаться, а Фелисия листала модные журналы, чтобы принарядиться и покрасоваться даже в прошлом. Блишвик иногда сверялся со справочниками по теории магии, но скорее из своих рейвенкловских привычек и поводов.

Книг, конечно, было куда меньше, чем колдографий, но тоже достаточно дохрена, и в каждой из них было много подчеркиваний, пометок и закладок, которые мог оставить кто угодно, когда угодно.

— Все равно что искать иголку в стоге сена, — словно прочитав его мысли, произнесла Фелисия.

Они решили разделиться. Рори и Патриция вернулись к колдографиям, а Рон, Фелисия и Эдвард принялись за книги и журналы.

Чем больше они перебирали, тем сильнее росло всеобщее отчаяние. После колдографии с Юаном, который, возможно, и не был Юаном, им не попадалось ничего подходящего к ситуации.

— Не могу, мне надо отвлечься, — простонал Рон, разминая затекшую спину.

Коллеги согласились с тем, что стоит сделать перерыв. Рори заварил на всех кофе, а Патриция вызвалась сбегать за едой в маггловскую кафешку неподалеку.

— Не знаете, где Роберт пазлы хранит? — зевая и потягиваясь, спросил Рон.

— У него вроде бездонный ящик в столе, поищи там, — ответила Уайт, подпиливая себе ногти.

Рон чувствовал себя вором — сколько можно уже лазить в чужие ящики? Но с другой стороны — это же всего лишь пазлы, вряд ли он тут найдет что-то сильно личное.

Роберт всегда замазывал чернилами изображение на коробке, чтобы собирать без исходника, поэтому приходилось открывать все по очереди. По маленьким фрагментикам Рон мало что понимал, поэтому ориентировался по цветовой гамме. Сейчас ему хотелось чего-то яркого и солнечного, что могло бы поднять настроение.

— Охренеть, — прошептал он, открыв одну из коробочек на самом днище ящика.

В коробочке помимо фрагментов картинки лежала фотография. Именно фотография — маггловская, неподвижная.

— Я нашел Юана! — воскликнул Рон.

На снимке действительно был Юан. Он как-то виновато улыбался, а его руки были вытянуты вперед, и Рон понял, что он держал камеру, фотографируя самого себя.

Коллеги подлетели к нему, заглядывая через плечо.

На обратной стороне снимка была короткая записка с датой, адресом и просьбой вытащить его и Оуэна обратно в 2017 год. Рон прочитал все вслух, потому что остальные не смогли разобрать корявый почерк Юана.

Когда вернулась Патриция, и все, перебивая друг друга, сообщили ей эту новость, бедняжка расплакалась, выронив все пакеты с едой.

Роберт, Юан и Оуэн найдены, оставались только Дедалус и Рамеш. Ну, а для остальных еще и Амелия с Мередит.

Но все равно Рон чувствовал, что коллег захватил азарт. У всех появилась надежда, поэтому после быстрого перекуса офис перевернулся вверх ногами. Перебирали теперь уже не только стеллажи, но и столы, полочки с сувенирами — даже кактусам на рабочем месте Мередит досталось. Рон порадовался, что вынес папку с пропавшими материалами из офиса, иначе Уайт нашла бы ее, когда стала выдвигать ящики.

Офис сейчас напоминал Выручай-Комнату со складом вещей. Рон так увлекся, что совсем забыл о времени. К счастью, ему об этом напомнили.

В какой-то момент некто невидимый схватил его за локоть, и Рон чуть не орнул от испуга. Потом он почувствовал теплое дыхание возле своего уха и шепот:

— Пора.

Это был Рональд.

Что-то горячее упало в карман его брюк.

Галлеон с сообщением. Коллеги знали, что Рон через него связывался с семьей, чтобы не тратиться на записки. Отличная отмазка.

Он разыграл целую сцену, что ему срочно надо домой, с подопечным беда, жена не справляется, спасибо за понимание, до свидания, удачи.

Мантией-невидимкой пользоваться даже не пришлось. Странно, зачем же она тогда?

Рон оказался в назначенном месте в 22:54, за две минуты от назначенного срока. Если бы Рональд ему не напомнил…

— И что теперь? — спросил он, когда Рональд показался. Оказывается, на нем была мантия-невидимка, а не чары маскировки. — Ты что, своего племянника тоже обчистил?

Как оказалось, да. Рональд стащил мантии-невидимки у обоих Джеймсов — из прошлого, и будущего. Для дела, которое им предстояло, зачем-то требовались две штуки.

А идти им нужно было к Арке смерти.

— Там будет очень шумно, — предупредил Рональд, когда они нашли нужную дверь. — И набрось мантию, как я сделал.

Мантия-невидимка покрывала только плечи, поэтому голова и часть тела Рональда оставались в поле зрения. Рон надел свою мантию точно так же.

Рональд постоянно смотрел на часы и хмурился, как будто бы мысленно что-то высчитывал.

Похоже, в их миссии счет шел на минуты, а то и секунды. Рон перепроверил все карманы, чтобы в случае чего быстро достать делюминатор. Он глубоко вздохнул, готовый ворваться, куда ему скажут.

— Что мы будем делать? — спросил Рон, облизывая пересохшие губы.

— Спасать кое-кого, — с усмешкой произнес Рональд, наконец-то отрывая взгляд от своих часов.

Неужели?..

Додумать Рон не успел, потому что Рональд дернул за ручку двери — и их немедленно оглушил пронзительный, охренительно громкий гул. Он сотрясал стены, Рон чувствовал, что даже пол под их ногами вибрировал.

Уши мгновенно заложило, переговариваться они теперь не могли, только перекидываться какими-то невербальными знаками.

Звук, казалось, шел одновременно отовсюду, но Рон понял, что гул издавала Арка смерти — больше в зале тупо ничего не было. Завеса трепыхалась, словно флаг на ветру.

Рональд взмахнул палочкой, и завеса пропала, открывая их взгляду… червоточину.

Только что-то в ней было не так. Рон видел червоточины много раз, и да, все они были динамичны, словно плывущие облака или перетекающие друг в друга капли воды. Но здесь все дергалось, как в бешеном калейдоскопе, агрессивно менялось, переливалось всеми цветами — причем самыми яркими, бьющими прямо по глазам.

Рональд достал свой делюминатор и махнул рукой, чтобы Рон сделал то же самое.

— Стой здесь, — показал Рональд жестом, какими они пользовались в Аврорате.

Сам он подошел к червоточине и принялся делать какие-то пассы палочкой. Рон не слышал слов, но, кажется, это было заклинание, не дающее червоточине утянуть его. Или наоборот что-то, что сдерживало червоточину, но не закрывало ее. Рон присмотрелся и понял, что последний вариант более вероятен. Заклинание словно прочертило невидимую стенку или купол, но область действия была совсем небольшая.

Рональд поднял свой делюминатор вверх, подавая Рону сигнал.

Он щелкнул, и вылетевшие оттуда пучки света направились прямо к червоточине. Она поглотила свет, и гул усилился настолько, что комната буквально затряслась, сбивая их с ног.

Хорошо, что Рональд приказал ему встать подальше, потому что Рон вполне мог бы упасть не на пол, а прямо в эпицентр.

Гул, доносящийся из Арки, все больше походил на… стон? Он не был уверен, потому что ему заложило уши, но звуки, которые он едва улавливал, напоминали прерывистое тяжелое дыхание какого-то огромного чудовища.

Рональд бросил свой делюминатор в червоточину, но взмахом руки показал, чтобы Рон не повторял за ним.

Спустя несколько мгновений внутри червоточины сверкнула вспышка, ненадолго их ослепив. Проморгавшись, Рон увидел, что Рональд обмотал руку мантией-невидимкой и бесстрашно засунул ее прямо в червоточину.

Он уперся ногами в пол и с силой потянул на себя что-то. Или кого-то?..

Рон тоже натянул рукав мантии-невидимки, готовый подстраховать, если что-то пойдет не так.

Рональд пока справлялся самостоятельно — Рон увидел, что он вытягивал какого-то человека за плечо или локоть. Он не мог понять, что это за часть руки, потому что она постоянно менялась, искажалась, как те уродские кубические люди из книги Патриции.

Наконец-то рука вылезла наружу настолько, что Рон увидел зажатый между пальцев делюминатор Рональда. Артефакт помог найти человеку выход оттуда.

Рональд что-то проорал, и Рон понял, что теперь ему нужна помощь. Он быстро натянул рукава так, чтобы спрятать в них ладони, и через ткань схватился за руку того, кого они пытались вытащить.

Они оба приложили много усилий, и это оправдалось — червоточина, затягивающая свою жертву обратно, вдруг сдалась и отпустила ее, из-за чего Рон, Рональд и их подопечный отлетели назад к стене.

Рон сильно стукнулся затылком и, кажется, на несколько мгновений потерял сознание. Когда он с трудом разлепил веки, и перед глазами перестало расплываться, он увидел, что Рональд закрывает и себя, и человека, которого они вытащили, своей мантией-невидимкой.

Разлом словно спятил. Калейдоскоп закрутился еще отчаяннее и агрессивнее.

Червоточина, обогнув барьер, который наколдовал Рональд, пыталась их найти. Но мантия-невидимка сбивала ее с толку, червоточина как будто бы чувствовала, но не видела их, а потому и не могла схватить и утянуть в свой водоворот. Рон с трудом подполз к Рональду и тоже расправил свою мантию, помогая закрыть спасенного ими человека.

Его тело больше не выглядело как кубическое уродство, но лицо заслоняла мантия-невидимка.

Благодаря действиям Рона, Рональд смог освободить руку и взмахнуть палочкой, чтобы сшить червоточину.

Гул резко прекратился. Яркие дикие вспышки больше не мелькали, и Рон осмелился посмотреть на червоточину. Она не закрылась до конца, но больше не выглядела обезумевшим диким водоворотом. Ее края сдерживались рамой Арки, больше не вылезая наружу.

Рональд вернул завесу обратно и что-то сказал.

Рон его не расслышал, у него все еще были заложены уши. Рональд махнул рукой и указал на человека.

Рон медленно перевел взгляд и понял, что его догадка оказалась верна.

Они вытащили из Арки Сириуса.