Actions

Work Header

Летние моды

Chapter Text

«Смотри», — ссылка от Мучэн пришла в середине жаркой августовской ночи. И чего ей не спалось? – «Красиво. Жаль, что вряд ли введут».
Е Сю кликнул – и перед ним открылся пост на вейбо. На гифках медленно вращалось оружие из «Славы», точнее – летние модификации к нему, согласно заголовку. Было красиво и забавно – например, меч превратился в огромный запотевший стаканчик с холодной газировкой, в которой подпрыгивали синие желейные шарики. Стаканчик исходил ледяным паром, а рукоять-«трубочка» сыпала голубыми искрами.
Моды Е Сю никогда особенно не интересовали: никакой практической пользы от них не было, видел изменения только тот, кто кидал файлы к себе в папку «Славы», а про-игрокам и вообще в клубах это было строжайше запрещено. Да и в целом не одобрялось, хотя иногда разработчики вводили особенно удачные варианты в игру официально.
Е Сю задумчиво пролистал вейбо автора мода. Со вкусом, в отличии от многих «коллег» у него было неплохо – детальные, тщательные прорисовки, никакой пошлятины и глупостей. Обновлялся блог редко, пару раз в сезон. Хэллоуинские топоры с печальными призраками и осенняя серия, в которой оружие окружали падающие красные и золотые листья, пользовались особенной популярностью. В ответ на призывы обновляться почаще автор неизменно извинялся и отвечал, что работа не позволяет.
Впрочем, личные заказы автор все-таки иногда брал. Такие картинки были перекрыты узорчатой печатью, и Е Сю невольно залюбовался пистолетами, на которых медленно крутились шестеренки и горело бледное пламя; посохом, за которым по ветру летели вороны.
Что-то в интонациях автора, в манере строить предложения было знакомым. Настолько, что Е Сю вернулся к посту со мечом-«стаканчиком» и написал в комментариях:
«А почему для зонта нет?»
И добавил курящий смайл.
Ответ последовал моментально:
«У меня начинает возникать ощущение, что наша встреча предрешена небесами, бог Е, иначе как бы ты меня нашел…»
Комментарий исчез раньше, чем Е Сю успел на него ответить. А новый выглядел иначе:
«К сожалению, у меня нет твинка с таким оружием, чтобы протестировать, как будет выглядеть в игре. Напишите мне в личку?»
Е Сю улыбнулся, выбивая сигарету из пачки. Закурил, и кликнул на иконку личного сообщения.
«Малыш Поток?»
«Здравствуй, бог Е».
«Не знал, что ты еще и рисуешь, хехе. Сделаешь зонтик старому богу Е?»
Боюань молчал несколько минут.
«С радостью. Это интересно, но тебе придется мне помочь, потому что протестировать модель мне действительно не на чем, бог Е. Но я думал, что ты не интересуешься модами. Они ведь бесполезны в игре, верно?»
Судя по интонации, вот теперь Боюань пытался просчитать, что Е Сю задумал. Это было забавно.
И знакомо – Е Сю всегда буквально видел, как в голове Боюаня туда-сюда мечутся мысли.
«Да. Мне просто интересно, расслабься, малыш Поток. А ты можешь нарисовать вообще что угодно?»
«Не совсем. То, на что внутри самой «Славы» можно найти текстуры или детали, и модифицировать цвет, фактуру, или… Словом, сигарету не сделаю. Хотя... вот смотри».
Боюань прислал картинку: на ней было стеклянное копье, внутри которого плескалась вода и медленно поднимались от кончика уменьшенные лотосы с одного из озер «Славы».
«Тут должны быть еще рыбы, но я не могу вспомнить, где были белые».
«В начальной локации», — Е Сю сам не заметил, как втянулся в беседу. – «Сейчас посмотрю и скажу точно».
Время шло. Боюань кидал ему медленно меняющееся копье, и в конце концов Е Сю обнаружил, что в пачке – пусто, спина – ноет, а заканчивать разговор – не хочется. Он никогда не сомневался в том, что Боюань любил «Славу».
Но то, с каким увлечением и жаром Боюань рассказывал о сборе деталей, фактур, из которых создавались моды, вызывали отклик в Е Сю: пусть даже конечный результат не имел никаких полезных функций. Боюаню слишком подходила эта нежная, Е Сю бы даже сказал – девчачья, но язык не повернулся, — любовь к внешней красоте «Славы».
«Вот», — Боюань скинул архив, и Е Сю с интересом сунулся в папку. Там были какие-то файлы и инструкция. – «Это тебе, бог Е. У тебя наверняка есть боевой маг».
Не согласиться с ним Е Сю не мог – боевой маг среди твинков действительно был. Пришлось выполнить инструкцию – кто ее писал, господи, зачем так сложно? – и сунуть карту аккаунта в считыватель.
Копье мягко светилось. Лотосы вспыхивали внутри него и гасли, покачивалась вода. При атаке лотосы появлялись вокруг копья – буквально на миг, дрожали, исчезая.
Это было красиво.
«Мне?» — уточнил Е Сю. – «А зонтик?»
«В смысле, спасибо», — добавил он следом. – «Круто. Мне очень нравится».
С комплиментами у Е Сю было сложно. А сейчас слов просто не хватало.
«Это хорошо, бог Е», — Е Сю показалось, что Боюань улыбается. – «С зонтиком я попробую что-нибудь придумать вечером. Ты будешь онлайн?»
Е Сю бросил взгляд на часы. Пять утра. Ничего себе они поговорили.
«Да».
«Тогда до встречи. Дашь мне свой номер QQ, будет удобнее?»
Уже засыпая, Е Сю увидел, как в QQ добавился новый контакт с голубой аватаркой. Во сне вокруг Боюаня плавали лотосы и рыбы, а Е Сю смотрел на это и не мог отвести взгляд.

Е Сю проснулся с чувством предвкушения и любопытства. Оно бодрило, покалывало в кончиках пальцев. Боюань, сам того не зная, сделал ему один из лучших подарков, рассказав о чем-то, связанном со “Славой”, что Е Сю еще не знал досконально.
Погода испортилась, за окнами квартиры медленно моросил дождь. Влага висела в воздухе, но настроения это не портило.
Е Сю бродил по квартире, от чайника к компьютерам, запуская “Славу” на каждом: теперь у него было по персонажу на всех крупных локализациях. Пришлось повозиться, чтобы обойти блокировки и зарегистрироваться, но у Е Сю был официальный повод удовлетворять свой интерес — сборная готовилась ко второму международному чемпионату.
Сигареты нашлись на кухне. Здесь же на столе выстроились ряды пластиковых стаканчиков с лапшой, и коробка с кормом попугая, оставшегося от предыдущих жильцов. Большой белый ара жил в клетке на балконе, и, как утверждала Мучэн, уже мог сам водить группы в данжи.
Когда встал вопрос, где жить, в Пекине или в Ханчжоу, Е Сю выбрал Ханчжоу. Идти отсюда до “Счастья” было пять минут, до ближайшего магазина — три, а за углом было несколько уличных лотков с горячей едой. Правда, Е Сю выходил за ней редко. Чат сборной не замолкал, пять компьютеров и ноутбук он не выключал в принципе — не было смысла. Количество информации, документов, программ, тренировок, которые должны были быть готовы к ноябрю, иногда почти сводили Е Сю с ума.
В такие моменты он ложился поперек кровати тут же, в единственной просторной комнате, и курил, глядя, как в проеме балконной двери покачивается “музыка ветра”.
Боюань и его маленькое хобби оказались глотком свежего воздуха. Е Сю проверил QQ — Боюань был онлайн, но молчал, наверняка работал. Да и у Е Сю было изрядно дел, но любопытство все равно покалывало изнутри, искрилось. Е Сю опустился в кресло и, не выдержав, притянул ноутбук к себе, открывая вейбо.
Через пять часов он вынырнул на поверхность из запойного чтения и серфинга, обнаружив рядом полную пепельницу. В горле пересохло, как проходил данжи и отвечал в чатах, Е Сю не запомнил — так увлекся.
Тех, кто занимался модификациями в “Славе”, было, мягко говоря, немало. Но, как и везде, большая часть увиденного Е Сю не впечатлила. А некоторые вещи он предпочел бы вообще никогда не видеть, хотя ханжой себя никогда не считал.
Зато Е Сю изрядно повеселился, представляя себе Наветренную формацию или Проблемного дождя в голубой пижаме-медведе, в которую популярная модификация превращала и броню, и плащ. Модификации существовали — и создавались, — для изрядной части основного обвеса классов, оружия и аксессуаров. Изменения в файлах позволяли хозяину аватара видеть вместо ожерелья — бант или шарф, вместо кожаных лат — смокинг, а вместо посоха с черепом — веселенький пиздец с кошачьей лапой в розовых цветах.
Некоторые моды Е Сю узнал сразу, они были официально введены в “Славу” — во внутриигровой магазин или ивентные награды. Глядя на переливающееся и бликующее в солнечном свете копье с лотосами внутри, Е Сю признал, что у Боюаня получалось как минимум не хуже.
“А почему ты не участвовал в конкурсе, малыш Поток?” — Е Сю скинул Боюаню ссылку на один из официальных ивентов от разработчиков “Славы”. Сложно было не понимать, что таким образом разработчики пытались одновременно наладить контакт с этой частью игрового сообщества — и взять его под контроль, но, насколько Е Сю понимал, Боюань неписаные, и тем более, официальные правила “Славы” не нарушал. Не пытался лезть куда-то, кроме визуальной части. Играл честно.
Ответ Боюаня Е Сю удивил.
“А зачем, бог Е?”
Е Сю скопировал сообщение Мучэн и отправил его Боюаню. Выжидательно помолчал.
“Но это был осенний конкурс, бог Е. Я не успевал”, — следом за краснеющим смайликом напечатал Боюань.
Е Сю помолчал еще. Он почти видел, как Боюань хмурится.
“Не был уверен, что осенние призраки достаточно качественные. Там нет ничего сложного. К тому же, как-то несерьезно эксперту “Синего ручья” таким заниматься, нет?”
“Не вижу ничего дурного в твоей любви к стеклянным копьям и рыбкам, малыш Поток”, — Е Сю закурил, глядя в окошко QQ. — “Был бы расширенный редактор, ты бы мог делать все тоже самое официально”.
“Вряд ли это возможно, бог Е. Я освобожусь через пару часов, если ты не передумал насчет зонта”.
Зонт. Е Сю усмехнулся, еще раз пролистав вейбо Боюаня. Он ведь сам говорил, что зонт — это сложно.
Чаты на экранах вспыхивали сообщениями. Пора было возвращаться к делам, к “Славе”. Но Е Сю не оставляла мысль о том, что ему бы хотелось, чтобы Боюань выиграл. Он ведь так любил “Славу”.
“И не надейся. Будешь делать зонт”, — добавив к сообщению курящий смайл, ответил Е Сю. — “Если бы ты не был в “Ручье”, участвовал бы в конкурсе?”
Боюань молчал долго-долго. Так, что Е Сю успел решить, что его отвлекли, и сам загрузился в данж на корейской локализации. Прочитать ответ ему удалось только через полтора часа.
“Я был бы в “Счастье”, бог Е”.
Время шло, а Е Сю все смотрел и смотрел на экран. Слова не шли: что отвечать на хорошее и личное, он никогда не знал. Треш-толк, стеб, разговоры по делу — что угодно, сколько угодно, а тут — ну, что Е Сю мог ответить? Что ему бы этого действительно хотелось?
Это, кстати, было правдой.
“От конкурса тебя бы это все равно не спасло, малыш Поток. В “Счастье” не разбрасываются талантами, хехе”.
Попугай протяжно заскрипел на балконе. Первое время этот звук заставлял Е Сю вздрагивать, а потом он привык и даже привязался как-то, решив, что при очередном переезде заберет безымянную птицу с собой.
Кому-то другому, возможно, голос попугая бы мешал. Е Сю был равнодушен к посторонним звукам, не отвлекался на них, и сомневался, что в его доме появится еще кто-то.
“Ты же не можешь быть всегда один”, — как-то сказала ему Мучэн. Е Сю тогда пожал плечами. Он никогда не был один. У него всегда были друзья и “Слава”, семья — даже когда они не поддерживали общение.
С остальным не складывалось. В основном, потому, что Е Сю не чувствовал в этом никакой особой потребности.
“Я не сомневаюсь, бог Е”, — Боюань прислал смеющийся смайлик. Е Сю мысленно выдохнул — слегка неловкий момент они, кажется, проехали. Боюань всегда умел вот это, странное — понять, что на самом деле имел в виду Е Сю, и отреагировать не на слова, на интонацию, даже когда они еще ни разу не слышали голоса друг друга.
“Еще два данжа и я весь твой, — добавил Боюань. — Если планы на вечер не изменились”.
“Ты такой вежливый, что мне даже страшно, что ты собираешься делать с моим бедным старым зонтиком. — Е Сю подумал, что было бы неплохо поесть. Но это можно было сделать и позже. — Уже второй раз переспрашиваешь”.
“Ничего неприличного. Начнем с самого зонта, наверное. Ты решил, какой хочешь внешний вид?”
“На твое усмотрение”, — а вот теперь Е Сю стало еще интереснее. Что выберет Боюань? Иногда Е Сю хотелось посмотреть его глазами. Не только на себя, на все вокруг. Увидеть, как переключается режим “спокойствие/гнев”, как изнутри выглядят реакции Боюаня. Как он видит мир.
Е Сю открыл вейбо — взгляд опять остановился на осенних листьях, летающих вокруг оружия.
К вечеру голова разболелась. Вэньчжоу с Цзэси, Синьцзэ, Ронфей и Ло Цзи вместе взятые даже в худшие дни вместе не дотягивали по своему эффекту до формуляров и требований к оформлению документации от министерства спорта. Е Сю открывал файл за файлом и закрывал с мыслью, что время еще есть. Завтра. Или послезавтра. К концу месяца — обязательно.
Е Сю то и дело возвращался к мечу, красные кленовые листья вокруг которого медленно падали вниз и взлетали снова. По лезвию бежали искры. Е Сю даже сходил в локацию, откуда эти листья взял Боюань, и постоял там, прикидывая, что он видел.
“Бог Е?” — Боюань появился, когда Е Сю неохотно ковырялся палочками в лапше. Вроде бы, есть и хотелось, и нет.
“Я здесь”.
“Включишь мне свой экран, когда закинешь файл к себе? Так будет проще”.
Попугай точил клюв об клетку. Звук получался впечатляющий. Днем в данже корейский танк аж подпрыгнул и чуть не пропустил атаку босса. Е Сю распаковал новый архив от Боюаня, закурил и с интересом посмотрел на экран, заходя в “Славу”.
Зонт искрился золотым. Текстура кое-где съезжала, подергивалась, анимации глючили, но Е Сю все равно не мог отвести взгляд. Ровное, мягкое сияние солнца, пока без узоров, было красивым само по себе. И грело.
А потом он выбрал режим видеозвонка, показ экрана — и в маленьком окошке справа возник Боюань. Лохматый, в белой футболке, укутанный по пояс в одеяло. Под одной рукой у него был планшет на стопке книг, в другой — картонная коробка с лапшой и воткнутыми в нее палочками. Рядом с подушкой стояла чашка.
— Привет, бог Е, — Боюань улыбнулся.
— Золотой зонт? — Е Сю затянулся, рассматривая Боюаня. — Ты переоцениваешь мое бесстыдство.
— Ты, наверное, хотел сказать — недооцениваю? — Боюань засмеялся, а потом скинул Е Сю еще один файл. — Будет вот так. Но не сразу. Слишком много граней, надо повозиться.
Открыв картинку, Е Сю долго рассматривал нарисованный от руки Зонт Тысячи Вероятностей. Сияние ушло вглубь, под бронированные пластины цвета темного золота. На пластинах, и на самом зонте резвились лисы, охотились за птицами, слетающими прочь с граней, прятались среди бледно-золотых листьев папоротника.
— Нравится? — спросил Боюань так тихо, что Е Сю не сразу понял — это не его мысли, это голос из динамиков ноутбука.
И кивнул. Слов снова не находилось.
— Тогда осталось так и сделать, — когда Боюань улыбался, у него на щеках появлялись ямочки. Открытие было интересное.
— А еще варианты есть? — любопытно спросил Е Сю. Боюань замялся. Потянулся к палочкам, потом вернул руку на мышь, прятавшуюся в складках одеяла.
Вторая картинка оказалась куда проще. Черная матовая гладь на гранях зонта иногда вспыхивала бликами, которые казались знакомыми. Е Сю прищурился, пытаясь поймать образ. А потом понял. Это было отражение — мониторов со “Славой” на экране, ночных огней за окнами. А искры, которые сыпались с зонта, больше всего напоминали искры от затушенной сигареты.
Боюань смотрел на него, — в камеру, и видел, конечно, Мрачного Лорда на экране Е Сю, а все равно казалось, что на него самого, — и хмурился, забыв про свою лапшу.
— Вряд ли такие текстуры есть, — пояснил он. Е Сю потянулся за сигаретами.
— Жаль, — в горле пересохло. Боюань кивнул.
— Начнем с первого. Потом подумаем.
Боюань кидал Е Сю файл за файлом. Покусывал губу, сердито вздыхал, просил покрутиться на месте, поднять зонт, раскрыть. Потом снова зарывался в планшет, и челка падала ему на глаза.
Е Сю отвечал в чатах, поворачиваясь с ноутбуком на коленях между компьютерами. За окном начинался бледный дождливый рассвет.
— Бог Е? — Боюань сладко зевнул, откладывая планшет в сторону. Металлические пластины перестали пытаться сбежать с зонта. — Пойдем спать? Утром напишу.
— Да, — Е Сю пытался понять, что хочет от него глава одной из гильдий европейской локализации. Непривычные символы плясали перед глазами.
— Бог Е, — Боюань хмыкнул на экране. — Пойдем.
Засыпал Е Сю с ощущением, что он не один. В каком-то новом смысле.

Через несколько дней Е Сю знал расписание Боюаня наизусть. Е Сю просыпался позже Боюаня и находил в QQ пожелание доброго утра. Днем они практически не разговаривали, занятые каждый своими делами. Но ближе к полуночи — иногда раньше, иногда позже, — Боюань писал ему. А потом звонил. Зрелище закутанного в одеяло Боюаня с планшетом и нехитрым ужином стало почти привычным. Е Сю знал, сколько времени нужно, чтобы сходить среди ночи на кухню “Синего Дождя” за чаем. Знал, что ближе к утру Боюань начинает сонно сползать по подушке и залипать над планшетом. Работа над зонтом была монотонной и неспешной: пластина за пластиной покрывались мелким узором, который Боюань тщательно подгонял. И отвечал упрямым вздохом, когда Е Сю говорил, что все отлично.
Сегодня Е Сю устал. Дни, когда он ощущал себя вымотанным до предела, случались редко. Ощущение полной бесполезности всех усилий — и того реже. Но документация по сборной сводила его с ума.
Е Сю с легкостью мог объяснить, что нужно сборной, по какому принципу он выбирает игроков. Что нужно для тренировок. Зачем ему доступ к тренировочным программам всех клубов. Когда, почему и как нужно начинать тренировки сборной. Но министерство спорта засыпало его таким количеством писем, что момент, когда Е Сю открывал утром почтовый ящик, стал самым неприятным за весь день.
— Бог Е? — Боюань вопросительно смотрел на него с экрана. Е Сю моргнул, понимая, что в очередной раз застыл над отчетом из множества колонок: они погружали его в сонную одурь и вызывали головную боль. А главное, Е Сю не мог понять одного — на кой черт все это нужно и почему нельзя вместо “особенностей рабочего места” и “критериев оценки успешности тренировки” выражаться нормальным человеческим языком. И не задавать ему идиотских вопросов.
— Извини, малыш Поток. Уверен, что во всех десяти судилищах Преисподней заставляют заполнять долбаные таблицы, планы и отчетные сводки на будущий сезон. Но за что мне это при жизни, я так и не понял.
Е Сю откинулся в кресле, закуривая. Глаза резало и жгло, пустой желудок неприятно скручивало. Идея сперва закончить со всем, что ему прислали за последние три дня, а потом поесть, была так себе.
Боюань приподнял бровь, заморгал. Улыбнулся, откладывая в сторону планшет. Е Сю был уверен — сейчас Боюань спросит, неужели бог “Славы” умеет не все? И ошибся.
— Давай я сделаю. — предложил Боюань. — А ты пока сходишь за сигаретами и проветришься.
Попугай забил крыльями в темноте, заскрипел. Е Сю подумал, что было бы неплохо и ему купить корма.
— Сейчас перешлю, — Е Сю поискал в себе угрызения совести. Не нашел, и скинул Боюаню все, что имело пометку “срочно”. — Спасибо.
— Ты шел за сигаретами, бог Е.
Боюань раскрылся, вылезая из одеяла в маленьком квадратике видео-чата. Е Сю понаблюдал, как он возится, садится ровнее, отодвигая планшет и открывая документы. Белые блики сменили разноцветные от редактора изображений.
На улице было душно, влажно и пахло яблоками. Все лучше, чем дневной смог, который в последние дни августа не сносило ветром вообще. Е Сю успел порадоваться, что в квартире был кондиционер, иначе при таком количестве компьютеров он бы давно сварился.
Мысли свернули к приглашению в гильдию на одной из европейских локализаций. Лидер гильдии, Снежная Молния, оказался упорным: не только добавил Е Сю в друзья, и кидал приглашение в данжи, стоило только войти в игру, но и ухитрился выработать некий язык общения, не вызывавший у них обоих головной боли при попытках понять друг друга — в основном из смайлов, внутриигровых ссылок и координат, многозначительного хмыканья в голосе.
Было бы неплохо там покрутиться. Еще бы понимать, что говорят. С корейцами было проще, но их подозрительность Е Сю раздражала. А от японской церемонности — укачивало, хотя манера игры у них была интересная.
И все равно ему нравилось. “Слава” везде оставалась “Славой”, и все же отличия были, хотя Е Сю не всегда пытался их искать. Просто играл, потому что любил это — и никакие языковые барьеры не мешали понять тех, кто разделял его чувства.
Представив себе громилу-чернокнижника из гильдии Снежной молнии в том моде, добавляющем к плащу кокетливое лиловое боа, Е Сю мысленно поржал. Иногда он скидывал Боюаню самые развеселые моды, которые находил на вейбо, только для того, чтобы посмотреть на выражение его лица — смущенное и веселое.
У дома Е Сю обнаружил, что пакеты с едой оттягивают руки, а из самого большого торчит блок сигарет и коробка с кормом для попугая. Как перед обновлением или запойным прохождением на рекорд.
Рассовав коробки по пустым полкам в холодильнике, где обычно обитала только бутылка с водой, Е Сю прошел на балкон. Сунул в зубы сигарету, попугаю — горсть корма, увернулся от меткого удара клювом, и вернулся в комнату. Заглянул в почту и охуел.
— Блядь.
Боюань отправлял каждый документ отдельным письмом. С выделенным текстом для пересылки дальше. Все было заполнено, да еще появились какие-то новые таблицы.
Последнее письмо называлось “словарь”, и в нем знакомые термины из “Славы” расшифровывались слов на 5-10 каждое, длинно и зубодробительно.
— Это что? — очумело поинтересовался Е Сю. Боюань посмотрел на него с экрана и отвел со лба челку.
— Это мы со старшим Чунем составляли, бог Е. Просто пишешь как привык, а потом вставляешь нужную расшифровку. И чем больше ты требуешь ненужной информации в ответ, тем выше шанс, что от тебя отстанут.
Боюань улыбнулся. И полез куда-то за пределы видимости камеры, так что Е Сю сперва видел только бок и загорелую кожу под задравшейся футболкой, а потом вообще только вытянутую вверх для баланса руку. Вернувшись, Боюань захрустел рисовыми чипсами так аппетитно, что Е Сю вспомнил, за чем ходил в магазин.
— Сейчас приду, — пробормотал Е Сю. Лапша с креветками еще не успела остыть. В голове крутилось, что надо было все-таки переманить Боюаня в “Счастье”. И что нужно сказать “спасибо”, хотя оно казалось каким-то нелепым, учитывая, насколько заебался сам Е Сю.
— Смотри, бог Е, — Боюань потыкал рисовым кружочком в экран, сглаживая неловкость. — Еще можно просто скидывать одним то, что уже писал другим. Пусть между собой разбираются. И вообще, обращайся. Я помогу.
— Спасибо, — Е Сю почувствовал, как отпускает напряжение висящего над ним дела. И заодно — как начинать клонить в сон от еды. — А зонт?
— Зонт же для нас с тобой. Ради удовольствия. Какое удовольствие, когда отчеты? — Боюань зевнул и потянулся. — К нам пожарные ходили, как на работу… И всякие комиссии тоже. Ничего, отстали.
Е Сю посмотрел на даты. На Боюаня. И вкрадчиво поинтересовался.
— Ты уже начал делать мод на осенний конкурс?
Боюань с преувеличенным интересом посмотрел куда-то за пределы экрана, только чипсы в пальцах похрустывали.
— Может, спать пойдем?
— Обязательно, — Е Сю ухмыльнулся, отставляя опустевшую коробку из-под лапши. — Но все-таки?
— Не могу придумать, — сознался Боюань со вздохом, принимаясь уже знакомо складывать у кровати планшет, мышь, книги, убирать чашку. — Хочется что-то классическое, но…
— Хочется — делай, — Е Сю наблюдал за тем, как Боюань укладывается, и выключал один компьютер за другим. — Мой зонт в твоем распоряжении, малыш Поток.
— Договорились, бог Е, — Боюань зевнул снова. — Утром пришли мне ответы на письма, хорошо?
В эту ночь Е Сю снились алые ленты, колокольчики — и снова Боюань.

Chapter Text

Он проснулся от того, что на спину ложились, согревая, солнечные лучи. И от мягкого, сонного возбуждения. Это ощущение между сном и явью было приятным, полузабытым — обычно Е Сю по утрам в лучшем случае понимал, что он выспался. В худшем случае, мечтал закрыть глаза обратно еще часа на три. Бодрость приходила позже, после первой сигареты.
Но вставать пришлось все равно. Е Сю прошел на балкон, опустил деревянные ролеты — чтобы чертовая птица не зажарилась. Попугай скосил на него черный глаз и заскрипел.
— Я тоже рад тебя видеть, — Е Сю чиркнул зажигалкой и прислонился к нагретой солнцем стене. Выдохнул дым. Настроение осталось при нем — созданное сном про Боюаня, и самим Боюанем. И, что греха таить, тем, что в почту сегодня было не так тошно заглядывать.
Включив кондиционер, Е Сю вернулся в комнату за телефоном. Мучэн спрашивала, можно ли зайти. Сообщение от Боюаня появилось в тот момент, когда Е Сю пролистал список чатов вверх и вниз.
“Доброе утро, бог Е”.
Следом Боюань отправил файл: набросок в блокноте, прижатый ладонью, чтобы лист не выгибался. Е Сю посмотрел на пальцы, на белый фон под блокнотом, и только потом на суань-ни на мече.
“Долго спишь, малыш Поток”.
“Выходной”, — на следующей фотографии было окно, и дождь за ним. Е Сю подумал, что, судя по ракурсу, Боюань не торопился вылезать из постели.
“Какие планы?”
“Я хочу посмотреть, что тебе ответили из министерства, дойти до кафе за завтраком, а потом вернусь и покручу мод на конкурс, пока ты не освободишься. Хотел в парк, но дождь идет и мне лень”.
Е Сю бродил вдоль стола с компьютерами, не глядя тыкал в кнопки включения, загружал “Славу”. И смотрел на экран телефона, пока не зацепился ногой за кабель. Мышь обрушилась на пол с пластиковым стуком.
Думать о Боюане было приятно, вот к какому выводу пришел Е Сю. А телефоны как были злом, так им и остались.
“Окей”.
Е Сю помедлил и добавил:
“Меч красивый. А что будет на остальных?”
“Ты увидишь первым, бог Е”, — Боюань наверняка улыбался.
“Я могу загрузиться и оставить Мрачного Лорда тебе, пока буду занят. Ты все равно хотел поработать с текстурами еще”, — Е Сю уперся коленом в кресло, включая ноутбук. Не садился, знал, что залипнет — и тогда ни до душа, ни до кухни не дойдет, и переодеться удосужится хорошо если к приходу Мучэн.
“Отлично”, — Боюань прислал смайл и замолчал. Е Сю открыл почту и, не просматривая даже, переслал все письма из министерства спорта на его адрес. А потом побрел в душ.
Следующее сообщение от Боюаня пришло минут через сорок. Е Сю успел залить лапшу кипятком, сделать кофе и заказать доставку сладкого пирога с яблоками из ближайшей кондитерской. Идти куда-то было лень, а Мучэн наверняка захочет сладкого.
На фотографии от Боюаня были окно в кафе, ноутбук, пирог и чашка кофе. И злой стикер поверх экрана ноутбука.
“Бог Е, а почему они такие охуевшие?”
“А с чем пирог?” — Е Сю хмыкнул, загружаясь в данж с гильдией Снежной молнии.
Забавное было совпадение, хотя сезонные фрукты и меню везде были почти одинаковые. И гильдия была забавная — слишком “домашняя” для поддержки даже маленькой, начинающей команды, небольшая, оживающая в основном по вечернему европейскому времени. С другой стороны, Е Сю много раз видел, как все начиналось именно с этого. А иногда и просто с — “а давай? Окей”.
“С яблоками и корицей. Я им отвечу, а потом тебе расскажу. Пиздец, они наглее тебя!”
“Это звучит как вызов, малыш Поток”, — Е Сю усмехнулся.
Они добивали босса, когда в двери квартиры провернулся ключ. Мучэн сбросила босоножки, застучавшие о пол, и остановилась за спиной Е Сю, наблюдая, как половина группы складывается, несмотря на весь хил. Впрочем, прохождение все-таки закончилось успешно. Снежная молния прислал Е Сю извиняющийся смайл, разделил лут — боевому магу Е Сю тоже кое-что досталось, — и скинул время следующего прохождения с вопросительным знаком.
Е Сю ответил поднятым вверх большим пальцем. Разлогинился и обернулся.
— Устала, капитан Мучэн? — в полумраке комнаты было все равно видно, как Мучэн хмурится, а потом улыбается упрямо.
— Нет. То есть… как красиво! — теперь Мучэн смотрела в экран ноутбука. Загрузиться на Мрачного Лорда Е Сю мог, не отвлекаясь от всех прохождений в мире, так что Боюань уже работал с Зонтом тысячи вероятностей. И теперь смущенно улыбался, услышав голос Мучэн. Е Сю не сворачивал окошко с Боюанем, иногда поглядывая, как он работает.
— Добрый день, старшая Су Мучэн. Рад с вами познакомиться. Меня зовут Сюй Боюань, или Синий мост весеннего снега. Или Лазурный поток.
Боюань смущался. Это было забавно: с Е Сю он не задумывался над тем, чтобы сидеть прямо, или приглаживать волосы, беспрерывно зарывался в них пальцами, пока возился с Зонтом тысячи вероятностей, сердито тянул за ворот футболки. А сейчас сел прямо и смотрел в камеру, хмурясь и улыбаясь одновременно.
— А что это ты делаешь? Нет, погоди, — Мучэн развернула к себе ноутбук, приближая зонт. — Так это твои моды?
Боюань краснел. А Е Сю ощущал странную тень зависти — особенно, когда Мучэн забралась на кровать, устроив ноутбук перед собой, и принялась расспрашивать Боюаня про модификации. Гораздо легче, чем это получалось у самого Е Сю.
Курьер с пирогом пришел как раз вовремя, чтобы был повод выйти на кухню и закурить. Правда, даже дым не перебивал горячий запах корицы и яблок, от которого Е Сю сразу почувствовал себя чертовски голодным. И одновременно — тоскливо.
— Е Сю? — Мучэн заглянула на кухню в середине сигареты. — Боюань сказал, что ты еще не завтракал. Ты решил съесть весь пирог один?
— Иду. И, кстати, малыш Поток ошибается, я завтракал, не то, что некоторые. Сразу забыли про старого бога Е и его зонтик… — на последней фразе Е Сю намеренно повысил голос.
Вышло удачно: Боюань вспыхнул весь, до корней волос. Нахмурился, и так знакомо ринулся в атаку, что казалось, в пальцах у него сейчас сломается стилус.
— Во-первых, бог Е, лапша на завтрак, он же обед, он же ужин, это не еда. Во-вторых, ты не старый, а в третьих, про тебя и твой зонт я думаю постоянно.
Боюань моргнул и добавил после короткой паузы:
— Потому что хочу, чтобы он тебе нравился.
— То есть, даже до ближайшего малатана старому богу Е недосуг дойти? — Мучэн улыбнулась, забирая у Е Сю коробку с пирогом и разворачивая ноутбук так, чтобы Боюань видел их обоих.
Они так и сидели — на кровати, возле ноутбука. Пахло яблоками, Боюань улыбался на экране, а за окном видео-чата поблескивал золотом зонт в руках Мрачного Лорда. Е Сю рассказывал Мучэн, а заодно и Боюаню, про европейскую локализацию, маленькую гильдию Снежных огней.
— А как ты там оказался, бог Е? — Боюань давно отложил планшет, сходил за чаем и теперь тоже сидел на кровати там, в Гуанчжоу, глядя в экран.
— У них очень убедительный гильдлид, — Е Сю выдохнул дым. — Как зайду, сразу пишет. Думал осмотреться, но он такой упорный, так что теперь осматриваюсь изнутри.
Боюань нахмурился, и Е Сю почему-то сразу вспомнил. 18 приглашений в друзья.
— Интересно было бы поиграть, — сказал Боюань, наконец. — С нашими картами аккаунтов создать персонажа на другой локализации не получится?
— Наверное, нет, но… — Мучэн вопросительно глянула на Е Сю. — Ты же не все получил официально?
— У меня есть еще, малыш Поток. Но за ней тебе придется приехать в Ханчжоу. Обменяю на карту Лазурного Потока, — Е Сю подавился дымом, когда Мучэн ткнула его локтем в бок. — Шучу. Приезжай так.
— Как ты все-таки любишь этот аккаунт, бог Е, — Боюань фыркнул. А потом задумчиво глянул в экран, шевельнул мышкой — видимо, просматривал календарь. — Могу приехать на следующей неделе. В четверг или в пятницу, чтобы в субботу или воскресенье вернуться, один из двух выходных я должен быть в клубе.
Благодарность, которую Е Сю сейчас почувствовал к Боюаню, надо было перекурить. Каждый раз, когда Е Сю пришлось бы изобретать серьезный ответ, Боюань просто сворачивал тему. Как, блядь, он это делал, и угадывал момент — Е Сю не представлял и даже знать не хотел.
— Тогда мы тебя ждем, — подвела итог Муэчн, поднимаясь. Встрепала Е Сю волосы. — Рада была познакомиться, Сюй Боюань.
— Взаимно, старшая Су Мучэн, — Боюань улыбнулся, и Е Сю снова отметил, что у него на щеках ямочки. Иногда их хотелось заскринить.
Проводив Мучэн, Е Сю вернулся в комнату и вытянулся поперек кровати, закуривая. Повернул голову, наблюдая за Боюанем. Надо было переставить ноутбук, загрузиться на корейскую и японскую локализации. Проверить почту. А хотелось — валяться, смотреть, как медленно меняется зонт и курить.
Хотя бы пять минут. Пять минут себе точно можно было позволить.
Дым завитками поднимался вверх. За опущенными ролетами солнце сдвинулось левее и теперь высвечивало на балконе несколько узких светлых полосок. Стояла такая тишина, что слышно было, как задевают о прутья просторной клетки перья попугая, как сосредоточенно вздыхает Боюань в Гуанчжоу. Ровный гул компьютеров давно воспринимался Е Сю как фон. Как отсутствие звука. И под кликанье мыши Боюаня и его дыхание Е Сю, затушив сигарету, решил закрыть глаза. На минуту. Не больше.
Когда он проснулся, в комнате было темно. Неяркий свет лился с экрана ноутбука: Боюань сидел за столом, и, судя по белым отблескам на его лице, снова работал с документами.
Часы показывали 22:16. Е Сю проспал примерно все.
— Ты почему меня не разбудил? — выдохнул он, резко садясь. Боюань серьезно глянул на Е Сю.
— Потому что ты устал, бог Е. Пока ты спал, я набросал еще несколько таблиц для министерства. Хочешь, покажу?
Е Сю рухнул обратно. Чаты в QQ показывали сумасшедшее количество непрочитанных сообщений, и его наверняка ждали в “Славе”. Но мысль о том, что Боюань смотрел, как он спит, сметала все это в сторону.
Шевелиться все еще не хотелось, тело было наполнено теплой сонной одурью, которую не разбило даже резкое пробуждение. Е Сю смотрел на Боюаня, медленно гонял в голове мысли. Думал о том, что надо встать. Ответить Вэньчжоу, Шициню и Синьцзэ, узнать, что хотел от него Цзялэ, и что — Шаотянь. Написать Снежной молнии, этот, кажется, никогда не спал даже под утро по их времени. Дойти до корейцев.
Вместо этого Е Сю нашарил сигареты и зажигалку, и спросил:
— Ты потратил свой выходной на формуляры и таблицы сборной?
Боюань помолчал, а потом вздохнул в ответ:
— Не совсем. Мы же болтали с тобой и старшей Су Мучэн, и с зонтом я тоже поработал. А пока ты спал, сделал еще пару набросков на конкурс. Но в целом… ну, да. Вроде того.
Е Сю затянулся.
— Спасибо.
— С тебя прогулка, бог Е. Постарайся, чтобы была хорошая погода, — Боюань засмеялся, и от этого звука Е Сю немного повело, а может — потому, что он еще не проснулся до конца. Было хорошо и спокойно, и внутри вспыхивали какие-то искры, какие бывают ранним-ранним утром, когда кажется, что начинается не только день, но и весь мир.
— Если честно, — задумчиво добавил Боюань. — Я бы на твоем месте заснул обратно, бог Е. Это будет, может, и не правильно с точки зрения твоих планов, но зато — верно. Мир не перевернется, если ты проспишь до утра.
Е Сю скосил взгляд на сообщения в чатах и вздохнул.
— Все равно придется встать. Пить охота.
— Давай, бог Е. Попей, покорми попугая и приходи, — улыбка Боюаня была такой теплой, что Е Сю быстро протянул руку к клавиатуре и нажал кнопку скриншота. — Компьютеры тоже могут остаться включенными до утра. А я тебе покажу пару старых проектов. Быстро уснешь от скуки.
Поколебавшись, Е Сю так и сделал. Попугай дремал. Е Сю накрыл его клетку плотной тканью и поплелся нога за ногу в темноту квартиры.
К тому моменту, когда Е Сю стянул футболку и улегся на край кровати, сдвинув ноутбук глубже, Боюань накидал ему ссылок в QQ.
Е Сю медленно просматривал их, одну за другой: потертый, старый меч с выщербинами на лезвии и простой кожаной обмоткой на рукояти, светящийся легкий крест с незабудками, топор в виде раскинувшей крылья бирюзовой бабочки. Посох в виде кувшинки, над которой кружились белые птицы. И правда начинал засыпать вновь, под тихие комментарии Боюаня.
— Наверное, этих птиц часто и на других локализациях используют. Они ведь в начальных локациях.
Е Сю сонно нашарил сигареты и усмехнулся.
— Вот скоро и посмотришь.
— Ага, — Боюань моргнул, сонно потер глаза. — Бог Е, а что ты там забыл, если не секрет?
— Интересно. Хочу посмотреть на их про-игроков до того, как они приедут на второй чемпионат готовые и накрахмаленные, — теперь Е Сю наблюдал за уже почти привычной картиной: как Боюань бродит по комнате перед сном: открывает окно, ставит чашку на подставку у компьютера, расстилает постель. Обычно они разговаривали до ухода Боюаня в душ, иногда потом еще обменивались сообщениями. И Е Сю казалось, что Боюаню тоже не хочется заканчивать беседу.
— И как? — Боюань обернулся к экрану, стягивая футболку. Поправил челку, убирая с глаз. — Большая разница?
— Да черт его знает, без языка тяжело, — Е Сю посмотрел на следы загара на коже Боюаня. Он явно выходил на улицу этим летом чаще, чем сам Е Сю. И вообще, смотреть на него было приятно. — Даже слухи толком не проверить. А ты знаешь английский?
— Относительно неплохо. Стараюсь поддерживать уровень, — Боюань начал краснеть, глядя на Е Сю в ответ. — А что, бог Е?
Отличные были новости. Е Сю бы потер руки, но лень было ими шевелить.
— У меня на тебя очень большие планы, малыш Поток, ты даже себе не представляешь, — Е Сю зевнул, и понял, что сейчас все-таки заснет. А жаль. Вечернее “кино” с Боюанем в главной роли хотелось досмотреть. Хотя на еще одну сигарету его должно было хватить.
— Звучит интригующе, бог Е, — Боюань тоже зевнул. Перенес ноутбук на кровать, потер глаза. Погасил свет в комнате. И вытянулся перед ноутбуком на животе, подложив ладони под подбородок. Теперь Е Сю были видны лицо, руки — красивые, кстати, — и плечи Боюаня. И пришлось затянуться поглубже. Е Сю балансировал между сном и мягким, волнующим ощущением, которое даже возбуждением было сложно назвать. Просто ему хотелось смотреть на Боюаня. Дольше и больше. Е Сю смотрел, как поднимаются и опускаются ресницы, как Боюань смешно хмурится, снова и снова отводя челку с глаз, как двигаются пальцы. Как ложится на кожу свет.
— Какие-то недостаточно усыпляющие оказались модификации, — Боюань тихо засмеялся. — Раз ты еще куришь, бог Е. Билеты, кстати, я тоже взял, пока ты спал. А вот что касается документации…
Сон навалился с новой силой. Е Сю решительно затушил сигарету и, не поднимаясь, вылез из брюк. Боюань подался вперед, к экрану, и Е Сю теперь мог рассмотреть даже маленькую бледную родинку на его правой щеке.
— Надо же, — замедленно сказал Боюань. — Как усыпляюще на тебя действует одно только упоминание о сводной таблице требований к игрокам, претендующим на…
— Сжалься, малыш Поток, — Е Сю прикрыл глаза. Выключать связь не хотелось. Все еще.
— Тогда спи. Спокойной ночи, бог Е.
Е Сю соскользнул в сон с ощущением Боюаня рядом. И до утра оно никуда не делось.

За окном шумел дождь. Проливной, бешеный — стекла дрожали от порывов ветра, — и осенний. Е Сю всегда четко ощущал тот момент, когда лето действительно собиралось уходить. Иногда он вспоминал день в горах, куда ездил с родителями в самом конце одного бесконечно-длинного лета. Именно там, в конце августа, Е Сю однажды утром впервые ощутил в воздухе ту пронзительную беззвучную ноту, которая означала — скоро осень.
Эта же нота звучала в набросках Боюаня к осеннему оружию. Завораживала, проникала глубоко в душу.
Вот и сейчас, вслушиваясь в шум дождя, Е Сю понимал — лето кончается. Стремительно утекает сквозь пальцы. Было зябко, и Е Сю натянул на себя одеяло, нашарил на полу мобильный. Он всегда спал на краю кровати, да и вообще не привык еще, что она такая большая: после “Счастья” и “Эры” Е Сю привык к узким односпальным кроватям. Эту, квадратную, Е Сю даже думал заменить, когда снял квартиру — столько места она занимала. Но комната была просторной, а Е Сю было, в конечном счете, лень.
Голова была ясной, несмотря на дождь. Кажется, он действительно выспался. Е Сю посмотрел на балкон, но роллеты были опущены со вчерашнего дня. Веяло прохладой и сыростью.
Ноутбук был разряжен полностью, и Е Сю запоздало вспомнил, что видеозвонок вчера так и не выключил. На телефоне тоже оставалось 3%. И светилось сообщение от Боюаня: “Доброе утро, бог Е”.
“Доброе утро, малыш Поток”, — ответил Е Сю и задумался о том, что этот обмен сообщениями стал уже привычной частью его жизни. И еще — о том, что, возможно, видео-связь не вырубил ни один из них, заряда у ноутбука обычно хватало надолго.
Через полтора часа у Е Сю были мокрые волосы, старая толстовка, завтрак, вторая сигарета, кружка с горячим кофе, ни одного неотвеченного сообщения в QQ. И ощущение неправильности.
Задумавшись, Е Сю понял, в чем дело. Вчера они с Боюанем проговорили весь день, и, хотя большую часть его каждый занимался своими делами — чувство присутствия сохранялось.
Боюань ответил только минут через сорок, взмыленным смайликом.
“Надеюсь, у тебя утро не настолько бодрое, бог Е “, - добавил он. - “Два босса одновременно”.
На душе стремительно теплело. Е Сю представил себе Боюаня, хмурого, знакомо-сердито глядящего в экран, и на мгновение позавидовал - то ли, тем, у кого Боюань сейчас пытался увести босса, то ли - тем, кто был рядом с ним и мог это видеть вблизи. Иррационально хотелось промотать время и заглянуть в будущую неделю, в день прилета Боюаня.
Поймав себя на этих мыслях, Е Сю понял, что скучает. Не по “Славе”, может быть, ее по-прежнему было вдоволь, а по чему-то еще. Может быть, по возможности проснуться в “Счастье”, по десятому серверу. По возможности еще раз повторить все это.
“Удачно не отдать их “Траве”, малыш Поток”, - Е Сю усмехнулся. Боюань наверняка должен был взбодриться от этих слов.
Открыв почту, Е Сю просмотрел документы от министерства спорта и решил оставить их до того момента, когда Боюань освободится. Каким-то странным образом количество писем уменьшилось, и “срочно заполните” превратилось стараниями Боюаня в “не могли бы вы пояснить”.
Попугай скрипуче потребовал второй завтрак. Е Сю поднялся, закуривая, сыпанул ему семечек и отрезал половину яблока. Захрустел второй половиной сам, мешая вкус яблока и сигаретного дыма. Задумался, глядя на персонажей на экранах пяти мониторов.
Снежная молния звал в данж. Гильдия “Снежных огней” стремительно расширялась, но большая часть игроков в ней были новичками, а вот гильдлидер явно очень хорошо представлял, что надо делать, и как. Несмотря на то, что большую часть диалогов в чате Е Сю не понимал, а об остальном догадывался не без помощи Снежной молнии, интуиция подсказывала Е Сю - за этой активностью стоит нечто большее.
Танк с ними сегодня был другой. Страйкер, которого Е Сю раньше не видел, был гораздо опытнее, чем вся остальная группа. Ледяной молот был про-игроком, Е Сю готов был спорить на что угодно. Даже на зонт.
Спорить не пришлось - когда они закончили с данжем, Ледяной молот предложил спарринг сам.
Они увлеклись. Е Сю понял это, когда обнаружил, что в чате гильдии Снежных огней стоит мертвая, ошарашенная тишина. Количество побед было 4:1 в пользу Е Сю - не в последнюю очередь, потому, что страйкеров, как противников, он чувствовал лучше всего. И вот теперь Е Сю был почти уверен, что с Ледяным молотом сборная встретится следующим летом.
На все вопросы, посыпавшиеся в личные сообщения и чат, Е Сю отвечал непонимающим смайлом. Иногда у языкового барьера были плюсы. Автоматически приняв приглашение в друзья от Ледяного молота, Е Сю потянулся за телефоном.
В окошке QQ смеялся Боюань. Показывал в экран растопыренные пальцы, улыбался, разве что язык не показывал: взьерошенный, в мятой домашней синей футболке, с шарфом на шее.
“Трава обломалась, бог Е “, - говорил Боюань на видео. И Е Сю несколько раз прослушал сообщение, прежде, чем смог перевести взгляд обратно на экран. В комнате сразу стало как-то теплее. И светлее - тоже.
“Поздравляю, малыш Поток”, - Е Сю посмотрел на чат “Снежных огней”. Сейчас он жалел только об одном - что эти пять дуэлей Боюань не видел “вживую”. Даже не потому, что тот смог бы перевести, что говорил Ледяной молот и другие, а просто так. Потому что Е Сю хотел бы, чтобы тот смотрел не в записи с экрана, а в момент самого боя.
Е Сю решил, что надо будет повторить при случае, когда у Боюаня тоже будет европейская карта аккаунта.
Время до вечера то тянулось бесконечно, то летело стремительно - Е Сю то застревал в каких-то несчастных двадцати минутах, то терял из виду несколько часов, пока они с Вэньчжоу прикидывали расклад на будущий год. Изначально Е Сю думал предложить Вэньчжоу и Синьцзэ тоже побродить по другим локализациям, а потом сравнить впечатления, но по некоторым оговоркам - до этого они дошли сами. Что ж, будет только интереснее.
Так относительно легко, как в первый раз, победа им не достанется, Е Сю это понимал - серьезными противниками на прошлом чемпионате были только корейцы, которым и прочили кубок. Но теперь за место в финале придется драться когтями и клыками.
К вечеру погода стала еще хуже. Е Сю долго стоял на балконе, глядя, как ливень хлещет по стеклам, как фонарь внизу высвечивает потоки воды. Слушал, как поскрипывает насест в клетке у попугая, как шевелятся, задевая прутья, жесткие перья.
И вернулся в комнату как раз вовремя - чтобы увидеть новый файл от Боюаня. Копье боевого мага украшал линъюй, острые шипы поблескивали, почти задевая ярко-алые ленты, колышущиеся вокруг. Оружие выглядело действительно - грозно, дышало агрессией, и вместе с тем, было удивительно красивым.
Е Сю отправил в ответ смайлик с поднятым большим пальцем. С Боюанем у него постоянно возникала одна и та же дурацкая проблема недостатка слов. Точнее, слов-то было в избытке, но не тех.
Не получалось подобрать правильные, чтобы объяснить, что когда Боюань показывает ему оружие - в голове Е Сю появляется не одна, отдельная картинка, а целый ворох образов за ней.
А Боюань просто позвонил.

Chapter Text

- Привет, бог Е, - сегодня все было привычно. Боюань с планшетом и кружкой, закутавшийся в одеяло, смотрел на него и улыбался.
Е Сю не мог не возвращаться взглядом к окну QQ снова и снова. Даже, когда прикуривал. Почему-то сегодня Боюань будил в нем странный, едва ощутимый, но настойчивый голод.
Как будто просто разговоров уже было недостаточно.
- Собрал всех боссов, малыш Поток? - Е Сю усмехнулся, рассматривая Боюаня. У того на ниже локтя был длинный красный след, от края стола - наверняка, упирался рукой, подаваясь вперед, к экрану. Боюань вообще много жестикулировал, увлекался. Рассказывал что-то Е Сю - про моды, про то, как собирается внешний вид оружия, деталь за деталью, из разных локаций и данжей, - и махал руками, сам не замечая, как быстро двигаются пальцы, ладони, как, зачастую, его руки и мимика лучше объясняют все, что он хочет сказать, чем слова.
А Е Сю готов был смотреть на это часами. И на то, как замедлялись движения Боюаня, когда рассказывал сам Е Сю, как Боюань застывал, весь, даже не моргая, как будто боялся пропустить хоть пол-слова. Даже дышал и то тише.
- Одного из двух. Второго все-таки упустили, взяли Амбиции Тирана, - Боюань вздохнул. - Но один, уже хорошо. Тем более, что с него упало, что нужно. А как твой день, бог Е?
Е Сю скинул ему видео с Ледяным молотом. И вот теперь - не пожалел о том, что у него была запись. Потому что во время боя наблюдать за лицом Боюаня, как сейчас, он бы не смог. Боюань реагировал эмоционально: прикусывал губу, шумно выдыхал, вгрызался машинально в яблоко и замирал, облизывая от сока губы, приподнимал брови. Ерзал на месте и тянулся к монитору, касаясь пальцами клавиатуры.
- Охренеть, - выдохнул он, фокусируя взгляд на Е Сю. - Пиздец, как красиво, бог Е. И ты победил.
Восхищенный взгляд Боюаня грел. По-мальчишески, заставляя хотеть, чтобы Боюань всегда вот так смотрел только на него.
Е Сю закурил, отгораживаясь от этих мыслей.
- Это нормально, - усмехнулся он. - Но Ледяной молот наверняка профессиональный игрок. Хотел бы я посмотреть на него еще, и на его команду. Но даже мне не хватит бесстыдства… Хотя.
Е Сю сделал паузу, обдумывая пришедшую в голову мысль. По всему выходило, что нет - все-таки не получится внедриться в команду, хотя бы из-за языкового барьера. Или получится?
Он посмотрел на Боюаня. Искушение официально оторвать его на неделю-две от гильдейской работы и забрать себе было огромным. Вряд ли Вэньчжоу стал бы сильно возражать, но тогда придется выкладывать все карты на стол.
- Ты все-таки охреневший, бог Е, - Боюань досматривал дуэли. И вместо возмущения у него вышло восхищение, такое теплое и искреннее, что Е Сю почувствовал, как у него горит спина: между лопаток и ниже.
- Охреневшим я буду, когда они придут приглашать меня в команду, а я соглашусь. Но не сразу, - Е Сю усмехнулся, нашаривая в кармане пачку. Закурил и только сейчас подумал, что было бы неплохо поесть. Но идти на кухню, ставить чайник, заваривать лапшу было откровенно лень. Это могло подождать и до утра.
- Но, - Боюань заморгал. Е Сю всегда нравилось наблюдать, как он думает. В конечном итоге, Боюань всегда приходил к правильным выводам раньше остальных, иногда - даже слишком правильным, но это Е Сю не готов был обсуждать даже с самим собой. Просто принял как факт - ему повезло, у него есть человек, который его понимает.
- Бог Е, - вкрадчиво начал Боюань. - Ты понимаешь, что это какое-то бесстыдство международного уровня?
- Ну да, - Е Сю хмыкнул, с наслаждением затягиваясь. Чувство голода улеглось, привычно отходя на второй план. - Пора расширять горизонты бесстыдства. Кстати, когда тебе нужно закончить модификацию на конкурс?
- К концу сентября. Голосование идет до Хэллоуина, и внешний вид победившего оружия вводят в игру через ивент, или магазин через год. Но я, в принципе, успеваю. И зонт, - Боюань улыбнулся, а Е Сю подумал, что в сохраненных файлах у него, конечно, лежит скриншот с экрана, но смотреть хочется снова и снова. И что он откровенно пялится на Боюаня сейчас, а тот смотрит в ответ. И они второй день уже не включают режим “показать экран”.
- Но зонт для тебя, и он важнее.
Е Сю чуть не подавился дымом. Как-то подсознательно хотелось залезть в гайд и посмотреть, что на это можно ответить, кроме “ээ, спасибо?”
Но гайда не было. Вместо этого был дождливый вечер, Боюань на экране, три пачки сигарет в столе и возможность пойти и сделать себе еще кофе, или лапши. И попугай.
И это было хорошо.
- Бог Е, - Боюань машинально облизал пальцы от яблочного сока и постучал по краю клавиатуры, привлекая его внимание. - Ты понимаешь, что принимать приглашение в команду из Европы, будучи богом-покровителем сборной, это немного бессовестно?
Вот упорный.
- Кем-кем? - живо заинтересовался Е Сю. - Понимаю. Но пока я видел только страйкера, - кстати, надо будет показать его старине Ханю, - а я хочу видеть всех. Времени не так уж много, кроме того, мне мешает язык.
- Я тебе помогу, - вздохнул Боюань. - С переводом. Но имей в виду, бог Е. Это все равно на редкость бесстыдный план даже для тебя.
Он помолчал и честно добавил:
- Но интересный.
Е Сю усмехнулся. До приезда Боюаня оставалось не так уж много, но теперь хотелось сократить это время, промотать, как ролик, на быстром просмотре, или просто нажать “esc”, чтобы сразу перейти к нужному моменту.
И одновременно хотелось как можно дольше растянуть каждый вечер. Вот так, как сейчас, когда Боюань улыбался и смотрел на экран.
- То-то же, малыш Поток. Ты начинаешь постигать науку бесстыдства, - спохватившись, когда молчание - спокойное, уютное, - затянулось, ответил Е Сю.
- Мне кажется, ты преподаешь его мне с завидным упорством, бог Е, - Боюань рассмеялся. - Как там письма из министерства?
- Притихли, - заглянув в почтовый ящик, констатировал с подозрением Е Сю. Это было странно, хотя, может быть, дело было в таблицах, которые отправил им Боюань для заполнения?
- Теперь возьми письмо из части пять в гайде, и отправь им.
Выражение лица у Боюаня было настолько лукавым и довольным, как будто “Синий Ручей” и он лично спер всех боссов в Небесной Сфере одним махом. Е Сю даже не заглядывал в эту пятую часть, но теперь заинтересовался.
Письмо в ней было предельно вежливым эквивалентом “вы меня торопили, я сделал - и где, блядь?”
- А зачем? - Е Сю в глубине души надеялся, что чиновники отстанут от него, например, до начала осени. А лучше - до осеннего равноденствия.
- Потому что иначе в последний момент они засыплют тебя вопросами из серии “а нам непонятно”, и крайним будешь ты, потому что не напомнил, - Боюань выгнул бровь. А потом присмотрелся и посерьезнел. - Бог Е, а ты сегодня ел?
Е Сю замялся, и Боюань продолжил:
- Тогда министерство подождет еще. Поешь, ладно?
- Но потом ты мне расскажешь, что будет на других видах оружия, - Е Сю оглядел мониторы перед собой. На большинстве локализаций было тихо. У персонажа на европейской - мигало в привате приглашение в данж от Снежной молнии, пять минут назад. Можно было сходить в данж, заодно и поговорить. Е Сю посмотрел на ноутбук, на Боюаня, встрепанного, снова выбравшегося из одеяла, и ответил Снежной молнии спящим смайлом.
Все остальное завтра.
- Расскажу, - Боюань отложил в сторону планшет и завозился, потянулся за пределы видимости камеры. Вернулся в кадр с пакетом жевательного мармелада и решительно откусил голову разноцветному крокодилу. Или еще какой-то живности. И посмотрел на Е Сю.
- И еще что захочешь расскажу, кроме этого, если ты прямо сейчас пойдешь и поешь, бог Е.
- Редкие материалы? Звучит заманчиво, малыш Поток, - Е Сю прихватил ноутбук с собой на кухню. Поставил на стол и открыл холодильник, озадаченно разглядывая пустоту в нем. Затем пришла очередь шкафов, хотя что Е Сю собирался в них найти, он и сам не знал - ни разу не покупал ничего, что туда можно было положить.
Боюань наблюдал за ним молча, и на лице у него читалось глубочайшее изумление, все более и более нецензурное.
А потом он так же молча потянулся к клавиатуре, что-то набирая, довольно хмыкнул.
- Ага, вот…
- Ты что там делаешь? - Е Сю отвлекся от созерцания угла стола, на котором из всех запасов остался корм для попугая, и попыток вспомнить, когда он успел прикончить лапшу. Все-таки в “Счастье”, а до этого в “Великолепной Эре” с этим было проще: когда кто-то рядом вспоминал про еду, Е Сю просто ел за компанию.
- Заказываю тебе ужин, бог Е. И завтрак тоже, - Боюань переключил окна и посмотрел в камеру. - Ты просто какой-то пиздец, ты об этом знаешь? Привезут через полчаса. Я скину тебе ссылку, оформи заказ, чтобы… А, ладно. В почте утром посмотришь.
- Да, няня Поток, - Е Сю хмыкнул. И почувствовал укол совести, когда Боюань дернул щекой. - Эй. Спасибо, правда. Я забываю.
- Я знаю, - Боюань улыбнулся, так мягко, что Е Сю показалось - его обняло теплом. - Ты говорил. Давно, но я запомнил.
- Правда?
Е Сю не жаловался на память. Но вспомнить все равно не мог.
- Правда. Еще на десятом сервере, в общем чате. Кто-то из ребят спросил, как ты так быстро проходишь данжи, и ты начал рассказывать про расчет времени. А Фонарь сказал, что все равно же есть хочется, когда столько сидишь - и ты сказал, что не чувствуешь голода, когда играешь.
Е Сю обнаружил, что так и крутит в руках незажженную сигарету. Потому что вот это были действительно - редкие материалы. И очень неожиданные. Е Сю не мог пожаловаться, что о нем не помнят. Но кого, кроме, может быть, Мучэн, интересовали такие мелочи?
Самого Е Сю они точно не волновали. Когда у еды не было второго значения - будь то семейный обед, или сладости для Мучэн, - Е Сю раздражало, что на это приходится отвлекаться.
- Какой ты все-таки опасный человек, малыш Поток. Помнишь о противнике все, - Е Сю прислонился к столу и все-таки прикурил сигарету. Затянулся, чувствуя, что от голода дым горчит сильнее, обычно это был неплохой индикатор.
- Бог Е, - Боюань тихо смеялся. - Прости. Никогда не думал, что тебя можно смутить.
Е Сю прислушался к этому смеху, к шелесту утихающего дождя за окном, к звукам многоквартирного дома. И вдруг понял, что здесь и сейчас - ему хорошо. Несмотря на гудящую голову и усталость. И даже не потому, что новая идея, как добраться до зарубежных про-игроков, обрастала на фоне все большими подробностями и расчетами.
Потому что с Боюанем было хорошо. Даже когда он бесстыдно считывал эмоции Е Сю с лица.
- Ты коварно застал меня врасплох. Придется расплачиваться. Кстати, о редких материалах - а ты откуда? Не из Гуанчжоу?
Это было интересно. Е Сю завораживали обстоятельства: то, как складывалось прохождение для каждого из тех, кого он знал. Про Боюаня Е Сю было известно не так уж много.
- Из Хэйлунцзяна, - снова эти ямочки. Боюань улыбался, но теперь уже, кажется, своим мыслям, и Е Сю немедленно захотелось узнать, что он сейчас видит.
- Долго привыкал?
- Да. Так странно было, что зимой не холодно, - Боюань потер глаза, потряс головой. - И все другое. Теперь, когда езжу домой на Новый Год, мерзну. А родителям нормально, смеются. Они, знаешь, никогда не понимали, чем я занимаюсь, телефоном - самым простым, кнопочным, - только мама пользуется, и то с трудом. Но всегда радовались, о чем бы я не рассказывал. И когда меня пригласили в “Синий Ручей”, я сомневался, а они - нет. Хотя отцу, конечно, хотелось, чтобы я занимался росписью, как он. Я даже краску составлять умею.
В дверь позвонил курьер и Е Сю вздохнул от накатившего раздражения. Как же невовремя.
- Дорасскажешь? Сейчас приду, - сказал он, отгоняя стоящую перед глазами картинку: Боюань и заснеженный лес. Как на скриншотах на вейбо, только лучше.
Забрав у курьера здоровый пакет с коробками и завернутыми в фольгу высокими стаканами, Е Сю вернулся на кухню. Боюань сидел перед ноутбуком, скрестив ноги, накрыв плечи одеялом и частично завернувшись в него. Что-то сосредоточенно листал, потом кивнул сам себе и улыбнулся, переводя на Е Сю взгляд.
- Пока ты будешь ужинать, бог Е. Хотя это короткая история: про “Славу” мне рассказал одноклассник, сам он быстро перестал играть, а вот я остался. Каждый день ходил в интернет-кафе, хотя бы на пару часов.
На Е Сю пахнуло горячей едой. Он слушал Боюаня и не глядя опустошал пенопластовый стакан с наваристым грибным супом.
- На пару часов получалось нечасто, - Боюань смущенно усмехнулся. - Но к полуночи все-таки приходилось отрываться от “Славы” и возвращаться домой. Идти нужно было, - да и сейчас так, - через старый парк, там у ворот лоток с чаем, бататом и яблоками. А дома пахло красками и сохнущими веерами.
- А потом? - Е Сю сонно моргнул и потянулся за лапшой с морепродуктами. Часть коробок, которые он опознал, как завтрак, отправились в холодильник. В квартире как-то потеплело, но попугая, наверное, все равно стоило занести в комнату.
- А потом я случайно попал в данж с гильдией “Синий Ручей”.
Улыбка у Боюаня была такая хорошая, что Е Сю будто за сердце дернуло. Заныло в солнечном сплетении дурацким сожалением, что - не с ним.
- Мы разговорились. Я вступил в гильдию, а через три месяца старший Чунь пригласил меня на работу. Знаешь, тогда гильдия была куда меньше. А старший Чунь говорит, что “Синий ручей” очень сильно расширился в тот год. Сколько же до этого было людей в гильдии…
Боюань примолк. Сонливость накатывала на Е Сю, так, что последние полоски лапши с трудом давались под палочки. Е Сю пару раз упорно моргнул, но теплый дурман в голове не отступал. Очень хотелось спросить Боюаня еще - о Хэйлунцзяне, о том, как он начал делать моды, о том, как выбирал класс, о “Синем ручье”. И еще надо было подумать о “Снежных огнях”, которым явно было далеко до “Синего ручья” даже времен прихода туда Боюаня.
Но спать хотелось нестерпимо. Е Сю прищурился на экран, чуть не свалив со стола пустые коробки.
- Сейчас кофе сделаю, - пробормотал он. Спать не хотелось. Точнее, не так - телу смертельно хотелось заснуть, а Е Сю было невероятно обидно засыпать сейчас, когда он соскучился, а Боюань был почти рядом, и не было никаких срочных дел.
- Лучше ложись, бог Е, - Боюань зевнул и потянулся. А потом всмотрелся в экран, даже потянулся к нему рукой, но остановился. Убрал челку с глаз. - Выспишься, а завтра я тебе расскажу, что будет на остальных видах оружия.
- И про переезд в Гуанчжоу.
- И про него тоже.
Оставив уборку на столе на утро, Е Сю закурил, взял ноутбук и пошел в комнату.
- Никто не поможет старому богу Е, - чтобы не уснуть стоя, Е Сю ворчал себе под нос, выключая компьютеры. - Еще чертову птицу сюда заносить.
- Я бы помог, - голос Боюаня со стороны кровати, из динамиков ноутбука, звучал очень-очень тихо. - То есть, я хотел бы.
Он тоже уже засыпал. Планшет и кружка перекочевали на тумбочку, а Боюань свернулся под одеялом, Е Сю видел только часть лица и темные пряди, да высунутую наружу руку.
Сам Е Сю вырубился, едва коснувшись подушки. И даже во сне жалел, что не может коснуться того, что видит - Боюаня и белых снежных линъюй.

Утро началось с жары. Ветер унес тучи, и от ночного дождя остался только тонкий запах влаги, который должен был бесследно исчезнуть уже через час. Попугай с хрустом переломил пополам очередную палку для клюва, и Е Сю вздрогнул. Иногда попугаю удавалось произвести впечатление даже на Е Сю. В такие моменты он размышлял, не подарить ли попугая кому-то из старых друзей.
Ноутбук снова сел. Пришлось нашарить телефон, чтобы прочитать “доброе утро, бог Е” от Боюаня. Е Сю мысленно прокрутил вчерашний разговор, и зацепился за то, чего не замечал раньше. Точнее, видел, но не придавал этому никакого значения.
Домашние футболки у Боюаня все были с надписями. Дурацкими, в основном, но одним шрифтом, и каждый день - разного цвета. Почему-то этот факт вызвал тягучую горячую волну по всему телу, заставившую Е Сю потянуться под одеялом и поправить трусы, чтобы не так давили на вставший член.
Нужно было дойти до душа и, - Е Сю снова посмотрел на экран телефона, - заниматься делами. И найти свежую футболку, что ли.
“Доброе утро, малыш Поток. Неужели твоя биография настолько секретна, что нужно было меня усыплять? Имей в виду, я ничего не забыл”, - Е Сю представил себе Боюаня на рабочем месте. А потом - уже скоро, - здесь, в Ханчжоу, за столом на кухне, или в кресле Е Сю в комнате. Картинка ему понравилась. Фотография от Боюаня - два высоких бумажных стакана с шапкой сливок, корицей и маршмеллоу, - тоже.
“Про переезд в Гуанчжоу, оружие для конкурса и что угодно еще - я тоже помню, бог Е. Вечером расскажу”.
“Какой ты жадный, сразу две порции?”
“Вторая для Лодки. За них дают бонусы, а за сто бонусов - фигурку”.
Е Сю вспомнил, что когда Боюань крутил ноутбук, в кадр действительно попадали полки со всякой мелочью. Все-таки у Боюаня был скилл обживать все вокруг себя. Е Сю так не умел. Или просто не надо было никогда.
Е Сю зашарил глазами по комнате, а потом отправил Боюаню фото попугая, сердито смотревшего из клетки.
“Смотрит, как Арисаема на боссов”, - смеющиеся смайлики от Боюаня настолько явственно глумились и веселились, что Е Сю до конца проснулся. День обещал быть интересным.

Обнаружив в холодильнике завтрак, Е Сю ощутил прилив благодарности к Боюаню. В почте, кроме шести писем от министерства спорта, и огромного файла от Вэньчжоу, нашлось еще и письмо от онлайн-магазина с продуктами, в основном - с готовой едой. Все, что оставалось сделать Е Сю - оплатить на месяц вперед. Жаль, сигарет в списке не было. Е Сю бы предположил, что Боюань не добавил их туда нарочно, чтобы бы оставить повод выходить на улицу, но вряд ли Боюань был настолько коварен.
Е Сю успел сделать кофе и занести палочки над едой, когда засветился экран телефона. Обычно Е Сю выключал звук и переворачивал его экраном вниз, но сейчас звонил отец.
Закурить перед тем, как взять трубку, было уже привычно. Каждый раз после короткого разговора Е Сю ощущал себя так, как будто провел пять дуэлей подряд в режиме “трое на одного”. И вместе с тем - так, как будто во всех этих дуэлях выиграл.
Отец им гордился. Был им доволен. И вместе с тем - все равно пытался вернуть Е Сю в свою команду, уже не напрямую, и даже, скорее, подсознательно - в семью, в семейное дело. Он руководствовался логикой, которую Е Сю мог понять, просчитать, но от которой чертовски уставал.
И вместе с тем, каждый звонок был подарком. Лучшим подарком, потому что не было человека, по которому Е Сю скучал бы сильнее. Он любил маму и брата, но то, как Е Сю не хватало отца, он старался никогда не озвучивать даже себе, даже в самых потаенных мыслях. Не хватало разговоров, больше похожих на переговоры за круглым столом, острой иронии и запаха сигарет, тяжелого нрава и склонности не видеть ничего, кроме того, что важно было лично отцу - но то, что было важным для каждого из них, они оба знали досконально.
Е Сю надеялся, что никогда не станет настолько же тяжелым человеком, но иллюзий не питал. С другой стороны, отца любили - его немногочисленных старых друзей Е Сю помнил с детства и до ухода из дома. А став старше, понял, что больше всего на свете отца Е Сю любила его супруга. Принимая такими, как есть - и его, и Е Сю, который с каждым годом был все больше похож на него по характеру, и согревая, сглаживая углы, делая мир вокруг проще и теплее.
К концу разговора Е Сю скурил две сигареты полностью, и докуривал третью, успел включить все компьютеры и загрузиться на них в “Славу”.
В середине месяца отец должен был приехать в Ханчжоу по рабочим вопросам. Как относиться к этой мысли, Е Сю все еще не решил.
Забрав завтрак в комнату, Е Сю посмотрел на мониторы и еще раз подумал о том, что на корейскую локализацию стоило бы запустить Фан Жуя. Во-первых, он бегло знал корейский, во-вторых, изображал из себя новичка чуть ли не лучше, чем Е Сю.
Или Булочку. Просто потому, что за месяц подозрительные и недоверчивые корейцы успели Е Сю изрядно надоесть.
Швейцарцы были интереснее в целом - и прямо с утра. Потому что в группе, собранной Снежной молнией в данж, было целых два про-игрока, ведьма Белое проклятие и саммонер Ледник. Е Сю немедленно ощутил веселый ехидный азарт: пришли они явно не на босса посмотреть.
Скинув Боюаню скриншот, Е Сю решил, что раз так - нет смысла себе в чем-то отказывать. Все складывалось как нельзя лучше.
“Покажи им, бог Е”, - Боюань прислал поднятый вверх большой палец. И ответный скриншот, от которого Е Сю вдруг накрыло странным, чуть тоскливым, теплом - Синий Мост Весеннего Снега стоял посреди города, который Е Сю знал до пикселя.
Ничто не мешало прогуляться до него на любой из локализаций или на своей. Но все равно Е Сю почему-то скучал.
Данж прочистил мысли на “отлично”. Е Сю развлекся от души. И на дуэлях внутри группы - эти двое про-игроков потрудились даже сделать вид, что заинтересованы не только в нем, так что Снежная молния отдувался на благо своей команды.
С ведьмой было интересно. Не то, чтобы Е Сю пришлось напрягаться, чтобы выиграть три из трех, но затейливый стиль и щелчки зажигалки, отдающиеся в голосовом чате, вызывали симпатию к игроку. А вот саммонер бесил - Е Сю не понимал, что он говорит, но хватало одних интонаций, и третья дуэль с ним закончилась за десять секунд.
Не поделиться с Боюанем было невозможно. И не то, чтобы Е Сю хвастался - просто хотелось рассказать именно ему. Не выводы, не стратегию, а то, что происходило прямо сейчас, что видел бы Боюань, если бы был здесь, в Ханчжоу.
В тот момент, когда запись дуэлей загрузилась в QQ, Боюань позвонил. Е Сю скосил взгляд на время, и принял видеовызов, заглушив голосовой чат в “Славе”.
Боюань выглядел мрачным. Вокруг него словно колыхалось облако раздражения, накопившегося и готового разрядиться, и даже челка сердито торчала. Боюань открыл рот, перевел взгляд на экран, ткнувшись в видео - и застрял. Е Сю невольно улыбнулся, глядя, как раздражение Боюаня переплавляется в любопытство, как он то сжимает пальцы на краю стола, то покусывает губу, как хмурит брови.
- Интересное комбо, - Боюань сосредоточенно прикусил губу снова. Е Сю поймал себя на том, что влажный блеск отвлекает, сбивает концентрацию. Сейчас, чтобы сосредоточиться на чем-то другом, кроме смутного голода, горячего, отдающегося во всем теле, пришлось рассматривать все вокруг Боюаня. Он звонил из своей комнаты, но одет был в белую командную футболку и легкую безрукавку. На ладони, возле большого пальца, расплывалось на коже красное пятно.
Нет, наблюдения не помогали. Боюань досмотрел, моргнул и улыбнулся Е Сю. Только тогда Е Сю отмер.
- Да, неплохое. В итоге - пока мы знаем, что у них есть перспективный страйкер, неплохая ведьма, - хотя вот он быстро выдыхается, и саммонер, - Е Сю потянулся за сигаретами, щелкнул зажигалкой.
- Угу. Который любит дешевые эффекты, - Боюань закатил глаза. А потом придвинулся к экрану ближе. - Бог Е, смотри. Капитан Ван Цзэси не делает ничего подобного, насколько я помню. Как будто на серебряном оружии Белого проклятия навешено что-то еще.
- Посмотрю, - Е Сю перемотал видео. - А ты что хотел, малыш Поток?
Боюань начал краснеть: ярко, пятнами, по скулам, вискам, ушам, вокруг губ. Это было неожиданно - Е Сю не мог понять, что вызвало такую реакцию. И хорошо - жаль, заскринить незаметно не получилось бы.
- Да ничего, бог Е, - быстро пробормотал Боюань. - Я пойду, до рейда всего-ничего. До вечера.
- До вечера, - согласился Е Сю, сбивая пепел с сигареты. Очень хотелось выдохнуть, прочистить голову. И сделать что-нибудь с тем спектром дурацких ощущений, которые появлялись, когда Боюань кусал губу, облизывал пальцы от яблока, улыбался и краснел.
И еще хотелось - поскорее вечер. И спросить у Боюаня, что с рукой. Конечно, время тянулось, как резиновое.
Отвлечься все-таки удалось. Не иначе, предки сжалились и послали ему Синьцзэ с выкладками по всем перспективным для сборной будущего года игрокам. Е Сю играл, одновременно листал таблицу с аккуратно пронумерованными комментариями, наблюдая в них то же самое, что видел в файле Вэньчжоу: “Синий Дождь” и “Тирания” перетягивали одеяло между двумя своими молодыми игроками.
А Е Сю бы взял Цю Фэя. И хотя он понимал, почему Хань отказался от сборной, его место подсознательно ощущалось, как пустое, и в Цюрихе Е Сю не раз ловил себя на мысли про Пустынного Праха, прикидывая расстановку сил.
С уходом Линя Синьцзэ окончательно потерял чувство юмора, а Е Сю нужно было подумать. Так что спешить с ответом он не стал.
Е Сю закурил, задумчиво прокручивая таблицу туда-сюда. Стоило ответить на письма из министерства, но они навевали сон, тоску и раздражение одновременно. А еще было можно столкнуть Синьцзэ и Вэньчжоу лбами, добавив к ним Цзэси и Шициня. Чтобы в конечном итоге они сформировали общую выкладку по игрокам.
Синьцзэ торопился с делами сборной - почти за год могло измениться многое. Но Е Сю мог его понять: впереди был сезон, последний для Ханя и Цзялэ. “Тирании” нужен был кубок.
Е Сю мог представить себе “Славу” почти без кого угодно. И все-таки даже ему иногда казалось, что Хань вечен.
Пока Е Сю думал о вечном, сигарета успела истлеть наполовину и теперь пятно пепла украшало и без того не слишком свежую футболку. Е Сю поморщился, вспомнив, что до душа так и не дошел, отвлекшись. В принципе, это могло подождать еще - кто тут его видит, в конце концов, но Е Сю все-таки отклеился от кресла.

Chapter Text

Перебирая в голове “Тиранию”, “Синий дождь”, “Счастье”, Е Сю не глядя взял с полки шкафа первое, что попалось под руки. Разбирать одежду по ящикам ему было лень и некогда. Да и что там отражается в зеркале в ванной комнате, Е Сю особо не интересовало. Обычно. Сегодня он, видимо, выспался достаточно.
Ничего нового в зеркале не показывали. Е Сю задумчиво потыкал себя пальцем в бок. Бледный, откровенно неспортивный, он иногда забавлялся, читая фанатские форумы, особенно те ветки комментариев, где шло обсуждение внешности про-игроков. Иной раз хотелось даже зацитировать - тому же Цзялэ, или Цзэкаю - вот кому, наверное, жилось весело.
По поводу своей личной способности нравиться без сияющего ореола “бога Славы” Е Сю никаких иллюзий не питал, и ему это было на руку. Минимум лишних проблем с объяснениями “почему нет”. Но чтобы Боюань третий день подряд видел его в одной и той же футболке, Е Сю почему-то не хотелось.
Намыливаться тоже было нестерпимо лень. Е Сю прислонился к стене и включил воду погорячее - аж зажмурился от удовольствия, когда струи воды застучали по голове и плечам. Можно было совместить приятное с приятным: вместо того, чтобы продолжать тасовать в голове сборную будущего года, Е Сю задумался о Боюане. О том, каким он был, когда только начал играть. Наверное, еще более вспыльчивым - еще на десятом сервере Е Сю получал массу удовольствия от смены интонаций Боюаня, моментальной, яркой, как фейерверки, реакции. Е Сю вообще любил таких людей, не державших ничего за душой, даже если очень пытались.
Сейчас Е Сю понимал, что ему - мало. Ежевечерних разговоров, историй, скриншотов, воспоминаний о голосе. Е Сю хотелось знать о Боюане всё. Мысль о том, что через два дня Боюань будет здесь - бродить по комнате, залипать в “Славу” на мониторах, рассматривать попугая, спать рядом - грела изнутри, отзывалась в солнечном сплетении.
Е Сю понял, что ему хочется сделать еще: взять Боюаня за руку. Руки. Рассмотреть ладони, как ни разу не удалось вечером, почувствовать, как двигаются пальцы, как вздрагивают, как бьется пульс на запястье.
Отказывать в этом себе Е Сю не видел причин.
В дверь позвонили, когда Е Сю натягивал трусы. Пришлось, чертыхаясь, быстро одеваться и идти открывать. От количества пакетов Е Сю потерял дар речи. В форме заказа еда выглядела как-то скромнее, и не занимала столько места. И это было - на неделю?! Е Сю припомнил, что заказ на месяц доставлялся в 4 захода, раз в семь дней, и понял, что “Счастье” в гости звать придется. Тем более, что они давно набивались. А вот были - только Мучэн и Вэй Чэнь.
В “Счастье” тоже стоило наведаться, но это Е Сю собирался сделать вместе с Боюанем.
Кое-как распихав все привезенное по полкам в холодильнике, Е Сю прихватил сигареты, ноутбук, распечатки по сборной и устроился на балконе, в солнечном пятне. Снаружи стояла адская духота, как всегда в самом конце августа, в те дни, когда лето уже на самом деле закончилось, но изо всех сил пытается продолжать.
Все письма в рабочей почте были “погашены”, в цепочке одного из них даже появилось новое сообщение. Е Сю с интересом заглянул туда и передернулся: зубодробительный канцелярит о “списке подаваемых игроками документов” заставлял холодеть. Насколько Е Сю мог понять, теперь давил Боюань - на все доступные кнопки, да так хитро вворачивая аргументы про “важность успешной работы сборной для авторитета Поднебесной на международной киберспортивной арене”, что Е Сю разбирало любопытство: этому всех гильдейцев у “Синего дождя” учили или только экспертов?
Боюань молчал. Е Сю полистал вейбо, хмыкнул, зацепившись за очередное горячее обсуждение на вечную тему - кто победит в будущем сезоне. В них иногда встречались неплохие мысли, так что если у Е Сю выдавалась минута, он старался читать как минимум самые популярные споры.
Когда Е Сю вернулся из Цюриха, он ездил домой. Отец тогда сказал ему - вот твое время выдохнуть, до начала этого вашего нового сезона. Время подумать. На самом деле, времени не было - сперва Е Сю искал квартиру, потом навалилось министерство спорта, хотелось посмотреть на другие локализации, надо было помочь “Счастью” перестроиться.
А вот сейчас, сидя на балконе с сигаретой, Е Сю вдруг понял - время есть. Боюань как-то незаметно забрал у него выматывающую, раздражающую часть работы, которая зудела и мешала расслабиться, даже когда Е Сю закрывал вкладку.
Е Сю хотелось сделать что-то в ответ. Не косыми и кривыми своими словами благодарности, которые звучали даже на его взгляд скупо. Что-то такое, чтобы Боюань улыбнулся, и на его щеках появились ямочки. Отодвинув в сторону распечатки, Е Сю открыл сайт “Славы” и принялся листать конкурсы костюмов и внешнего вида оружия за прошлые годы. И обсуждения под ними - тоже. Из них основной принцип было вычленить проще всего: сперва за все нарисованное голосовали посетители, из тройки лучших выбирали разработчики. Причем, судя по всему, выбирали самое простое для реализации. Во всяком случае, именно за это их в разных выражениях ругали каждый год.
Через час Е Сю понял, что у него болит голова и все еще нет ни одной толковой мысли. Иногда в тройку лидеров выходил термоядерный трэш, а то, что на взгляд Е Сю было нормальным, не получало даже 10% голосов. Иногда побеждали сложные работы с множеством мелких деталей вроде тысячи лепестков всех оттенков голубого и белого, с сиянием вокруг, иногда - наоборот, самое простое.
Е Сю открыл QQ и задумался. Мысль о том, чтобы задать пару вопросов на эту тему в чате про-игроков, его развеселила: Е Сю готов был поспорить, что за следующие сутки количество версий о том, зачем ему это нужно, перейдет все разумные пределы.
“Напиши, когда освободишься”, - в конце концов, это ведь Мучэн скинула ему ссылку на вейбо Боюаня. Пусть теперь отдувается.
Е Сю посмотрел на время, потом почти лег на пол, так, чтобы видеть мониторы. На японской локализации происходило ничего - на первый, второй и десятый взгляд. Е Сю не мог назвать себя нетерпеливым человеком, но иногда у него просто не хватало выдержки дождаться, пока члены случайной группы обменяются приветствиями, прежде чем войти в данж. Не говоря уже о вызове на Арену.
“Старина Линь, хочешь развлечься?” - вот это можно было написать и в общий чат.
Иногда Е Сю думал о том, что у жадности должны быть свои пределы. Нельзя было оставить себе всех с кем играл, кто был частью “Славы” для Е Сю. Рано или поздно игроки уходили в отставку, и грядущая почти полная смена состава “Тирании” царапала, не давала покоя.
Договорившись с Линем про передачу карты аккаунта, Е Сю выбил из пачки следующую сигарету. Попугай смотрел на него недобро - дым поднимался вверх почти рядом с клеткой, но с этим попугаю стоило смириться. В конце концов, у каждого из них были свои недостатки.
Глядя на разливающийся по небу алый с лиловым закат, Е Сю вдыхал густой, предвечерний воздух, пахнущий яблоками, тяжелой речной водой, смогом, и ни о чем не думал. Ему было, кажется, впервые за долгое время - просто хорошо. Здесь и сейчас.
До звонка Боюаня Е Сю успел сходить еще в пару данжей, и сбросить Мучэн ссылки на публикации конкурсных работ предыдущих годов. Правда, у Е Сю было подозрение, что она их как раз видела.
Но когда откровенно злой и несчастный Боюань появился в окне видеозвонка, у Е Сю из головы временно вылетели все соображения на этот счет.
- Бог Е, расскажи мне что-нибудь, пожалуйста? - медленным, тягучим тоном попросил Боюань, не сводя взгляда с экрана. Е Сю видел, как часто бьется жилка у него на виске, и почти физически чувствовал плотное, клубящееся раздражение, усталость и злость, облепившие Боюаня, как мокрая футболка.
Казалось, коснись неправильно - и прогремит взрыв.
- В этом сезоне у “Счастья” появится новая традиция. Раз в две недели мы… они, в общем, мы все будем ходить куда-нибудь. Идея Мучэн. И начнем с океанариума. Я думаю, океанариум в Ханчжоу тебе бы понравился, так что можем подгадать под твой следующий приезд. Тебе понравятся новые водные локации, уверен.
Боюань начал улыбаться: пока одними только глазами, но это было завораживающе. Е Сю как будто проходил новый данж на сто, в одиночку, и его накрывало непонятным, щемящим чувством пополам с тихим восторгом.
- В день середины осени вечером мы поедем в парк Хуагангуаньюй, - Е Сю помолчал и честно добавил. - Я не очень хочу ехать. Точнее, я бы не отказался, если бы у меня было бесконечное количество времени, но, знаешь ли, малыш Поток, я уверен, что осень пройдет быстро, а сборная еще не готова. А на Хэллоуин леди-босс и Мучэн хотят на два дня отправить всех на озеро Сиху. Вот скажи мне, что там можно делать в конце октября? Мерзнуть? Даже знать не хочу, что они затеяли, - Е Сю закурил. - Надеюсь, обойдется без костюмов. Что у вас в “Синем дожде” делают на Хэллоуин?
- Костюмированную вечеринку, - Боюань негромко засмеялся. - Бог Хуан в прошлом году выбрал костюм терракотового воина. Смотрелось очень впечатляюще. А старший Чунь каждый год приходит в костюме мертвого заклинателя. Со светящимися амулетами.
- А Вэньчжоу? - Е Сю придвинул ноутбук поближе. - И давно это у вас?
- Говорят, что с первого года основания “Синего дождя”. Капитан каждый год заказывает новый костюм. В тот раз был костюм фараона.
- Своксаар влияет? - воображение Е Сю нарисовало в костюме фараона Вэй Чэня. Е Сю едва не подавился дымом, прокашлялся и глянул на Боюаня. - Полегчало?
- Да, - Боюань потянулся за чашкой, сделал глоток чая. Укутался в одеяло, устраивая его вокруг себя с забавной сосредоточенностью. Устало заморгал. Челка падала ему на глаза, но Боюань, кажется, ленился сейчас убирать ее с глаз. Е Сю подумал, что под пальцами пряди должны казаться мягкими и прохладными.
- Спасибо, бог Е, - серьезно добавил Боюань. Сполз пониже и принялся снова устраиваться рядом с ноутбуком, потом затянул его на колени, возился. Е Сю курил и наблюдал.
- А что случилось? - любопытство разбирало. - Расскажи старому богу Е.
Боюань нахмурился. Это было забавно, Е Сю уже различал оттенки: вот сейчас Боюань смущался и был в шаге от того, чтобы снова покраснеть. Рассказывать ему явно не хотелось.
- Да мелочи, - честно признался он. - Придурок-новичок, который пришел со своей постоянной группой, и начал поддевать Лодку. Я разозлился. Терпеть не могу хамство, особенно такое, - Боюань передернул плечами. - Непробиваемое от своей тупости. А потом просто день не задался. Ходили за костями, не выпало ничего. Потом старший Чунь нашел ошибку во внутренних таблицах учета, ничего не сказал, но переделывать придется дохрена.
Боюань вздохнул.
- Бывают дурацкие дни. Липкие, как подгнивший инжир, и густые. Никак из них не выплыть, пока не закончится.
- День скоро закончится, - заметил Е Сю. - Можно его перечеркнуть и выкинуть. Я так иногда делаю.
За последнюю неделю, - Е Сю прикинул, - плохих дней не было вовсе. Были сложные, но Боюань ухитрялся уравновешивать их собой. Даже когда молчал и ничего не делал.
- Успеешь переделать таблицу до отпуска? Или не срочно?
- Возьму с собой, если не успею, закончу в самолете, - Боюань потер глаза. - Пойду схожу за энергетиком, бог Е.
- Не вздумай, - Е Сю щелкнул зажигалкой, прикуривая. - Хочешь спать, малыш Поток?
Боюаня хотелось коснуться. Ничего такого, провести по плечу. Наверняка, он был теплый.
- Нет, - Боюань задумался, покусал губу. - Но в голове такая тяжесть. Не могу ничего толком делать, это бесит.
- Тогда поговорим. Заметь, я даже не стану просить за это редких материалов, расскажу тебе что-нибудь совершенно безвозмездно, пусть “Синий дождь” оценит мои чистые намерения.
Вот теперь Боюань смеялся, и это было правильно. Е Сю подумал о том, что Боюань, кажется, настраивался не столько на его слова, сколько на интонацию. И позавидовал Изменчивой Весне - с Боюанем было просто работать.
- Ты такой честный, бог Е. И такой бескорыстный, - Боюань окончательно сполз по подушкам, поставил ноутбук рядом с собой и свернулся на боку, накрывшись одеялом. Только глаза поблескивали и челка то и дело съезжала, закрывая половину лица - тогда Боюань высовывал руку из-под одеяла и заправлял ее за ухо.
- Люблю, когда ты меня хвалишь, малыш Поток.
Е Сю затянулся, медленно выпуская дым. Надо было выключить кондиционер и открыть на ночь окна, но прямо сейчас шевелиться не хотелось. Сонный Боюань на экране ноутбука притягивал взгляд к себе, гипнотизируя.
- Но ведь это правда, - тихо, словно сквозь толщу теплой воды, проговорил Боюань. - Ты честный. И бескорыстный. Особенно - когда дело касается тех, кто тебе важен.
- И знаю все изменения в правилах игры в сянци, начиная с эпохи Тан, - Е Сю усмехнулся. - Отец всегда говорил, что это главное - знать правила. Чем лучше их знаешь, тем проще правильно ими пользоваться.
- Вы часто играли? - Боюань завозился под одеялом, переворачиваясь на живот. Сонно моргнул и подвинулся ближе к экрану.
- Каждую пятницу и воскресенье, после ужина, - Е Сю помолчал. Кабинет отца вставал перед глазами в деталях, и когда Е Сю ездил домой, это оказалось одним из самых важных открытий - то, что ничего не изменилось. - Сянци передаются старшему сыну уже девять поколений. Резьба почти стерлась уже.
- Бог Е, - Боюань уже спал, это было видно: как бы он не старался держать глаза открытыми, но ресницы то и дело опускались, речь замедлилась, и дышал он ровно и глубоко. - А вы играли, когда ты вернулся? Если нет, то обязательно нужно…
Е Сю вздохнул. Не то, чтобы он не был согласен с Боюанем. В голове плавно текли три мысленных потока - один о том, как хочется поправить одеяло, Боюань дергал плечом, пытаясь натянуть край и не шевелиться при этом, второй - о том, что Е Сю действительно не отказался бы снова посидеть с отцом за сянци в тишине кабинета или в саду. И третий - о Ледяном молоте и том, что сказал бы о европейской манере игры Хань.
И под всем этим билась мысль о том, что остался всего один день до приезда Боюаня. Е Сю давно не ждал ничего так сильно.
- Договорились, малыш Поток. Я придумаю, как это устроить, а ты - спи.
- Но я не… - Боюань снова зевнул и засмеялся. Этот теплый тихий звук отдавался в солнечном сплетении, грел, заставляя схлынуть волнение, которое Е Сю испытывал при одной только мысли об отце. - Я действительно сплю. Спокойной ночи, бог Е.
- Спокойной ночи, - Е Сю выключил микрофон. Отключать видеосвязь он не хотел. Кто-то смотрит на котов, а Е Сю - смотрел на Боюаня. И, кстати, пришло время посмотреть на тигров. Хань был онлайн.
Е Сю отправил ему видео и подождал.
“Зачем поддавался?”
“Я маленьких не обижаю, старина Хань. Что скажешь?” - Е Сю все-таки отключил кондиционер и вышел на балкон. Поднял ролеты, распахнул окна. Пахло дымом, влагой и листьями, звезд не было видно, только за облаками пробивался бледный лунный свет. Е Сю постоял пару минут и вернулся в комнату. Стоило еще пару часов поиграть, перед сном. И договорить с Ханем.
“Интересно”.
“Как насчет прогулки? Бесплатная демонстрация потенциальных конкурентов прилагается. У меня случайно завалялся лишний аккаунт страйкера”.
“Два”.
“Ммм, да, ты прав, крошке Циину тоже не помешает прогуляться. Два так два, старина Хань. Я сегодня щедрый. Но за это ты мне будешь должен”.
“Что?”
Е Сю засмеялся. Спохватился, глянув на окно QQ с видео-звонком. Боюань спал, и улыбался даже во сне. От этого зрелища клонило в сон, и одновременно - было спокойно. Как будто само присутствие Боюаня делало все более правильным.
“Экспертное мнение. И редкие материалы по списку “Счастья”.
Е Сю с легкостью мог себе представить, как Хань прокручивает видео раз за разом, разбирая стиль игры Ледяного молота, каждую ошибку. Их с Ханем разговоры редко бывали долгими, потому что больше половины реплик оставалась не озвученной.
“Только экспертное мнение. Это задачи сборной, не “Счастья”.
“Выкручиваешь руки”, - Е Сю добавил курящий смайл. - “Завтра получишь карты”.
“Завтра будем”.
Хотелось, чтобы следующий день наступил быстрее. Е Сю любил смотреть, как Хань Вэньцин вытирает арену оптимистично настроенными соперниками. Хотя в случае Ледяного молота должно было быть еще интереснее - если те, кто знал и видел Пустынного Праха, имели возможность хоть сколько-то морально подготовиться, то у швейцарской команды восприятие будет свежим.
Первая встреча с Ханем не забудется им никогда.
Е Сю пересмотрел стопку карт, выбрал два аккаунта страйкеров. А потом сунул в карман еще и аккаунт мечника. Будущего аватара Боюаня хотелось придержать при себе.
Мучэн сбросила в QQ расписание тренировок “Счастья” - как раз хватило еще на одну сигарету. Идею запустить Фан Жуя на корейскую локализацию отпала сама собой, времени у него не хватило бы ни при каких раскладах. Е Сю нужен был кто-то достаточно опытный, чтобы оценить уровень игры корейской команды, не слишком им впечатлиться, но заметить как сильные, так и слабые стороны. Но над этим можно было подумать и утром.
Передышка была внезапной. Е Сю открыл почту, пролистал переписку, задумчиво рассматривая ответы Боюаня. Бесконечные таблицы, формуляры, списки документов и требований множились, но при этом обретали стройную систему, логичную и прозрачную. От длинных формулировок начинало ломить виски, и Е Сю закрыл вкладку, оглядываясь со странным чувством. За последнее время он успел отвыкнуть от состояния “все сделано” - когда ничего срочного не оставалось на завтра.
Боюань спал. Е Сю то и дело бросал взгляд на небольшое окно видео-чата. Боюань не шевелился, только обхватил руками подушку и уткнулся в нее с таким решительным видом, как будто собирался победить все в мире будильники.
Попугай зашевелился в клетке, когда Е Сю вышел на балкон. В полумраке он внимательно следил за Е Сю блестящими черными глазами. Хорошо, не комментировал, в отличии от дневного времени: с группами новичков попугай, пожалуй, справился бы - настолько ко времени были его “не срывайте агр с танка” и “осторожно, аое”.
Насыпав попугаю корма на ночь, Е Сю выключил компьютеры и задумался. Посмотрел на ноутбук, а потом включил его зарядное устройство в розетку у кровати. Поставил ноутбук подальше от края, а сам стянул брюки и забрался под одеяло, сворачиваясь на краю.
Ветер, снег и Боюань, ждущий его на веранде старого дома за доской сянци, остались с Е Сю даже, когда он проснулся. За окном едва серело утро, шевелиться не хотелось и Е Сю медленно приоткрыл глаза, пытаясь понять, что его разбудило. Судя по всему это был будильник Боюаня, потому что со стороны ноутбука донесся сонный вздох. Боюань зашевелился, перевернулся, потирая руками лицо, нашарил телефон.
Покосился на свой ноутбук и Е Сю поспешно смежил веки. Хотелось посмотреть, каким бывает Боюань, когда остается наедине с собой. Боюань вздохнул, сонно, долго, до Е Сю донесся шорох - наверное, потягивался. Потом скрипнула кровать и Е Сю осторожно приоткрыл глаза. Боюань замедленно бродил по комнате - от стола, на котором осталась с вечера бутылка с водой, к окну, поднимая жалюзи. Солнечный свет моментально залил комнату, оставив Е Сю только силуэт, пока камера не адаптировалась. А Боюань зевнул, взъерошивая волосы, и ушел за пределы кадра.
Е Сю балансировал на грани сна и яви, но не мог закрыть глаза снова. Не хотел - чтобы не пропустить возвращение Боюаня. По телу медленно катилось электризующееся тепло, отзывающееся в кончиках пальцев, в затылке. Нога затекла, но менять позу тоже было плохой идеей.
Боюань появился минут через двадцать, с полотенцем через плечо, в черных трусах вместо синих, с мокрыми волосами, но такой же сонный, как уходил. Упал на кровать рядом с ноутбуком - Е Сю едва успел полуприкрыть глаза и сдвинуть руку., чтобы закрыть их локтем, но видеть хоть что-то. Потому что не смотреть на то, как Боюань почти встает на мостик, потягиваясь, как напрягаются мышцы, как Боюань жмурится и трет глаза - Е Сю, как оказалось, мог бесконечно.
Наверное, он давно ни с кем не просыпался. Е Сю нравилось наблюдать за Боюанем, в игре или в жизни - неважно.
Боюань явным усилием воли оторвался от постели. Протянул руку к монитору, быстро коснувшись экрана, и принялся одеваться. Спина у него в солнечном свете была такой, что Е Сю всерьез задумался над календарями игроков “Славы” в стиле австралийских пожарников.
Мысли были сонными и медленными. Е Сю смотрел на Боюаня, на то, как он натягивает футболку, джинсы, застегивает ремень. По телу разливалось тепло. Никогда в жизни Е Сю не было так легко просыпаться, как сейчас, хотя шевелиться все еще не хотелось, а вот смотреть - да. Боюань задумчиво постоял перед шкафом, достал оттуда синюю рубашку в клетку и отложил на спинку стула, а потом принялся наводить в комнате порядок. Он то и дело поглядывал на экран ноутбука, переставлял его, пока застилал постель. Покрывало оказалось темно-фиолетовым, и Е Сю рассеянно подумал, что Боюань, с его золотистой, тронутой солнцем за лето кожей, должен выглядеть отлично, валяясь поверх покрывал с планшетом или книгой, стопка которых громоздилась на тумбочке у кровати.
Закончив, Боюань снова перенес ноутбук на кровать. Сел напротив, скрестив ноги. Е Сю закрыл глаза, и приподнял медленно ресницы только когда услышал нажатие альт-таба. Таб на клавиатуре Боюаня характерно щелкал.
- Почему они такие тупые? - шепотом пробормотал Боюань, а потом Е Сю услышал звук текстового сообщения в своем QQ.
Под яростно-мерный шелест клавиш Е Сю начал проваливаться в дрему обратно. Сейчас, когда явь мешалась со сном, казалось, что Боюань сидит рядом, только протяни руку.
Веки опустились сами. Е Сю снилось солнце и разговоры, и Боюань. А когда он проснулся в следующий раз, видео-разговор был отключен, на экране светилось окно QQ и в нем:
“Доброе утро, бог Е. Из министерства запрашивают порядок транспортировки карт аккаунтов сборной. Очень хотелось ответить им - в кармане. Но подозреваю, не прокатит. Проснешься, напиши мне?”
Просмотрев общий список чатов, Е Сю понял, что день будет долгим. Нужно было вызвать службу доставки, чтобы Хань получил карты сегодня же, встретиться с Линем, договориться через Снежную молнию о дуэли с Ледяным молотом, поговорить с Мучэн и с Вэй Чэнем, который давно уже пространно намекал, что один бесстыдный человек не может перейти дорогу и пройти 500 метров, чтобы пообщаться со старым другом.
Как показывал опыт Е Сю, в такие дни было бесполезно рассчитывать, что все пройдет гладко и по плану. Оставалось посмотреть, что же будет интересного.
А завтра с утра, - Е Сю промотал QQ выше, - Боюань будет здесь.
Подтянув трусы, Е Сю прихватил со стола пачку сигарет и вышел на балкон, подставляя лицо солнцу, жадно глотая утренний воздух и его лучи вместе с дымом первой сигареты. Набрал службу доставки и задумался над вопросом Боюаня. На первый международный чемпионат карты аккаунтов команда действительно просто возила чуть ли не каждый свой в кармане, и Е Сю не видел никакого смысла усложнять это. К тому же, самым работающим законом в мире все еще оставался закон подлости и проебать все аккаунты одновременно, доверив их курьерским службам, было реально. При большом невезении. Например, при наличии в сборной Цзялэ.
Повертев вопрос в голове, Е Сю понял, что ответа у него по-прежнему нет. Министерство страдало паранойей, остальные знали не больше самого Е Сю. Можно было вбросить вопрос в чат сборной, а потом выбрать из версий более-менее адекватную для доработки. Или посоветоваться с отцом. Е Сю мысленно хмыкнул - тот, хотя и не имел никакого представления о “Славе”, в целом имел гораздо больший опыт в подобных вещах.
Е Сю поймал себя на мысли, что манера Боюаня обращаться с чиновниками, отцу бы понравилась.
“Доброе утро, малыш Поток. Скажи им, что этот вопрос требует всестороннего осмысления и пусть отвалят. Никто никуда не едет до следующего лета, время есть”.
Дописывая, Е Сю вдруг сообразил, что Боюань встал так рано именно для того, чтобы ответить на письма. Рабочие письма из министерства. И хотя, часть таблиц они заполняли вместе, как и многое другое, но с графиком Боюаня надо было что-то делать.
Сегодня попугай соизволил съесть несколько кусков яблока с раскрытой ладони Е Сю. Тот даже не поленился сходить на кухню перед тем, как снять покрывало с клетки.
- Ни от кого “спасибо” не дождешься, от тебя так точно, - проворчал Е Сю, глядя, как попугай утаскивает последнюю дольку вглубь клетки и ломает пополам мощным клювом. Обычно Е Сю старался беречь от него пальцы, но приучить птицу к себе тоже хотелось.
Когда в дверь позвонил курьер, а в QQ появилось сообщение от Линя, что он уже рядом со “Счастьем”, Е Сю был одет, докуривал третью сигарету и прикидывал, что написать Снежной молнии. Помучившись с онлайн-переводчиком, Е Сю тяжело вздохнул.
Боюань как раз прислал ему ряд ржущих смайлов, а потом:
“Я переведу это на вежливый, бог Е, через час”.
“Как поживает твоя таблица? Весна одобрил? Черт, малыш Поток, а мне нужна твоя помощь. Старый бог Е не может написать нашим швейцарским друзьям послание на доступном им языке”.
“Что приоритетнее?” - Е Сю хотел бы видеть Боюаня сейчас. Отдавая карты курьеру, и впихивая ноги в кеды, Е Сю представлял себе, как серьезно смотрит Боюань на экран телефона.
“Перевод для швейцарцев. Там коротко”.
“Давай”.
Е Сю поколебался.
“Я могу спросить у Ло Цзи, есть ли у него скрипты для работы с большими массивами информации. Должны быть”.
Что в самой таблице была закрытая информация “Синего ручья”, было и так понятно. Но Е Сю хотелось чем-то помочь. Как минимум, потому, что его самого еще недавно начинало тошнить только от одного вида документов, хуже чем от самого занудного данжа.
“Почти закончил, но на будущее не откажусь, бог Е. Где твой перевод?” - желтый смайлик на экране улыбался.
Е Сю сбросил Боюаню письмо для Снежной молнии, сгреб со стола приготовленную для Линя карту аккаунта, сунул в карман вместе с кредиткой и сигаретами, и вышел. За то время, пока он спускался по лестнице, чат разорвало.
“Каждый раз, когда мне кажется, что я знаю пределы твоей наглости, бог Е, ты открываешь новые уровни”.
“Что тебе успели сделать Снежные огни? Это же бог Хань, он размажет их страйкера в пыль”.
“Хочу посмотреть. Черт, почему я всегда пропускаю все самое интересное”
Дальше шли две строчки перевода, с примечаниями, как в гайде - вставить время, условия дуэлей.
А потом, после короткой паузы, появилось еще одно сообщение - в тот момент, когда Е Сю открыл чат.
“А еще ты хороший друг, бог Е”.

Chapter Text

Е Сю выбил из пачки сигарету, пощелкал зажигалкой - та заканчивалась, пора было достать из коробки на кухне новую. Почему-то сувенирные зажигалки ивентов, команд, матчей, просто купленные в аэропортах - никогда не терялись, и к переезду в эту квартиру Е Сю ссыпал их в одну коробку.
Выворачивая из-за угла, - Линь ждал его с другой стороны улицы, но Е Сю предпочитал проделывать путь к “Счастью” по тени, - Е Сю думал о том, что Боюаня стоит прибрать к рукам, просто чтобы где-то далеко не болтался человек, который понимает его лучше, чем сам Е Сю.
Потому что кроме прочих соображений, Е Сю хотелось поделиться с Ханем добычей и дать ему возможность выгулять наследника Пустынного Праха, а заодно получить повод поговорить с Ханем о сборной. Хотелось, чтобы Линь был связан с ним рабочими задачами, пусть пока это было неофициально.
“Спасибо, малыш Поток. Посмотришь. Я тебе включу на телефоне. Время скажу позже”.
Старина Линь выглядел неплохо. Заинтригованным и любопытным. И, кажется, сменил очки, хотя за это Е Сю не поручился бы.
- Что ты задумал? - спросил Линь, когда они устроились за стойкой небольшой кофейни, открывшейся рядом со “Счастьем”. Е Сю готов был поспорить, что половину выручки им делал Булочка и местная выпечка.
- Мне любопытно, - Е Сю глотнул кофе и пристально посмотрел на Линя. - Ты-то хорошо знаешь, что такое грязная игра. И - я помню, - Фан Жуй хвастался, что его капитан знает японский в совершенстве.
- Значит, вот кому я обязан дополнительной нагрузкой в отставке, - у Линя горели глаза. Если он и пытался скрыть любопытство и нетерпение, то выходило это у него плохо. - Спасибо за доверие, Е Сю.
- Действуй по обстоятельствам. Не думаю, что тебе будет сложно попасть в гильдию, а там разберешься, - Е Сю подумал, что других, возможно, придется инструктировать тщательнее. И еще, что разбрасываться про-игроками, уходящими в отставку, глупо. Эта мысль крутилась в его голове очень давно, и не все в ней проистекало из жадного желания играть в “Славу” с людьми, к которым Е Сю привык. Которые были его друзьями.
- Полагаю, что да. Но это займет определенное время, - Линь надломил ложкой ярко-зеленую глазурь на пирожном, и улыбнулся. - Ты отдохнул после чемпионата? Цзялэ, и Синьцзэ тоже, отсыпались две с лишним недели.
- Фан Жуй еще больше. Какая-то хлипкая молодежь пошла.
Е Сю с осуждением заглянул в пачку. Там было почти пусто. Ладно, можно было позже заглянуть в магазин по соседству.
- Приехал повидать Фан Жуя?
- Да, - Линь кивнул, поправляя очки. - Он пригласил в гости, сказал, что капитан Мучэн тоже будет рада моему визиту, и я подумал - почему бы и нет. Все сложилось удачно.
- Определенно, - Линя можно было считать хорошей приметой. Не то, чтобы Е Сю сильно в них нуждался, конечно, но рядом с Линем восприятие как-то само собой менялось, даже если проговорить с ним всего минут десять, Е Сю давно заметил этот факт. - Ну раз ты в “Счастье”, то идем, старина Линь. Я, по счастливому стечению обстоятельств, тоже туда.
Заглянув в QQ, Е Сю вспомнил вопрос, который все время хотел задать, и напечатал:
“Малыш Поток, а почему мечник?”
Боюань ответил сразу же.
“Из-за бога Хуана. На сайте “Славы” висел промо-ролик с Проблемным Дождем”. Первые полгода я стеснялся подойти и попросить автограф, пока старший Чунь не принес мне”.
Шаотянь, значит, был покорителем сердец новичков. Е Сю так и собирался ответить, а потом остановился. Дурацкое ощущение тянуло под ложечкой, хотя ответ Боюаня был более чем предсказуем. Пока Е Сю размышлял над ответом, они с Линем дошли до “Счастья”. А Боюань добавил:
“А вот автографа капитана Вэй Чэня у меня нет. Как ты думаешь, бог Е, могу я попросить его, когда будут в Ханчжоу?”
“Этот старший раздуется от гордости и перестанет проходить в двери гильдейской комнаты, но ты, конечно, можешь, малыш Поток”, - Е Сю усмехнулся. И едва успел посторониться, когда Фан Жуй едва не сбил его с ног, рванув к Линю.
- Капитан!
В очередной раз присудив “Воющему ветру” звание мудаков сезона, Е Сю помахал всем и оставил Линя на растерзание “Счастью” и Фан Жую лично. Нашел взглядом Мучэн - та как раз выходила из кухни с двумя чашками в руках. Жаль, непонятно было, кому предназначалась вторая: темно-лиловая с золотым чашка принадлежала Мучэн, а вторая была просто белой, из общего комплекта.
- Пять минут, - Е Сю улыбнулся. - Привет, капитан Мучэн.
- Курить снаружи, - Мучэн сделала шаг назад, поставила вторую кружку на стол в кухне, и подошла к Е Сю, обнимая его. - Пойдем.
- У леди-босс новый виток антитабачной борьбы со стариной Вэем? - Е Сю опустился на ступеньки крыльца и закурил.
- На этот раз со специальными дымоуловителями, - Мучэн негромко засмеялась. Присела рядом, прислонившись плечом. - Мы с Юньсю скинем тебе разбор победителей завтра. Может, еще кто-то подключится. Это же для Сюй Боюаня?
Е Сю кивнул. Затянулся глубже, и добавил:
- Мне стало интересно. Часть победителей мне понятна, часть - нет, и это интересно. Не только с точки зрения конкурсов.
- Бог Е хочет работать с общественным мнением? - Мучэн прищурилась на Е Сю поверх чашки.
- Посмотрим. Я приду завтра с Боюанем. Присмотришь, чтобы старина Линь остался цел после дружеской встречи?
- Он сам за кем хочешь присмотрит. Ты бы приходил почаще. Ведь идти так далеко, - рассмеявшись, Мучэн поцеловала Е Сю в щеку и поднялась. - Тогда до завтра?
Пора было идти. Е Сю нужно было написать Снежной молнии, определиться со временем дуэли. Узнать, доставили ли Ханю карты. А со стариной Вэем он поговорит завтра. Заодно Боюань получит свой автограф.
По дороге Е Сю составлял в голове письмо отцу. Они обменялись несколькими за последний месяц - отец вводил его в курс семейных дел, иногда добавлял что-то от мамы, а Е Сю никогда не знал, что ответить. Он делился теми вопросами сборной, о которых можно было рассказать, не углубляясь в “Славу”. Но неприятное ощущение, что разговор буксует, не уходило.
Попугай скрипуче заорал, стоило Е Сю войти в квартиру.
- Да знаю я, - Е Сю отмахнулся, как будто попугай мог понять. Хотя иногда ему казалось, что птица и правда понимает, хотя бы отчасти. Или это он сам дурел от тишины.
Пора было опустить ролеты и включить кондиционер. Жара медленно наползала на Ханчжоу, хотя с завтрашнего дня должны были начаться грозы. Е Сю бродил по квартире, стянув футболку, делал кофе, курил, пока загружались компьютеры.
“Карты получил”, - Хань сбросил сообщение в QQ в тот момент, когда Е Сю запускал “Славу”.
“Отлично, старина Хань. Сейчас скажу время. Пожелания есть или оставишь на мое усмотрение?”
“Не ночью”.
Снежная молния был онлайн. Е Сю несколько минут наблюдал за разносом, который тот устраивал одной из гильдейских ведьм: для того, чтобы понять это, не надо было знать язык. Достаточно было длинных предложений с точками в конце от Снежной молнии и краснеющих и бледнеющих ответных смайлов.
Когда разбор полетов иссяк, Е Сю скопировал из QQ сообщение и сбросил Снежной молнии в приват. Тот ответил далеко не сразу, но начал с главного - времени.
“Как насчет дуэли вместо полдника, старина Хань? В шесть вечера - нормально?”
“Да”, - Хань расщедрился на еще одну фразу. - “Мы будем. Пересмотрел запись, у меня есть вопросы”.
“Звучит угрожающе”, - Е Сю представил себе, как Хань смотрит на монитор, и хмыкнул. - “Все после дуэли”.
“Окей”.
Е Сю подтянул к себе стопку карт аккаунтов и принялся задумчиво их тасовать. Вот теперь времени было с запасом.
“Надеюсь, у тебя нет данжа в шесть, малыш Поток, потому что ты будешь отвлекаться на очень интересное видео и перевод”, - написал он Боюаню, откладывая в сторону еще пару карт. Пора было наведаться на еще не охваченные локализации.
“Я поменяюсь, бог Е. Закончил почти все перед отпуском. Напиши мне свой адрес?”
“Я тебя встречу”.
Е Сю глубоко затянулся.
До беспрецедентной акции “выпусти тигров на швейцарцев” оставалось еще четыре часа с хвостиком. До встречи в аэропорту побольше, но ненамного. Е Сю огляделся и признал, что пора бы по этому поводу что-то предпринять.
О том, что было бы неплохо убрать в квартире, Е Сю вспоминал хорошо, если раз в пару недель. В тот момент, когда слой пыли на системных блоках начинал становиться не только заметным, но и годился для быстрых заметок. Тогда он спускался вниз и через домоуправление вызывал кого-нибудь. Чаще всего приходила пожилая Ян Ли, каждый раз пытавшаяся еще и накормить его чем-нибудь домашним.
Сунув в зубы сигарету, Е Сю нога за ногу поплелся на первый этаж, размышляя о том, что еще было бы неплохо перестелить постель. И купить второе одеяло.
На этом мысли запнулись. Е Сю остановился, пытаясь унять взбесившийся пульс. Слишком яркой оказалась картинка спящего рядом Боюаня. Не на экране ноутбука, не в строчках QQ, а живого, наверняка теплого.
Обычно Е Сю не обращал внимания на потребности тела, а оно не доставляло ему лишних проблем. По крайней мере, такого рода. За последние несколько лет желание кого-то коснуться накрывало с такой силой только один раз - в Цюрихе, перед финальным матчем сборной, Е Сю не мог уснуть. Лежал под одеялом, крутился, обнимая себя руками. И думал о том, что - вот сейчас и только в этот момент, - не отказался бы, чтобы под этим одеялом был кто-то еще. К кому можно было бы прижаться напряженной спиной так, чтобы мышцы отпустило. Это ощущение было неприятным и одиноким. Е Сю еще долго мысленно перебирал шутки и подколки, упражняясь в остроумии каждый раз, когда вспоминал этот момент.
Сейчас Е Сю понял - ему нравится мысль о том, чтобы Боюань спал рядом. И, более того, он не отказался бы, чтобы в Цюрихе рядом был именно Боюань.
В ту ночь Е Сю махнул рукой на попытки заснуть. Встал и играл в “Славу” до утра. А на следующий день, после победы, смотрел на Цзялэ, который смеялся и никак не мог перестать, на растерянно улыбающегося Вэньчжоу, на прыгающего и орущего Шаотяня, на Цзэкая, плотно обнимающего за плечи Сунь Сяна - его трясло, и ворот футболки был мокрый, а волосы прилипли к вискам, - на трущую глаза Мучэн, на Чу Юньсю, искавшую глазами выход - покурить. На всю сборную. Тогда Е Сю думал о том, что “блок новичка” сработал еще раз для них всех. Но в следующем сезоне нужна будет новая стратегия.
Договорившись с домоуправлением, Е Сю поднялся наверх и выгреб из холодильника пластиковую коробку с чем-то, оказавшимся холодной лапшой с курицей. Сунуть в рот первую порцию было единственным, что он успел сделать до того, как открыл чат про-игроков. И даже то, что лапша, как выяснилось, была очень острой, не перебивало эффекта.
Промотав чат, Е Сю усмехнулся. Фан Жуй, сбросивший в чат фотографию Криминального дуэта, наверняка хотел потроллить, похвастаться, вызвать разговоры вокруг своего бывшего партнера. И сам не представлял, насколько угадал со своими туманными намеками на то, что Е Сю собирает новую команду. Только теперь его командой были они все, в независимости от того, за какой клуб играли.
Ближе к шести Е Сю загрузился на швейцарскую локализацию, запустил закрытый стрим и сбросил Боюаню ссылку.
“Готов, малыш Поток?”
“Да, бог Е. Переводить тебе голосом?”
Е Сю задумался. Снежная молния и остальные общались с ним преимущественно текстом. В основном, смайлам и ссылками, хотя какой-то минимум устойчивых выражений Е Сю перевел для себя и запомнил.
“Да. Если что, переведешь мне ответ, я скопирую. Сбежал от обязанностей великого эксперта “Синего ручья”?”
Кроме всего прочего, Е Сю хотелось слышать. Голос, реакцию Боюаня, а в том, что будет что послушать - и посмотреть, сомнений не было.
И тут пришел Хань.
Е Сю видел обоих персонажей, карты которых он отправил Ханю. Но сейчас один из них как будто обзавелся тенью Пустынного Праха, невидимой, но ощутимой. Благодаря ей было не сложно угадать, кто есть кто, еще до того, как Циин вежливо поздоровался в приват. Аура Ханя электризовала пространство, вызывая страх у большинства, и восхищение - у всех. Даже у Е Сю. Боюань коротко вздохнул в наушниках.
Снежная молния и Ледяной молот уже ждали. Более того, и на это Е Сю рассчитывал, посмотреть пришли и Белое проклятие, и Ледник, и те, кого Е Сю раньше не видел - лаунчер Стальной иней, клерик, огнеметчик Выстрел Рождества.
Конечно, это была не вся швейцарская команда, но приманка сработала.
То, что Хань прекрасно знает английский, Е Сю обнаружил уже после первой дуэли. Очень короткой. Е Сю смотрел, как все на Арене дробится и разлетается, как стремительно уменьшается полоска жизни Ледяного молота, и не разбирал комбо на детали, не анализировал. Он был уверен, что Ледяной молот попросит о втором раунде, а пока можно было смотреть, как на стихию, безжалостную и беспощадную.
В чате царила тишина. На экране пошевелился Циин, а в наушниках отдавалось дыхание Боюаня, то замирающее, то учащающееся.
- Пиздец, - выдохнул Боюань. Сложно было с ним не согласиться. А Боюань продолжил, переводя:
- Еще раз?
- Хорошо. Один раз.
Вторая дуэль продлилась в два раза дольше, и Е Сю видел: Хань может закончить ее одной связкой. Но он учил - Циина, который застыл снова. И Ледяного молота заодно. Когда-то Е Сю думал, что если Хань уйдет со сцены раньше него, будет обидно. Все менялось, а Хань оставался.
- Много лишнего, - Боюань начал переводить строчки, появившиеся в чате, когда дуэль завершилась. - Тренируйся.
АФК в переводе не нуждалось. Хань ушел, а Ледяной молот закрутил головой, и на миг показался растерянным новичком на первом матче.
- Кто он? И кто ты? - личное сообщение от Снежной молнии было предсказуемым. - Мог бы не прикидываться, что не понимаешь английский.
- Бог Е? - голос Боюаня звучал весело и любопытно. Как всегда, когда ему выдавалась возможность понаблюдать за тем, что делал Е Сю. Кроме тех случаев, когда это напрямую касалось интересов “Синего ручья”. Но сейчас впадать в ностальгию не было времени.
- Мой друг. А я - хороший игрок, - Е Сю откинулся в кресле, нашарил на столе сигареты и закурил. - И никогда не вру.
- Просто недоговариваю, - фыркнул Боюань, развеселившись еще больше. Сбросил в QQ перевод и потянулся в кресле - оно слегка скрипело, Е Сю уже выучил этот звук.
Пока Снежная молния раздумывал над ответом или афкал, Циин успел вызвать Ледяного молота. Боюань притих. А Е Сю курил, смотрел на экран и слушал - не звуки боя, а дыхание в наушниках, которое было лучше любых комментариев, потому что Боюань, даже когда молчал, реагировал очень живо и ярко, втягивая в себя воздух в опасные моменты, замирая, а потом выдыхая долго.
Наблюдать за Циином и Ледяным молотом было интересно. Это, пожалуй, была дуэль на равных. И здесь играли роль тактика, выучка и характер. Тот яркий отпечаток “Тирании” - не только Ханя, - который несла в себе тактика Циина, - и хаотичный Ледяной молот. Е Сю почти видел, как в головах обоих строятся стратегии, корректируются под ситуацию, под непривычного соперника. Сложно было обоим. Ледяной молот отличался тем, что иногда передумывал прямо посреди цепочки приемов, обрывая их и начиная сначала. Иногда это срабатывало, иногда - Е Сю морщился, - кд было рассчитано неверно.
Победа осталась за Циином. И еще одна. Третий бой Циин проиграл - уставать начинали оба, у Ледяного молота в итоге осталось 3 процента жизни. А Боюань чертыхнулся в наушниках, засопел сердито. Следующая дуэль была короткой, Циин собрался, и эту стратегию Е Сю знал лучше, чем правила игры в сянци - наизусть.
Чат гильдии ожил, Боюань негромко переводил Е Сю реплику за репликой, но ничего необычного или интересного там не находилось: про-команда молчала, а гильдейцы “Снежных огней” болели за своего.
Огнеметчика Циин разнес в пух и прах. Выстрел Рождества прыгал сумасшедшей белкой, у него и аватар был такой - ярко-рыжий, апельсиновый, аж глаза резало. Циин играл с ним, - Е Сю поймал ассоциацию, - как кот с клубком.
Циин тоже знал английский. С каждым из своих противников он успевал обменяться несколькими фразами, заинтересованно расспрашивал Ледяного молота про связки приемов, Выстрел Рождества - про групповые. Только лаунчер в основном, отмалчивался, ограничиваясь короткими репликами.
Снежная молния уходил надолго. Так, что Е Сю несколько секунд смотрел на его сообщение, в попытке связать с предыдущим.
- Приходи завтра днем, есть разговор. И к тебе, и к твоим друзьям, - Боюань перевел и тихо, выразительно фыркнул. - Клюнули. Хотя я все еще считаю, что это бесстыдство экстра-класса.
- Еще скажи, что не болел за меня, малыш Поток, - отправив кивающий смайл, Е Сю потянулся - спина затекла.
- Болел, - буркнул Боюань.
Попугай заскрипел на балконе так пронзительно-громко, что Е Сю вздрогнул - и Боюань в Гуанчжоу тоже. За окнами царил глубокий предосенний вечер, Циин гонял по Арене Белое проклятие, глаза резало и жгло. В пепельнице возвышался холм из окурков.
“Заканчивай, малыш Циин”, - написал Е Сю. А потом спросил у Боюаня:
- Поговорим, когда все разойдутся?
- Конечно, бог Е.
Не то, чтобы Е Сю не ожидал, что Циин попросит его о дуэли. Момент был рассчитан идеально, Е Сю мысленно отметил, что тактик из Циина вырос уже сейчас, когда его профессиональная карьера была только на взлете.
“Снежные огни” оживились, и Е Сю даже без перевода готов был поклясться, что они делали ставки. А Боюань перестал переводить в тот момент, когда дуэль началась и все остальное отошло на задний план. Боевой маг против страйкера - Е Сю сказал бы, что время замкнулось в кольцо. А еще он мог бы поклясться, что за спиной Циина стоит Хань и молча смотрит на экран. Но здесь и сейчас существовали только Циин и он сам. И еще тихое-тихое, почти неслышное дыхание в наушниках, почти замершее - Боюань, видимо, еще и микрофон отодвинул подальше, чтобы не мешать.
Циин выкладывался полностью. Е Сю видел, как он устал, и знал, что тот черпает силы из резерва, подаренного азартом, волнением, бесконечной любовью к “Славе”. И выкладывался в ответ. Как с Цю Фэем - используя каждый момент не для того, чтобы быстро победить, а для того, чтобы как можно эффективнее научить, вложить в поединок все, что знал, что мог дать. Тем более, что напор Циина действительно впечатлял. У боевого мага Е Сю оставалось меньше трети полоски жизни, когда дуэль завершилась.
Им аплодировали. Ровные строчки хлопающих смайлов появлялись в чате, и первым был Ледяной молот.
- Спасибо, бог Е, - негромко сказал Боюань. Только сейчас Е Сю понял, что так весь бой и слышал краем сознания, как он дышит, но это не отвлекало и не раздражало.
- Ты куда собрался? - Е Сю забеспокоился. Они же собирались поговорить позже?
- Никуда, - Боюань усмехнулся. - Просто сказал тебе “спасибо” за то, что смог все это увидеть.
Попрощался и отключился Циин, постепенно разбредались и “Снежные огни”, только Выстрел Рождества все трепался и трепался в чате, и на месте устоять не мог ни минуты, его аватар двигался постоянно, ярким сполохом на краю зрения.
- Не все, из того, что он говорит, я могу перевести, - добавил Боюань. - Какие-то локальные выражения. Но в основном, они с богом Хуаном поняли бы друг друга без слов.
Е Сю моргнул, потряс пачку - в ней оставалась последняя сигарета. На кухне были еще, но для этого надо было встать. И вот сейчас наличие в холодильнике ужина, о котором не требовалось думать, спасало.
- Не за что, - Е Сю помолчал, собираясь с мыслями, а потом разлогинился из “Славы” и переключил Боюаня в видео-режим на ноутбуке. Тот сидел за столом, поджав одну ногу под себя, с чашкой. Встрепанная челка торчала вверх - как всегда, после того, как Боюань заправлял ее под дужку наушников, чтобы не мешала.
- Устал, бог Е? - у самого Боюаня глаза были красные, он щурился. Но при этом улыбался, и у Е Сю прибавилось от этого сил. По крайней мере, эффекта хватило, чтобы отклеиться от кресла, взять ноутбук и пойти на кухню. Спина ныла, как заведенная.
- Да, - честно признался Е Сю. - Поем, и завалюсь на кровать. И буду шевелить только языком.
- Что, даже курить не будешь? - Боюань рассмеялся и потянулся в кресле, всем телом, со сладким выдохом, от которого с Е Сю слетела тяжелая одурь. В голове перестало звенеть, зато в висках бухало тяжело и жарко. Е Сю помотал головой и затянулся поглубже. Сунул еду в микроволновку, присел на стул напротив ноутбука.
- Курить - буду. А что у тебя с оружием на конкурс, малыш Поток?
Боюань отвел взгляд, заинтересованно рассматривая чашку у себя в руках. Е Сю это немного забавляло - когда Боюаню было неловко, он иногда еще и ерзать на месте начинал, сам того не замечая.
- Я пока больше ничего не успел, бог Е. Хочу сперва закончить зонт для тебя, а потом - конкурсный набор. Но уже когда вернусь.
- А почему тебе не отправить Зонт Тысячи Вероятностей на конкурс? - Е Сю протянул руку, доставая ужин из микроволновки, задумчиво потыкал палочками в лапшу. - Ты делаешь все формы зонта, так?
- Да, - Боюань покосился на экран, задумчиво хмурясь. - Бог Е, в заказе еще соус был. С ним вкуснее.
- Ага, - Е Сю качнулся на стуле назад, открывая холодильник и кончиками пальцев подцепляя пакетик с соусом. И правда, был, Е Сю механически сунул его на боковую полку. - Так вот. Каждая форма лежит в отдельном файле? Или, даже если в одном, отрисовываешь ты их отдельно?
- Конечно. Сложнее всего с переходным моментом, но я думал его скрыть за спецэффектами, а так каждая из форм является одновременно модификацией для соответствующего вида оружия, - судя по выражению лица, Боюань начинал понимать. Е Сю усмехнулся.
- Вот и отлично. Отправь зонт - и отдельно все виды оружия, которые нужно предоставить согласно правилам. А промо-ролик сделаем с Мрачным Лордом.
- Но… - Боюань поставил чашку на стол. Он снова одновременно улыбался и хмурился, и это делало из мыслей Е Сю кашу. - Я хотел, чтобы мод для Зонта Тысячи Вероятностей был только твоим. Это же подарок тебе.
Е Сю потянулся за сигаретой. Было сложно. Варианты ответов теснились в голове, кололи язык, и Е Сю стремительно отметал один за другим. А потом махнул рукой. В конце концов, Боюань его понимал и так.
- Он для меня, малыш Поток. И если твой подарок введут официально, я буду рад, - Е Сю отодвинул локтем тарелку. - Ты же берешь планшет и ноутбук с собой?
- Беру, - Боюань моргнул и огляделся с растерянным видом. - Собраться бы.
- Ну так собирайся. Только закапай сперва глаза, малыш Поток. А то ты сам, как моб из подземелий.
- Ага.
Е Сю понаблюдал, как Боюань рассеянно тянется к столу.
- Нет, - подсказал он. - Закапай глаза и ляг, полежи десять минут с закрытыми глазами. Потом поужинаешь и будешь собираться.
- Бог Е, мы не в данже, - Боюань вспыхнул так, что было видно даже в полумраке. От его смущенной улыбки что-то мучительно горячее растекалось по телу, заставляя руки и ноги тяжелеть, а фокус зрения - расплываться. Про голод Е Сю забыл.
- И я засну же, если лягу, - добавил Боюань, сглотнув.
- Не заснешь, - Е Сю судорожно затянулся поглубже. - Потому что расскажешь мне, как тебе стрим. Я же должен получить отзыв от единственного зрителя, или нет?
- Да, - Боюань поднялся, прихватив со стола ноутбук и капли. Поставил ноутбук на кровать, а потом опустился сам, рядом. Поерзал, поглядывая в камеру, повел плечами и приподнялся, стягивая футболку. - Колется.
Е Сю уже кололось все. Кожа горела так, что под одежду словно муравьев сыпали. Особенно когда Боюань распахнул глаза, глядя в потолок, закапывая глаза. А потом сомкнул влажные ресницы.
- Сборная меняет восприятие. Раньше я бы подумал только, что жаль, что Сон Циин не в “Синем Дожде”. А теперь я, конечно, все равно это подумал, но потом порадовался.
Боюань помолчал. Пошевелился, закинул руки за голову.
- Сложно что-то сказать, когда в голове не до конца уложилось. Было круто. Ужасно интересно, что тебе завтра скажут “Снежные огни”. И еще, я всегда хотел посмотреть, как ты играешь. Очень этого жду.
Поддерживать осмысленный разговор, глядя на то, как неровно дышит Боюань, было как проходить данж на сто. Охуенно, тяжело, головокружительно. Сигарета дотлела и Е Сю сунул ее в пепельницу. Хотелось пить, и чтобы этот момент длился и длился.
- Посмотрел?
- Не совсем. То есть, да, но… - Боюань вытащил руку из-под головы, помахал ей в воздухе. Нахмурился, не открывая глаза. - Я хотел посмотреть, как ты играешь, вживую.
- Завтра посмотришь, - пообещал Е Сю. Так и жгло язык спросить, чего еще хотел Боюань. За то, что он все-таки воздержался, Е Сю мысленно поставил себе памятник имени душевного равновесия.
- Я бы тоже посмотрел, над чем ты так задумываешься в данжах, малыш Поток.
Боюань фыркнул в ответ. Заворочался, сел, не открывая глаза, потом улегся обратно.
- Долго еще?
Е Сю скосил взгляд на время.
- Пять минут. Спешить некуда.
Он все-таки подтянул тарелку обратно к себе. Есть холодное точно не хотелось.
- Старший Чунь приходил сегодня, - задумчиво сказал Боюань. - Тоже сказал, что с таблицей спешить некуда и я могу закончить, когда вернусь. Но я уже все сделал. Не люблю оставлять на “потом”.
- Что, он не только писать ленится, но и ходить? - Е Сю понемногу отпускало. Только нетерпение оставалось, подрагивающее внутри, тонко звенящее.
- У нас бывает шумно, - Боюань тихо засмеялся. - А старший Чунь серьезный человек. Это первое время он часто рядом сидел. Подсказывал.
За оставшиеся три минуты из пяти Е Сю успел доесть. А потом Боюань проморгался, сел - и решительно сказал:
- Буду собираться.
- Звучит как угроза, малыш Поток, - бродить по квартире с ноутбуком было неудобно. Но отключать разговор не хотелось тоже, так что Е Сю сгрузил тарелку в посудомойку, глотнул сока из холодильника - снова наползала предгрозовая духота, а на кухню кондиционер не доставал, - и, подхватив ноутбук, пошел в комнату. Выключая компьютеры один за другим, Е Сю поглядывал на экран - Боюань тоже блуждал, от шкафа к столу, и к сумке на краю кровати, то и дело зависая и задумываясь.
Попугай дремал в клетке. Пошевелился, когда Е Сю принялся поднимать ролеты и открывать окна на ночь, раздраженно дернул крылом.
- Бог Е, - голос Боюаня заставил встрепенуться и Е Сю, и попугая. - Вот сейчас не подглядывай, хорошо?
Е Сю немедленно пожалел, что стоял в этот момент к ноутбуку спиной. Но пришлось не смотреть, а слушать - шорох бумаги, тихий шелест пакета, звук застегнутой “молнии”.
- Что там у тебя такое секретное? - Е Сю закурил, рассматривая деревья внизу. В свете фонаря ветер играл с листьями, и тени шевелились, завораживая.
- Уже ничего. Завтра увидишь, - Боюань улыбался, это было слышно. - Сюрприз.
Вытянувшись на кровати, Е Сю понял, что даже из любопытства не удержит глаза открытыми. Слишком хорошо было лежать после долгого дня. Поставив будильник, он снова глянул на экран. Боюань застегивал сумку. Снял ее с кровати, опустил у изножья и посмотрел в сторону ноутбука, ловя взгляд Е Сю.
- До встречи, бог Е. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, малыш Поток.
Засыпая, Е Сю вспомнил, что не заказал второе одеяло. Но под одним они должны были поместиться.
В эту ночь ему снились разлетающиеся от зонта листья, лисы - и сосредоточенный, почти сердитый Боюань.
Именно таким Боюаня Е Сю и увидел в аэропорту Ханчжоу.

Chapter Text

Утро началось с размеренного шелеста дождя. Одеяло сползло, мобильный надрывался звонком будильника. Но подбросило на кровати Е Сю не от этого, а от мысли, пришедшей в голову первой - что сегодня прилетает Боюань.
Е Сю усмехнулся, нашаривая сигареты и закуривая. Торопиться не имело смысла: до выхода оставалось три часа. И вот это ощущение нетерпения, непривычное и яркое, не хотелось отпускать. Последний раз он ждал чего-то вот так, пожалуй, в детстве, утром дня рождения. Когда не имел никакого представления о том, что окажется под крышкой коробки с бантом. И будут ли они с Е Цю меняться подарками.
Е Сю перебирал в голове вчерашний день. Сейчас можно было вспомнить все детали, то, что было упущено сразу - мелочи, которые складывались в цельную картину. Он поразмышлял о составе “Снежных огней” - ведьма и лаунчер откровенно экономили силы во время дуэлей, например, и выдыхались быстрее остальных, но при этом были опытнее. Впрочем, сегодня - при хорошем раскладе, - Е Сю должен был узнать о “Снежных огнях” больше. А еще ему было интересно, что скажет Хань.
Мысли текли дальше. В том, что Фан Жуй не выпустит из своей жадной золотой руки Линя до отъезда, Е Сю не сомневался, но с японской локализацией можно было не спешить. Е Сю прикрыл глаза, затягиваясь и прислушиваясь к тому, как на балконе точит клюв попугай. Подумал, что по дороге в аэропорт нужно будет купить еще сигарет. И пакет мишек, которым так вдумчиво откусывал головы Боюань.
Е Сю потянулся за телефоном.
“Доброе утро, бог Е”, - Боюань встал час назад, судя по времени сообщения. - “Напишу перед взлетом”.
Следующим сообщением была фотография с набросками из блокнота Боюаня: боевое копье с атакующей лисой и разлетающимися птицами, и посох чернокнижника - на нем папоротник закручивался сложными узорами, а птицы взлетали вверх, к небу, испугавшись броска лисицы.
“Ты вообще спал?” - Е Сю не имел представления, сколько именно времени требуется на такие детальные наброски, но подозрения у него были.
“Проснулся рано. Но я подремлю в самолете”.
Е Сю вздохнул и откинул одеяло. Стоя под душем, он пытался себе представить, как Боюань будет выглядеть здесь. В его квартире, которая уже успела стать домом. Как Боюань рисует, моделирует, собирает модификацию, играет там, в Гуанчжоу, Е Сю уже знал. И все равно любопытство будоражило. Любопытство - и желание играть, сидя рядом. Не только оно, но от возможности переговариваться без наушников и микрофона, видеть одновременно справа от себя - и в “Славе”, по телу растекалось тепло.
С уборкой пришли уже, когда Е Сю отыскал в шкафу новую и относительно не мятую футболку. Посмотрел на погоду, накинул рубашку сверху. Включать компьютеры прямо сейчас уже не было смысла, и он устроился на кухне, переключаясь между окнами - вейбо, qq, форумы “Славы”, международные фанатские форумы. Ян Ли принесла яблоки, спелые, золотистые, и теперь они пахли на всю кухню прошедшим летом.
Заглянув в рабочую почту, Е Сю просмотрел отвеченные - в шесть утра, - письма от министерства и вспомнил, что хотел написать отцу. А потом понял, что сегодня, за исключением разговора со “Снежными огнями”, не будет писать и отвечать никому, кроме Мучэн.
“Выключаю телефон. И я забыл посмотреть прогноз, так что зонтик за тобой, бог Е”.
Сообщение от Боюаня пришло так вовремя, что Е Сю окончательно убедился - идея выходного была как минимум, неплохой.
В аэропорту было шумно и, несмотря на кондиционеры, душно. Е Сю задумчиво крутил в кармане зажигалку, поглядывая на табло прилета. А потом прислонился к стене, втиснувшись между группой студентов и бодро гомонящими старичками с фотоаппаратами, и прикрыл глаза. А открыл - как раз вовремя, чтобы увидеть Боюаня издалека. Боюань оглядывался, хмурил брови и теребил ворот белой футболки, заправляя за него наушники - ярко-синие, с белой полосой, наверняка из мерча “Синего дождя”. Хотя наушников, кажется, у них не было? Были компьютерные мыши с Шаотянем, прорезиненные, и, как кто-то заметил на вейбо, подскакивающие на столе.
Боюань сосредоточенно оглядывал одну группу людей за другой, слева направо - он и в данжах так всегда делал, Е Сю не упускал шанса его поддеть. Е Сю оттолкнулся от стены и зашагал навстречу, попадая в поле зрения Боюаня.
Рассматривая Боюаня, Е Сю понял: камера не передавала ничего. Все часы разговоров по видео-чату и молчания почти рядом тоже не давали цельного представления о том, как Боюань двигался, как смотрел.
- Малыш Поток? - Е Сю помахал, привлекая к себе внимание.
- Привет, бог Е, - вот теперь Боюань улыбнулся. И замер, одновременно напряженный и радостный, только пальцы все крутили наушники. А Е Сю смотрел и впервые в жизни не ощущал той потаенной неловкости, которая порождала самые идиотские шутки в моменты, которые считались важными. Не чувствовал кома в горле и резиновой тяжести в груди. Просто смотрел - на ямочки на щеках Боюаня, взъерошенную челку, двигающиеся пальцы. А потом сказал:
- С прилетом. Идем, я курить хочу.
- Давно ждешь? Садились долго, - стоило выйти наружу, как Боюань полез в рюкзак. Е Сю не мог его не понять: погода окончательно испортилась, и если в Гуанчжоу было тепло и солнечно, - Е Сю смотрел, - то здесь, в Ханчжоу, дождь только усиливался, а ветер нес первые отголоски настоящей осени. Даже несмотря на то, что почти летняя жара должна была еще вернуться, как это случалось каждый год.
Пока Боюань рылся в поисках толстовки и надевал ее, Е Сю закурил. Зонт он взял, и места под ним было достаточно. Впрочем, сам Е Сю не был любителем ходить под зонтом, проще было поглубже натянуть капюшон.
- Заставил старого бога Е тебя дожидаться, - согласился Е Сю, усмехнувшись. - Придется расплачиваться, малыш Поток.
- Редких материалов я с собой не брал, - Боюань развел руками. В реальности он двигался более размашисто, чем на видео, и весь казался крупнее, состоящим из длинных линий. Из-за этого уже ставшие привычными жесты были еще выразительнее.
- Неосмотрительно, - Е Сю веселился от души. - Я что-нибудь придумаю, можешь не сомневаться.
- Вот уж что в голову не приходило, - когда Е Сю открыл зонт, Боюань придвинулся ближе. - Так это сомневаться в твоей фантазии, бог Е. Более бесстыдного человека во всей “Славе” нет, не было, а если и будет...
Он покосился на Е Сю.
- Это окажется твой твинк.
Волнение отпустило, рассеялось во влажном воздухе, оседая мельчайшими каплями. Боюань шел рядом, и Е Сю периодически ловил на себе его взгляд.
- Между прочим, ваш бывший капитан в бесстыдстве переплюнет кого угодно, так что, - они чудом забрались в набитый битком автобус, и теперь их сплющивало со всех сторон чужими спинами, боками и сумками. Е Сю под колено уперся чей-то зонт, с которого капало, и он поморщился, придвигаясь к Боюаню.
- Хочешь сказать, что это “Синий Дождь” родоначальник традиций бесстыдства? - Боюань засмеялся, и подвинулся, давая Е Сю больше места. Сантиметра так на три, но прямо сейчас это был уже подвиг.
- Конечно, так что не тебе жаловаться, малыш Поток, - автобус остановился, забрал с остановки еще людей. Е Сю прижало к Боюаню вплотную, так, что тыльной стороной ладони он касался кисти Боюаня, удерживающей спущенный с плеча рюкзак. Взлохмаченные ветром пряди щекотали Е Сю щеку, и слышно было, как Боюань дышит - тихо, но неровно. Качнуло и Е Сю инстинктивно выставил руку, прижимая Боюаня и выравнивая их обоих - всем предплечьем поперек спины, сминая в пальцах ткань толстовки.
- Я и не жалуюсь, - Боюань перекинул рюкзак в другую руку и потянулся к поручню через плечо Е Сю. Все, что Е Сю оставалось - смотреть на его шею, на темные пряди, быстро бьющуюся на виске жилку, и надеяться, что в спину перестанут толкать, заставляя их с Боюанем прижиматься ближе и ближе, чтобы устоять на ногах.
От Боюаня пахло дезодорантом, дождем и сигаретами. Е Сю подумал, что за два дня в Ханчжоу вся одежда Боюаня впитает в себя табачный дым.
- Бог Е? - Е Сю моргнул и обнаружил, что уперся взглядом в ключицы Боюаня и задумался. Боюань смотрел на него из-под челки - выпростать руку и поправить пряди, отводя их с глаз, он не мог, а потому периодически встряхивал головой.
- Нам выходить скоро, давай пробираться к двери, - сказал Е Сю. Боюань кивнул и развернулся, тронул за плечо стоящего впереди пассажира. На шее сзади у него темнела небольшая родинка, у самого ворота толстовки - вторая.
По дороге от остановки к дому их чуть не сдуло. Е Сю закурил исключительно из упрямства и желания проветрить мозги никотином. Помогало не слишком хорошо, особенно, когда Боюань подставил ладонь, закрывая в очередной раз потухший огонек зажигалки от ветра с водой, из которых сегодня состояла атмосфера Ханчжоу.
- Садись и загружайся, - Е Сю сунул Боюань карту, едва они вошли в дом. - Сейчас покажу тебе кое-что интересное.
Попугай заскребся в клетке, скрипуче заорал, и Боюань механически сгреб карту с ладони Е Сю, глядя в сторону чертовой птицы.
- Любой компьютер? - Боюань поставил рюкзак и разулся, зажав карту в ладони. Повертел головой, еще раз покосился в сторону балкона, попугая в клетке, и усмехнулся. - Я думал, он меньше.
- Ты тоже кажешься меньше на видео, малыш Поток, - Е Сю закурил. Боюань шагнул вперед и они столкнулись в дверном проеме. Е Сю снова коснулся запах дезодоранта, кофе, каких-то сладостей, дождя. Боюань замер, не торопясь отстраниться, и Е Сю отсчитывал секунды, впитывая его тепло, глядя в глаза, запоминая растерянную полуулыбку, мягкие губы, крохотную точку-родинку прямо над верхней.
Е Сю отвел в сторону руку с сигаретой, беззвучно втягивая воздух, которого почему-то не хватало. От Боюаня накрывало, как никогда в жизни. Руки горели, так, что Е Сю потер свободную ладонь о джинсы, делая шаг назад.
- Вперед, - скомандовал он. - Что ты тормозишь?
- Интересно, - интонации у Боюаня снова замедлились. Он моргнул, и шагнул вперед, в комнату, повертелся, осматриваясь. - Здорово тут у тебя.
- А? - дверной косяк под спиной оказался очень кстати. Е Сю прислонился, пережидая ощущение, что мозг сейчас расплавится от того, как Боюань опускается в кресло, аккуратно вставляет карту в считывающее устройство и загружается на швейцарский сервер. Боюань обернулся и посмотрел на Е Сю в ответ. Улыбнулся, а потом спохватился:
- А ты где сидеть будешь?
- Блядь.
Обстановка квартиры стала настолько привычной, что Е Сю забыл - не только одеяло у него одно. Второй стул был на кухне и не очень подходил для того, чтобы долго играть, сидя на нем.
В голове шумело. Е Сю покосился на кровать, представил себе, как вечером они будут устраиваться под одеялом, и содрогнулся от предвкушения тепла, от мысли про Боюаня, который будет спать рядом. С этим надо было что-то делать, чтобы не вести себя, как придурок, прямо сейчас.
- Я принесу, - усмехнулся Е Сю. - Сиди.
Из коридора он обернулся и посмотрел Боюаню в затылок. Боюань придвинулся к монитору, подобрав одну ногу под себя, свел плечи. Открыл окно навыков и тут же закрыл, принялся пролистывать общий чат. Но сидел по-прежнему напряженно, как будто проглотил бамбуковую палку.
На кухне было прохладно. Е Сю оперся на стол, затушил сигарету. Потер руками лицо. Никогда раньше не было так - чтобы грохот пульса отдавался в висках, а затылок ломило от одной только мысли о ком-то рядом. Ком-то конкретном совсем рядом. Эффект от Боюаня оказался гораздо сильнее в реальности.
Е Сю включил чайник и, прихватив стул, вернулся в комнату.
Боюань уже стоял на балконе, у клетки с попугаем, бесстрашно просунув пальцы сквозь прутья и поглаживая белое чудовище по торчащему хохолку. Е Сю хмыкнул. Ему самому при попытке коснуться в первый раз чуть палец не отхватили клювом.
- У “Синего ручья” много лишних рук, малыш Поток? - поставив стул, Е Сю прошел на балкон. Кондиционер он сегодня не включал, и сейчас просто распахнул окна, получив в лицо пригоршню мелких брызг и порыв сырого воздуха.
- Но он же хороший, - Боюань еще раз погладил птицу и развернулся, подходя ближе. Остановился рядом, глядя на Е Сю в упор. Расширенные зрачки делали его глаза темнее.
- Ну-ну, - Е Сю сглотнул. Слова буксовали, замирали внутри обломками, отрывками фраз, не собираясь в единое целое. - Могу одолжить, сводит ваших в данж, все равно они тормозят так, что и попугай справится.
- Последний рекорд за нами, бог Е, - хмыкнув, Боюань опустил ладонь на балконные перила. Так близко, что Е Сю кончиками пальцев чувствовал, какие теплые у него руки. Е Сю понял, что сейчас сбежит. Надо было выдохнуть.
- Идем, хочу, чтобы ты осмотрелся до того, как нас придут зазывать в команду, - Е Сю подтолкнул Боюаня в комнату, выдернул карту корейской локализации и поставил свою швейцарскую карту, садясь рядом с ним.
- Смотри, бог Е, про вас уже легенды ходят, - Боюань повернул к нему монитор, развернулся сам.
В “Славу” они рухнули с головой. Если раньше на общий чат и слухи в нем Е Сю не обращал внимания - мешал языковой барьер, то Боюань переводил быстро и легко. Пока Боюань осваивался на своем мечнике, они успели сходить в пару данжей со случайными группами. Заодно Боюань иногда заглядывал в монитор Е Сю и переводил гильд-чат “Снежных огней”. Снежная молния просил передать, чтобы Е Сю обязательно дождался его, кто-то интересовался, придет ли еще Циин, а кто-то - осторожно, и с откровенным восторгом, - где Е Сю взял Ханя.
Боюань, наклоняясь к Е Сю, то и дело касался его руки своей, и от каждого касания Е Сю пробивало жаром насквозь. По коже вверх текло тепло, на контрасте с которым воздух казался прохладным, а волоски вставали дыбом.
Сосредоточиться получалось с трудом. Мысль, - ощущение, - что Боюань сидит рядом, все время билась на грани сознания. Боюань то и дело, - Е Сю видел, но не поворачивался, - поглядывал на него.
Когда они вышли из данжа, Боюань поднялся - пока Е Сю скидывал написанный им ответ чернокнижнику “Снежных огней”.
Поучаствовать в охоте на дикого босса Е Сю не отказался. “Снежным огням” нужны были все, ему нужно было поддерживать их интерес. Заодно, был неплохой повод отвлечься. И посмотреть на другие гильдии вплотную.
Когда на стол с тихим стуком опустилась чашка, Е Сю поднял взгляд от монитора. Боюань стоял рядом, улыбаясь. В руках у него была вторая чашка, с темной ручкой, и Боюань уже успел случайно макнуть шнурок капюшона толстовки в свой кофе.
- Решил немного похозяйничать, если ты не против.
- Няня Поток, - Е Сю усмехнулся и откинулся в кресле. - Когда это я был против?
Он сделал глоток горячего кофе, с наслаждением ощущая, как сладкая горечь остается на языке, согревая. С открытого балкона тянуло сыростью, и когда тепло, исходящее от Боюаня, исчезло, стало, оказывается, зябко.
Боюань сдвинулся, останавливаясь за спиной Е Сю, наклонился ближе, глядя в чат гильдии.
- “Снежным огням” очень повезло, - задумчиво сказал он. Е Сю инстинктивно сдвинулся, отклоняясь назад и слегка запрокидывая голову.
- Говоришь, как крупный специалист? - запах крепкого кофе почти забивал все остальные, даже сигаретный дым, но Е Сю все равно казалось, что он чувствует, как от Боюаня пахнет сладостями. Е Сю все время забавляло то, что Боюань не садился рисовать без мелкой еды - чипсов, шоколада, яблока, жевательного мармелада.
- Вроде того, бог Е, - Боюань почти коснулся его руки, и Е Сю проскроллил общий чат вверх и вниз. Боюань засмеялся. - У “Огней” охуенный новичок. Говорят, вчера он притащил за собой босса на поводке, и тот разнес их в пух и прах.
- Не босса, - Боюань запнулся, чтобы просмеяться. - А одного из разработчиков “Славы”. Иначе победить за пять секунд невозможно, ты дурак, что ли?
- Да что бы ты понимал. “Океан” купил двух берсерков, они размажут “Снежные огни” в первом же матче… В принципе, дальше можно не читать. Все тоже самое, что у нас. Только капитан Хань теперь игровой босс, - Боюань улыбался, а Е Сю думал о том, что если бы можно было сохранить для себя кусочек времени, он бы остановился именно в этот моменте. Когда была “Слава”, Боюань, тепло, отдающееся от его руки на спинке стула в плечо Е Сю, запах будущей осени с балкона и почти болезненное ощущение правильности мира.
Это чувство - что все идет так, как надо, - появлялось редко. Или Е Сю нечасто задумывался над подобными вещами, просто не было времени. Но сейчас оно было особенно ярким.
- Помочь? - Боюань глянул в сторону своего персонажа, застывшего на экране. Е Сю быстро прикинул расклад - перевод бы не помешал, но что делать с Шааном Е Сю в общем-то, и так представлял себе, а “Снежные огни” подстроятся.
- Да. Хочешь посмотреть, как босса уводят не у вас, малыш Поток?
- Иногда мне так хочется тебя стукнуть, бог Е, - мечтательно проговорил Боюань. - Руки чешутся.
Е Сю был с ним согласен. У него тоже чесались, хоть и по другой причине.
Появление Шаана оказалось чертовски своевременным. Е Сю хотел посмотреть на другие гильдии и про-игроков, а вычислить последних было несложно. На фоне остальных “Снежные огни” были небольшими, но - и это то, что вызывало у Е Сю симпатию к ним, - маленькая гильдия, которую Снежная молния строил на этом сервере с нуля, была на удивление слаженной. И - в основном, - умела думать, а заносчивый Ледник, начавший выяснять, кого это Е Сю опять притащил и покажут ли им класс сегодня, заткнулся как-то очень быстро, и вышел из игры раньше, чем Боюань успел набрать ответ в общий чат.
- Кто-то получил по шее, - хмыкнул Е Сю. - Готов спорить на что угодно, в прямом смысле этого слова.
- Говорят, - в тон ему ответил Боюань, - Что капитан Вэй Чэнь первое время ходил по игровой с бамбуковой палкой.
- Пиздят, - Е Сю не отрывал взгляда от экрана, но правое плечо словно намагнитилось от того, что Боюань сидел рядом. - Зачем ему палка, у него и так рука тяжелая. Что там в чате?
- Обсуждают, откуда “Снежные огни” тебя взяли, не охуел ли ты, и - а что, так можно было? - Боюань снова смеялся, - Представляю, что происходит в гильдейском чате “Океана”.
Е Сю довольно затянулся. Увести Шаана из-под носа у берсерка “Океана” было непросто с учетом, что его боевой маг не был одет достаточно хорошо. Тем интереснее. И то, что Боюань понимал его не с полуслова даже, а, казалось, по движению пальцев, возбуждало. Они разыгрывали эту партию на двоих, и возбуждение, странное, сладкое, тягучее, усиливалось вспышками каждый раз, когда мечник Боюаня делал именно то, что было нужно Е Сю прямо сейчас. Мир отодвинулся, уплыл в мареве, собравшемся вокруг двух мониторов.
- Сделаю еще кофе, - выдохнул Боюань скороговоркой, пока Е Сю разбирался в упавших с Шаана материалах. Отодвинул стул и быстрым шагом направился на кухню. Е Сю сглотнул. Кончить от того, что добил дикого босса, ему еще не приходилось, но сейчас Е Сю был от этого не далек.
Закурив, Е Сю поднялся и прошел в ванную. Умываться пришлось одной рукой, держа на отлете вторую с сигаретой. В отражении взгляд у него был дурной и мутный, скулы запятнало румянцем.
Вернувшись к компьютерам, Е Сю обнаружил, что диспозиция изменилась. Теперь кроме “Снежных огней” рядом стоял Ледяной молот.
- Ты мог выиграть четыре из четырех. И десять из десяти, - Боюань остановился за спиной Е Сю, глядя в экран. Е Сю повернул голову: Боюань крепко, до побелевших костяшек, сжимал пальцы на спинке кресла.
- А кофе где?
- Забыл, - Боюань посмотрел на свои руки, потом на Е Сю, улыбнулся и разжал пальцы. Уши у него горели так, что Е Сю пришлось затянуться еще, да поглубже.
Пока Боюань ходил на кухню еще раз, Е Сю придвинул его стул ближе и развернул свою клавиатуру в его сторону.
- Твоя лень, бог Е, еще более бесконечна, чем наглость, - Боюань поставил на стол чашки, подвинув предыдущие, и сел рядом, касаясь коленом бедра Е Сю. Сосредоточиться на Ледяном молоте стало усложненным квестом.
- Хоть бы поздоровался. Что за манера начинать с вопроса в лоб? Это классовое или аурой старины Ханя накрыло. Ответь ему “да”?
Боюань кивнул. Дальше разговор так и шел через него.
- Почему не стал?
- А зачем, если ты все понял?
- Вы играете, как боги. Откуда вы взялись?
- Из “Славы”.
- Давно играете?
- Да.
Ледяной молот помолчал.
- Но чтобы стать таким, как он, нихрена недостаточно долго играть и тренироваться.
Е Сю задумчиво покрутился в кресле. Какое все-таки впечатление производил старина Хань на неокрепшие умы. Да что там, на привычных - тоже.
Боюань покосился на Е Сю, усмехнувшись. В его глазах читалось любопытство, искреннее, яркое.
- Он бы сказал, что тренироваться надо всегда. И был бы прав. Но тебе не нужно становиться таким, как он. Нужно оттачивать свой стиль и понимать что и зачем ты делаешь. Ты сбиваешь противника с толку тем, что прерываешь собственные комбинации скиллов, меняя их и применяя не так, как предполагается. Но плохо рассчитываешь кулдан и сперва считаешь противника пустым местом. А потом преувеличиваешь его способности. Каждый, кто стоит напротив тебя на Арене - такой же игрок, как и ты. И если ты с самого начала не будешь рассчитывать его победить, ты проиграл заранее.
- Бог Е… - Боюань печатал очень быстро, и Е Сю понял, что задумался слишком сильно. Вот такой перевод расслаблял, потому что говорить с Боюанем было просто и легко, а образ того, с кем говорил Е Сю, перекрывался знакомым голосом.
Пока Ледяной молот переваривал сказанное, Е Сю размышлял. Гибкий страйкер - это был нонсенс. Страйкер, который мог, теоретически, научиться играть грязно - это было интересно. Е Сю глотнул кофе и неодобрительно покосился в экран.
А потом с ними играть сборной. Своей, между прочим.
- Интересно, почему для переговоров они ждут Молнию. Тем более, если Снежная молния всего лишь лидер гильдии на этом сервере... Даже старший Чунь не имеет отношения к таким вопросам, - заметил Боюань. Протянул руку и, - Е Сю пропустил вдох, - стряхнул с плеча Е Сю перо. И быстро отвел глаза.
- А вот сейчас мы и спросим, - Е Сю шевельнул мышкой, в сантиметре от пальцев Боюаня. - Умер он там, что ли.
- Не каждый день боги нисходят до объяснений, - Боюань глянул на Е Сю, убрал челку с глаз. - Ты и так слишком охреневший, бог Е, так что я не буду рассказывать тебе, какой эффект ты производишь.
- Спасибо. Пойдем на групповую арену? - ожил Ледяной молот. Е Сю хмыкнул.
- Позже. Кстати, когда будет Снежная молния?
- К десяти. Выстрел Рождества тоже хотел, и Белое проклятие. Да и остальные не откажутся.
- В пять вечера, - перевел время Боюань. - У них сейчас три часа ночи.
- Ок, я буду. До встречи.
Е Сю посмотрел в чат гильдии, на Боюаня, и улыбнулся.
- Садись за свой аккаунт.
Боюань моргнул и сдвинулся, возвращаясь за второй компьютер. Боку и руке сразу стало холоднее.
Отправив Боюаню запрос на вступление в гильдию “Снежных огней”, Е Сю несколько мгновений полюбовался системным сообщением, а потом вбросил в чат заранее переведенное:
- Это Синие сумерки. Он эксперт и лучший пати-лидер из всех, кого я знаю.
И медленно повернул голову.
Румянец, который в одно мгновение залил щеки и скулы, виски, лоб и уши Боюаня, был темным и густым.
Боюань сперва медленно напечатал приветственное сообщение. А потом развернулся в сторону Е Сю, глядя так, как будто не мог решить, стукнуть Е Сю, или сделать что-то еще. Как будто он был не в курсе мнения Е Сю о себе.
Е Сю смотрел - и думал о том, что принять Боюаня в гильдию было приятно. Но то, что Боюань был здесь, на расстоянии вытянутой руки - еще лучше, в стократ.
- Спасибо, бог Е, - наконец, негромко произнес Боюань. И улыбнулся. А Е Сю уставился на его губы, отмечая след там, где они обветрились и Боюань то и дело прикусывал в задумчивости.
- Будешь должен за рекомендацию, малыш Поток, - Е Сю посмотрел на время. Стоило позавтракать, покормить гостя, и отвлечься. Тем более, что Мучэн писала ему еще десять минут назад.
- Что хочет бог Е? - Боюань потянулся всем телом, а потом поднялся. Улыбнулся Е Сю, какой-то новой улыбкой, которую Е Сю еще не видел, и от которой почему-то замирало сердце, прежде чем начать биться с удвоенной скоростью.
- Я подумаю, - мысли, которые мелькали в голове Е Сю, бесполезно было пытаться призвать к порядку. - Бери стул, и пойдем. Раз ты так продуманно заказал еду, то у нас есть завтрак.
Пока Боюань резал холодную запеканку с орехами, Е Сю открыл QQ. Мучэн интересовалась, когда Е Сю собирается заглянуть к ним вместе с Боюанем.
“Скоро будем”, - ответил Е Сю. - “Как старина Линь?”
“Отлично”, - Мучэн ответила через несколько минут. - “Устроил мастер-класс для Булочки и остальных. Чэнь Го в восторге. Старший Линь с Фан Жуем уходят гулять по городу после тренировки, так что если ты хочешь его застать, поторопись”.
И следующим сообщением:
“Сюй Боюань, случайно, не захватил с собой файлы новых модов?” - смущенный смайл и Е Сю заставил улыбнуться.
- Малыш Поток, готов демонстрировать свои сокровища?
Боюань удивленно хлопнул ресницами и поставил перед Е Сю тарелку и чашку.
- Сокровища?
- Мучэн. Она спрашивает, не брал ли ты с собой файлы новых модификаций. Вот заодно и протестируем еще раз то, что ты уже нарисовал для конкурса.
Е Сю смотрел на Боюаня, отмечая каждую мелочь, составляя портрет заново. Запоминая, как на самом деле выглядит его смущение или довольная теплая улыбка.
- С радостью, бог Е, - Боюань сел напротив. За окном громыхнуло грозой снова, и это означало, что зонт снова пригодится, один на двоих. Мысли перетекали из одной в другую, от дождя к “Синему дождю”, к Вэньчжоу и Синьцзэ с Шицинем, к Циину, Ханьвэню, а потом обратно к зонту, к модификациям, и в конечном счете - снова к Боюаню. Как будто мысли о Боюане были пузырьками воздуха, медленно всплывающими через разноцветные слои в стакане с летним коктейлем из соков и желейных шариков.

Почтовый клиент высветил новое сообщение. Письмо от Ханя было лаконичным:

“Толк будет. Пока слишком хитрый - сам себя переигрывает”.

К письму был приложен видеофайл, разбор скорее всего был зашит в субтитры, Е Сю и сам пользовался новым приложением от разработчиков “Славы”, которое позволяло разложить бой по секундам и откомментировать, рисуя прямо поверх, если нужно, и вводя текст.

- Бог Е, - Боюань задумчиво провел пальцем по экрану телефона. - Так что ответить министерству по поводу карт аккаунтов?
Спине моментально стало зябко. Е Сю без интереса поковырял палочками запеканку, вспомнив, что так и не написал отцу. Это было глупо и по-страусиному - откладывать ответ на письмо, особенно теперь, когда его совет бы пригодился.

- Пока ничего. Мне нужно посоветоваться с одним человеком, который хорошо разбирается в подобных вещах. Воспользоваться помощью эксперта, - Е Сю усмехнулся, и сам почувствовал, какой кривой вышла усмешка. Боюань моментально вскинул взгляд, рассматривая Е Сю в упор, а потом улыбнулся - мягко, спокойно.

- С отцом?

- Ты стал подозрительно догадливым, малыш Поток… - Е Сю сунул в рот орех. Кивнул, и потянулся за кофе.

- Ты только об отце говоришь таким тоном, - пожав плечами, Боюань отломил от своей запеканки еще кусочек. - Я уверен, что он тобой гордится.

- Откуда тебе знать, - разговор становился все более неловким. Е Сю уже пожалел, что его затеял, можно было просто сказать, что ответит чуть позже. В министерстве бы не развалились. Боюань посмотрел на него через стол и разулыбался еще больше.

- Достаточно посмотреть, как ты обращаешься с младшими. Со “Счастьем”, и с Сон Циином вчера. Ты знаешь, как без лишних слов показать, что доволен и горд, и этому, бог Е, ты мог научиться только у одного человека. И вообще, не может тот, кто научил тебя всем правилам сянци, начиная с эпохи Тан, и научил их нарушать, не гордиться самым несносным богом “Славы”.

Боюань улыбался, а колючий неуютный узел внутри Е Сю развязывался сам собой, втягивая шипы.

- Это просто, - добавил Боюань. - И видно. Но я могу написать письмо для тебя, или с официальным запросом к министерству, пусть они сами разбираются.

- Нет уж, - Е Сю решительно придвинул тарелку к себе. - Они разберутся, как же. Поедим, и я напишу.

Е Сю было, что сказать в письме, помимо вопроса про карты аккаунта.  Внутри разжалась какая-то неприятная пружина, сворачивающая нервы. Как будто Боюань поворачивал зеркало и оно бросало блики света на то, чего Е Сю раньше не замечал.

Возвращать стулья обратно в комнату они поленились. Е Сю забрал ноутбук и устроился на кровати, но перед тем, как открыть письмо отцу, залез в рабочую почту и сбросил в министерство официальный запрос на создание нескольких должностей помимо его собственной.

Отступать дальше было некуда. Тем более, что Е Сю даже скучал по слогу отца - емкому, ехидному, словно источающему яд с экрана.

- Пить хочется, - Е Сю поднял взгляд на Боюаня, и чуть не сбился. Тот наклонился к клавиатуре, что-то печатая в гильдейский чат “Снежных огней”. Обернулся через плечо, и Е Сю поднял брови. - Очень.

- Ладно, - Боюань отправил сообщение и разогнулся. - Принесу старому богу Е водички, если у тебя, конечно, она есть.

- Из-под крана тоже сгодится, - Е Сю затянулся. Дым горчил, но цепочка мыслей все равно рассыпалась.

- Бог Е, - остановившись на пороге, Боюань ошарашенно посмотрел на Е Сю из-под челки. - Я бы на твоем месте не поил этим даже попугая. Тем более, себя.

- Лазурный поток разбирается в воде? - невозможно было удержаться. С Боюанем Е Сю все время сносило в какие-то глупости, которые сами сыпались с языка.

- Будешь, бог Е? - Боюань вернулся со стаканом еще теплой воды из чайника и яблоком от Ян Ли. Е Сю принял чашку из его рук, намеренно проходясь пальцами по ладони Боюаня и внимательно всматриваясь в его лицо. В моментально расширившиеся зрачки, дрогнувшие и опустившиеся ресницы.

- Отбирать у тебя яблоко? Нет, не буду. Что там в чате? Закругляйся со своими новыми друзьями, малыш Поток, мы идем в “Счастье”, - Е Сю сделал пару глотков воды и отставил чашку, отправляя письмо.

- Судя по чату, с десятого сервера я не уходил, - Боюань присел рядом, захрустел яблоком. - Перемывают тебе кости, прикидывают, сколько рекордов поставят, ржут над “Океаном”. Кажется, они давние противники. Кстати, - Боюань слизнул с пальца каплю яблочного сока. - Ледник точно игрок замены. Аватар у него Движение ледников, надо будет поискать записи боев, найдем и остальных.

- Да ты настоящий талант в роли шпиона, малыш Поток, - Е Сю быстро глянул в сторону компьютера. Чат стремительно бежал вверх.
Попугай дремал в своей клетке, слегка покачиваясь. Погода давила тяжелым влажным маревом, напоминающем еще о лете.

- Так завещал первый капитан “Синего дождя”. В шпионаже надо быть усердным, внимательным и наглым, - смех Боюаня делал квартиру жилой. Живой.
До “Счастья” они действительно снова шли под одним зонтом. Боюань настоял - и на этом, чтобы Е Сю не промок, и на том, чтобы завернуть в кондитерскую за пирожными, потому что явиться с пустыми руками он не мог.

Chapter Text

Еще от двери они услышали смех. Боюань посмотрел на Е Сю, потом по сторонам. Е Сю наблюдал, как его взгляд скользит по плакатам, по памятным фотографиям на большой магнитной доске, по запискам на стикерах там же. Как Боюань выдыхает и расслабляется, едва заметно, если не присматриваться. Но Е Сю видел - как становится мягче линия плеч, меняется улыбка с официально-вежливой на теплую, знакомую, уже родную.
Е Сю толкнул дверь в тренировочную, пропуская Боюаня с коробкой пирожных вперед: вокруг компьютера Булочки собрались все, Мучэн сидела рядом на краю стола и смеялась, закрывая лицо ладонями. Линь деликатно усмехался из-за компьютера напротив. И даже Мо Фань смотрел в экран Булочки поверх плеча Мучэн.
- Развлекаетесь? - Е Сю усмехнулся. - А я привел вам живую легенду гильдии “Счастья”, между прочим.
- Бог Е… - Боюань начал краснеть. И звереть, Е Сю ощущал это всем собой не без удовольствия. - Что ты такое говоришь?
- Тренируемся, - Мучэн еще раз посмотрела в экран Булочки и всхлипнула от смеха. - Старший Линь предложил практиковаться прямо в городе, на крышах. “Травяному саду” пришлось передислоцироваться подальше.
- В самом деле? Какой ужас, - Боюань шагнул ближе к компьютерам. “Счастье” засмеялось снова. - Здравствуйте, старшая Су Мучэн, старший Линь Цзинъянь.
К тому времени, когда за окном загрохотал новый порыв грозы, Е Сю обнаружил себя за компьютером Булочки. По правую руку от него стояла чашка с кофе и тарелка с пирожным, под левой - пепельница и пачка сигарет. В игру “уговори бывшего капитана на тренировочный матч” в “Счастье” играли с упоением, и Е Сю должен был признать: они отлично умели охотиться на диких боссов, применять все бесстыдство и любые аргументы, целеустремленно добывать все, что захочется.
Боюань стоял у Е Сю за спиной. Е Сю уже много лет не задумывался, кто смотрит в его монитор, сколько человек следит за тем, как он играет, кто они - было неважно. Боюань дышал тихо-тихо, будто опасаясь помешать, попадал в ритм вдохов и выдохов самого Е Сю. Это оказалось особенным удовольствием. Как будто присутствие Боюаня за спиной грело.
Е Сю кивнул Боюаню на соседний компьютер. Тренировочный бой мог немного подождать, времени у них было достаточно.
- Помоги своей любимой гильдии в данже. У Чэнь будет счастлив.
Куда делись сорок минут, Е Сю не смог бы сказать. Играть с Боюанем, играть со “Счастьем” было хорошо. Настолько, что время исчезало, растворялось в запахе его собственных сигарет и кофе, ежевичного чая Мучэн, семечек, духов Чэнь Го и грозы, которая вливалась в распахнутые окна. А потом Боюань потянулся за телефоном, а Е Сю машинально придвинул его ближе. И замер, ощущая, как на ладонь ложится рука Боюаня, вздрагивает, но замирает на миг, прежде чем взлететь вверх.
Эта картинка еще долго стояла у него перед глазами. Вроде бы мелочь - просто у них были почти одинаковые пальцы и сами ладони, но это совпадение почему-то заставляло сердце биться часто и гулко, хотя Е Сю никогда не считал себя романтиком. Да что там, одна мысль о романтических, как это называли другие, жестах обычно заставляла его мысленно пожимать плечами.
А сейчас его крыло от соприкосновения рук и растерянной, мягкой улыбки Боюаня так, что хотелось немедленно сделать что-нибудь идиотское. Это ощущение распирало ребра изнутри на каждом вздохе.
- Гильдейские вопросы? - Е Сю кивнул на телефон. - Ни дня без няни Потока?
Боюань, казалось, его не услышал сперва. А потом медленно убрал руку и только тогда усмехнулся в ответ. Кончики ушей у него снова отливали красным.
- “Синий ручей” отлично справляется, бог Е, - Боюань открыл таблицу рейтингов. А потом засмеялся, качнулся в сторону Е Сю и, наверняка если бы на месте Е Сю был любой из экспертов, Боюань толкнул бы его плечом.
- А “Травяной сад” об этом в курсе? - Е Сю покосился в таблицу, где “Синий ручей” недвусмысленно подпирали, и усмехнулся, все-таки получив легкий тычок в плечо. То-то же.
- Старшой, потренируешься с нами? - Булочка излучал нетерпение всем собой.

За то время, пока Е Сю гонял по арене игроков “Счастья”, Боюань куда-то делся. Е Сю закурил, оглядываясь. В тренировочной не было Мучэн, Чэнь Го и Мо Фаня, а из переговорной доносились голоса.
Плотные жалюзи были опущены, а картинка с ноутбука выводилась на большой экран для разбора боев на стене. Боюань щелкал мышкой, пролистывая скриншоты, готовые модели и короткие видеоролики, которые успел сделать с зонтом. Чэнь Го устроилась за столом рядом с ним, Мучэн - на столе, покачивая ногами. Ближе ко входу, надвинув капюшон, сидел Мо Фань. Е Сю его даже не сразу заметил.
Он успел привыкнуть к модификации для зонта, которую делал Боюань. Бронированные пластины выстроились на гранях в нужном порядке, обрели узор, из-под которого в момент атаки или трансформации вырывалось сияние жидкого золота. Но на большом экране это, как и возникающие из ниоткуда лисы, теперь не только вплетенные в узор на пластинах вместе с папоротником, но и атакующие противника или играющие вокруг зонта силуэты - впечатляли, как в первый раз. Птицы разлетались от зонта прочь, за ними прыгали лисы, танцевали, играли друг с другом. Лисы водились в одной из начальных локаций, и потом встречались - призрачные и настоящие, но Боюань взял призрачных, сменил им оттенок и теперь они казались продолжением того свечения, которым наполнялся зонт.
Боюань переключил ролик и зонт превратился в пистолеты. В меч. В кастеты. В посох, в навершии которого горела яркая звезда. В крест. Темное золото и папоротник, сияющая дымка, из которой снова и снова возникали силуэты, завораживали.
- Красиво, - голос Мо Фаня из темноты заставил вздрогнуть всех, кроме Мучэн. Е Сю проводил взглядом столбик пепла и подумал, что Чэнь Го будет не в восторге.
- Спасибо, - Боюань обернулся, улыбаясь. Нашел взглядом Е Сю и чуть смущенно дернул уголком губ. - Пока еще не все готово. Не все формы есть, но к конкурсу я должен успеть.
Е Сю быстро прикинул время: у Боюаня оставался месяц на то, чтобы сделать другие формы Зонта Тысячи Вероятностей. Не так уж мало, но и не слишком много, учитывая, что Боюань мог делать это только в свободное время, а среди оставшихся видов оружия были сложные. Хоть и не такие, как сам зонт, работа над которым была почти закончена: Боюань полировал переходы из формы в форму, хотя Е Сю в упор не видел, что там не так.
- Очень красиво, - Мучэн махнула Е Сю, мол, садись, что стоишь, и придвинулась ближе, чтобы видеть экран ноутбука. - Покажешь вторую версию? И еще что-нибудь.
- А есть что-то с лентами? - подала голос Чэнь Го. Боюань молча включил ролик, который Е Сю уже видел в числе прочих. Этот набор модификаций Боюань не выкладывал на вейбо: почти прозрачные ленты и розы, серебро и стекло. Е Сю открыл рот, чтобы подъебнуть Боюаня, а потом подумал - и сунул в рот следующую сигарету. Модификация была, конечно, откровенно девичьей, представить мужского персонажа с таким оружием было сложно. С другой стороны, прозрачное оружие давало бы много преимуществ, если бы это была не специфика внешнего вида, не украшение, а боевое свойство.
- Сможешь сделать полностью прозрачное? - Е Сю остановился за спиной Боюаня. - Теоретически?
Боюань обернулся, откинувшись на спинку стула. Остальные тоже повернулись к Е Сю, и не нужно было быть телепатом, чтобы прочитать на их лицах “что ты, черт побери, снова задумал?”
- Наверное, - за что Е Сю любил Боюаня, так это за то, что он всегда обдумывал предложения, не отбрасывая их сразу. - Бог Е, это все равно не введут ни при каких условиях. Я могу попробовать, но полностью прозрачное оружие - это безумие. И бесстыдство.
Е Сю смотрел на лицо Боюаня в бликах от экрана, золотых и белых, и пальцы горели от желания провести по растрепанной челке. Его собственные мысли были сейчас не в большем порядке.
- Зато какой простор для тренировок. Позже обсудим, - Е Сю вопросительно глянул на Мучэн. Та кивнула и вставила в ноутбук флэшку, забирая у Боюаня мышь.
Разбор модификаций, которые вышли в финал конкурсов за предыдущие годы, впечатлял. Примечания, референсы и сноски создавали более-менее стройную структуру, в которой угадывалась логика, которой определялся победитель. И выигрышная стратегия. Кое-где Е Сю чувствовал руку Чу Юньсю, хотя большая часть замечаний была явно от Мучэн: Юньсю имела привычку приписывать от руки на планшете поверх слайдов, Мучэн предпочитала печатать.
Третьего автора Е Сю не угадал.
- Универсальность. Детальность. И простые текстуры для разработчиков, - Мо Фань теперь стоял у проектора. - Гарантий это не даст, но шансы на победу увеличит.
Пока они листали разбор модификаций, Боюань отодвинулся от стола. Подобрал под себя одну ногу и задумчиво смотрел на экран, улыбаясь растерянно и тепло, как будто стоял перед горой подарков.
- Спасибо, - он обвел взглядом Мучэн, Чэнь Го и Мо Фаня, запрокинул голову, поглядев на Е Сю.
- Будем в расчете, когда выиграешь, - Мучэн тихо засмеялась. - Тогда у нас с Юньсю будет к тебе просьба.
- Вот так-то, малыш Поток, эти девушки никогда ничего не делают просто так, - Е Сю взмахнул незажженной сигаретой, ощущая, как к нему начинает разворачиваться Чэнь Го. - Леди-босс, попробуй сказать, что я неправ!
Боюань смеялся. А потом зевнул и потер глаза, потряс головой.
- Может, кофе? - Чэнь Го посмотрела на него сочувственно, забыв о подзатыльнике, которым хотела наградить Е Сю. - На кухне еще булочки должны были остаться.
- Не откажусь, - Боюань кивнул, благодарно улыбнувшись. Совсем расслабился, Е Сю видел - по жестам, по движениям. И все равно Е Сю оказался не готов к тому, что Боюань снова запрокинет голову вверх, глядя на него, и повторит совсем тихо:
- Спасибо, бог Е. Не представляю, когда ты это успел.
- Будешь должен, - Е Сю выгнул бровь и закурил. Было бы неплохо проверить почту, но доставать телефон было лень. - И не надейся, что обойдешься кулонами.
- Мифриловыми? - Боюань улыбнулся и потер глаза. То ли темная комната на него так действовала, то ли тепло, но моргал он настолько сонно, что Е Сю на мгновение самому захотелось спать. Хотя мысль о предстоящих переговорах со “Снежными огнями” бодрила и будоражила любопытство.
- Ими самыми, - Е Сю не удержался от искушения. Протянул руку и потрепал Боюаня по волосам, запоминая ощущения от плотных, упрямых прядей челки, которые пружинили под пальцами. Чэнь Го решительно поднялась.
- Кофе, - объявила она. - Я принесу. А то от вас не дождешься гостеприимства.
- Вот, где прячется этот бесстыдный человек, совсем забывший про старого друга, - от двери в переговорную потянуло крепкими сигаретами. Е Сю иной раз готов был поспорить, что Вэй Чэнь нарочно выбирает самое термоядерное курево, которое стоило копейки. Просто потому, что это было привычной частью реальности. Вэй Чэнь вообще имел привычку выстраивать ее вокруг себя - мелочами, вроде одной и той же старой чашки из первого выпуска мерча “Славы”, одного и того же свитера, или вот обезьяны, которую он торжественно устраивал поверх покрывала на своей кровати каждое утро.
Боюань встрепенулся, разворачиваясь в сторону двери. Вэй Чэня он стеснялся, Е Сю это чувствовал. Самому Е Сю поворачиваться было лень.
- Я не прячусь, - отозвался он. - Это ты встал в полдень. Все уже трудятся в поте лица, и только один человек в гильдии “Счастья” все еще дрыхнет. Кстати, ты прихватил с собой ручку?
- Зачем? - Вэй Чэнь подошел ближе, с интересом глядя на монитор, на котором крутился зонт. - Привет.
- Сюй Боюань, Синий мост весеннего снега, великий эксперт “Синего ручья”, он же Лазурный поток, - Е Сю представил Боюаня и потянул блокнот у него из рук. Выдал Вэй Чэню, который теперь рассматривал Боюаня, вместе с ручкой.
- Рад знакомству, старший Вэй Чэнь, - Боюань наконец отмер, и улыбнулся. - Дадите мне автограф?
- Вот как надо ценить этого старшего, - Вэй Чэнь немедленно расплылся в ответной улыбке. - А чем это вы тут занимаетесь? Решил переодеть Мрачного Лорда и все-таки нажиться на мерче? Помнится, была у меня модификация для посоха…
Вэй Чэнь посмотрел на Мучэн и Чэнь Го, и затянулся. Е Сю спрятал улыбку, глядя, как он размашисто расписывается на блокнотном листе.
- Для Своксаара? - любопытно спросил Боюань.
- Нет, еще до него, - Вэй Чэнь протянул Боюаню блокнот обратно. - Посох с головой коня, например. И модификация, превращающая броню в корсет. На всех.
- Сейчас идентификаторы разные на женском и мужском, хотя все равно старые модификации работают. Но не все.
- Этот старший был расстроен, когда перестали работать рождественские модификации, - Вэй Чэнь листал работы Боюаня, и тот придвинулся к Е Сю ближе, давая Вэй Чэню место. - После подъема уровня.
- Которые на стартовые костюмы? - только сейчас Боюань опустил плечи. Увлекся и забыл, что говорит с бывшим капитаном. - Со снегом и свитерами с оленями?
- Ага, - Вэй Чэнь снова долистал до зонта, удовлетворенно кивнул. - Хорошо вышло.
- Я могу вам поправить идентификаторы, - Боюань улыбнулся. - Это просто, хотя я в костюмах не силен.
- Так это твое? - Вэй Чэнь заинтересованно посмотрел на Боюаня. - Какие разносторонние у “Синего дождя” эксперты…
- Сейчас он скажет, что это все - наследие этого старшего, засекай время, - Е Сю рассмеялся. - Торгуйся, малыш Поток, не стесняйся!
- Да я просто так поправлю, - ямочки на щеках Боюаня все-таки надо было законодательно запретить. Хотя бы к демонстрации за пределами квартиры Е Сю, потому что стоять снова было неудобно, а думать - откровенно тяжело.
Вэй Чэнь ушел за ноутбуком, Мучэн и Мо Фань спустились помочь Чэнь Го с кофе и булочками на всех, и как-то неожиданно для Е Сю они с Боюанем снова остались одни. Ненадолго, конечно. Но в комнате было тихо, только негромко гудел ноутбук на столе, на большом мониторе на стене бесшумно вращался зонт, рассыпая золотые искры. Е Сю чувствовал исходящее от Боюаня тепло и особенно сильно слышал собственное дыхание - неровное, сбивающееся с глубоких вдохов на резкие и быстрые, и обратно. Смотрел, как на щеку и висок Боюаня ложится свет, и слушал, как нарастает биение пульса в висках.
И даже посмеяться над собой не получалось, хотя, казалось бы, не мальчик уже - чтобы так крыло от того, что просто стоишь за спиной у кого-то важного, кого не получалось выкинуть из головы даже во время игры в “Славу”, даже на фоне самых интересных интриг.
Не получалось еще и потому, что, задумавшись, Е Сю не заметил, что Боюань снова отодвинулся назад, к нему. Оперся локтем на спинку стула и смотрел теперь, запрокинув голову, вверх.
Такого взгляда у Боюаня Е Сю еще не видел. То ли от полумрака в комнате, то ли еще почему - глаза Боюаня казались совсем темными под длинными ресницами. Он смотрел на Е Сю в упор, серьезно, безотрывно, и улыбался. От этой улыбки что-то сладко ныло под ребрами, жгло, подталкивая зарыться пальцами в лохматые пряди на затылке Боюаня, наклониться и поцеловать в губы, попробовать на вкус нижнюю, припухшую и блестящую от того, как Боюань покусывал ее в задумчивости. Е Сю уже знал, что если не дергать Боюаня, когда он рисует что-нибудь особенно сложное, то через пару часов его губы будут выглядеть напрочь зацелованными.
Такими, какими они будут с утра. Могут быть с утра. Е Сю бесшумно втянул в себя воздух, не в состоянии разорвать контакт взглядов. Боюань улыбнулся шире, машинально отвел с лица челку, и сунул руку в карман толстовки, натягивая ткань. Теперь ворот открывал еще и ключицы, и тонкий шнурок на шее - Е Сю немедленно стало любопытно, что на нем висит. Надо было как-то отвлечься. Повод был не хуже прочих.
- Что это у тебя, малыш Поток? - Е Сю протянул руку, касаясь пальцами шнурка. Боюань вздрогнул. Так сильно, что стул едва не отъехал от стола, всем собой - как будто от прикосновения Е Сю его ударил разряд статического электричества. Е Сю мог его понять. От касания к мягкой, теплой коже он поплыл сам, в голове стучало, жгло пальцы и хотелось сунуть ладонь глубже под толстовку, под край футболки, почувствовать еще раз, как грохочет у Боюаня пульс.
- Где?.. - Боюань моргнул, как будто выныривая из сна. Завозился, разворачиваясь к Е Сю боком вместе со стулом. Они столкнулись, и Боюань чуть не потерял равновесие. Е Сю вытянул руку, ловя спинку стула и удерживая на месте.
- На шее, - собственный голос казался сиплым и чужим.
- А… - Боюань вытянул шнурок из-под ткани, показывая Е Сю небольшую подвеску: потертый амулетик с символами удачи и счастья. - Это семейный амулет, бог Е. По нашей домашней традиции его берет тот, кто уезжает далеко и надолго. Он приносит удачу.
- И ты в это веришь? - Е Сю коснулся пальцами теплого от кожи Боюаня металла, провел по иероглифам.
- Немного, - Боюань пожал плечами. - Больше, чем в то, что если пустить в данж первым новичка, то дроп будет лучше. Кто вообще придумывает эти легенды?
- Смотря какие, - когда речь шла о “Славе”, было проще. Е Сю выпустил амулет и он повис поверх толстовки Боюаня. - Некоторые придумал я. Хотя вообще-то я шутил, но некоторые легковерные гильдейцы готовы все принять за чистую монету.
- Не буду говорить, что стыда у тебя нет ни капли, бог Е, - кажется, Боюань тоже выдохнул. - Просто заведу специальную табличку с этой надписью.
- С какой надписью? - Чэнь Го включила свет и Е Сю прикрыл глаза. А когда открыл, Боюань уже вскочил, чтобы помочь Чэнь Го донести до стола поднос с чашками и булочками.
- Например, “это бесстыдно”, - Е Сю отошел к окну, закуривая. Ему хотелось проветриться. Позволить прохладному воздуху прочистить мозги. Футболка липла к спине, идти было неудобно, а сигареты заканчивались.
- Мне тоже нужно, - Чэнь Го снова листала подборку скриншотов на ноутбуке Боюаня. - Например, табличка “курение в помещении строго запрещено”. Сразу со встроенным освежителем.
- Они же скажут, что написано неразборчиво. Бог Е, не хочешь? - Боюань взял чашки и подошел к окну, протягивая кофе Е Сю. Он выглядел уже не таким сонным, но тоже с явным удовольствием подставил лицо свежему ветру. Погода снаружи только ухудшилась. От этого парадоксально было уютно и хорошо - стоять, почти касаясь Боюаня боком, курить, вдыхать запах дождя, кофе и выпечки.
- Спасибо, - Е Сю глянул на закопавшегося в телефон Боюаня. - Все в порядке?
- Ага, - Боюань поднял взгляд, улыбнулся. - Старший Чунь спрашивает, как долетел и как дела.
- Похвастаешься автографом? - Е Сю задумался. Если министерство разрешит ему официально обзавестись помощником, договариваться придется с Лян Ичунем. И что-то подсказывало Е Сю - тот будет не в восторге от попыток забрать у него эксперта, даже если работа на сборную не будет отнимать у Боюаня все время.
- У него есть. На плакате и, - Боюань смотрел смешливо. - На фигурке. Если быть точным, на заднице фигурки. Вряд ли старшего Чуня можно удивить просто подписью в блокноте.
- Хотите посмотреть общую тренировку? - Мучэн появилась в дверях, вопросительно глянула на Е Сю с Боюанем.
- С удовольствием, старшая Су Мучэн, - свой кофе Боюань пил, как воду в жаркий день. И все равно тер глаза.
- Посмотрим и пойдем, - Е Сю докурил, прикрыл окно и тронул Боюаня за плечо. - Нас ждут переговоры, малыш Поток.
Судя по экрану телефона, на который Е Сю глянул по пути к игровой, кроме этого их ждала гора писем. Но еще час у них точно был.

Chapter Text

Министерство спорта было жадным, наглым и непредсказуемым. Куда более, чем боссы в “Славе”. Когда Е Сю был уверен, что у него есть железное обоснование для чего угодно, необходимого для сборной, тут же выяснялось, что - конечно же, да, но вот это нужно согласовать в пяти инстанциях и получить десяток разрешений, которые обрастали другими формами, справками и согласованиями, как гидра. За последние дни Е Сю полюбил читать, как с ними расправляется Боюань. Тот не гнушался аргументов вроде “лицо Китая на международной арене”, “психологический комфорт игроков”, от души давил на то, что лучший показатель - это победы, а для них нужны талантливые игроки, а не люди с идеальной репутацией с точки зрения правительства.
Боюань наклонил голову к ладони Е Сю на своем плече, вздохнул и улыбнулся.
- Я думал, как лучше сделать, если они предложат перейти в голос, - заметил Боюань, пока они шли в тренировочную. - Так и не придумал. Я могу печатать тебе перевод, но…
- Малыш Поток, - Е Сю усмехнулся. - Ты слишком много думаешь. Ты и будешь с ними разговаривать в таком случае.
- Я?
Боюань развернулся, растерянно глядя на Е Сю. Такие моменты Е Сю тоже любил: когда искреннее охуение в глазах Боюаня сменялось пониманием.
- Ну да, - Е Сю подтолкнул Боюаня в сторону двери тренировочной. - Будешь моим голосом. Так будет быстрее и проще, а что отвечать - я тебе напечатаю.
Вот вздоху Боюаня перевод точно не требовался: что возразить, он не нашел - и согласился. А Е Сю остановился за его спиной, глядя на мониторы игроков “Счастья”. Очень хотелось так и оставить руку между лопаток Боюаня, или обнять его за плечи. Казалось, что Боюань будет не против.
Мучэн подняла на Е Сю взгляд. Кивнула на стул рядом с собой, вопросительно и одновременно будто извиняясь. Половину лета они провели в спорах насчет трансферов, но в итоге вопрос оставался открытым.
Опустившись рядом с Мучэн, Е Сю заглянул в статистику тренировочной программы и задумался. Еще в Цюрихе они составили список потенциальных игроков “Счастья”, часть из которых Е Сю отсеял сразу. Зато добавил пару пунктов, сунув нос в тренировочный лагерь каждого клуба. Тем не менее, идеально подходящего кандидата не существовало - или Е Сю пока про него не знал. А “Счастью” требовались сразу двое: не для того, чтобы заменить Вэй Чэня или его самого, Е Сю считал это утопией. Для того, чтобы выстроить новую стратегию.
Судя по всему, до зимнего трансферного окна “Счастью” предстояло справляться в нынешнем составе. Е Сю не считал зазорным помогать своей - по-прежнему своей - команде тактиками и советами, тренировками и всем, чем мог. На что хватало времени и сил. Но сборная тоже их требовала. Иногда Е Сю, как когда-то в ранней юности, жалел, что не спать вообще невозможно.
- Парень, тебя-то я и ищу, - двинувшегося было к свободному рабочему месту с Боюаня перехватил Вэй Чэнь. Он появился в дверях и поманил Боюаня к себе. - Идем, расскажешь этому старшему про свои модификации, и про “Синий Ручей” заодно.
Боюань поймал взгляд Е Сю, улыбнулся и кивнул, разворачиваясь к Вэй Чэню.
- Пойдемте, капитан Вэй. С удовольствием.
Спустя сорок с лишним минут Е Сю чувствовал себя так, как будто время отмоталось к середине десятого сезона. Голова гудела от тактик, от идей и мыслей.
- Завтра приходите тоже, - Мучэн коснулась руки Е Сю, посмотрела на него: чуть устало, с той особенной, очень уютной, теплотой, которая согревала всегда. У Е Сю не было кровной сестры, его отношения с братом были неплохими, но Мучэн была ему ближе. И всегда будет.
- Придем, - Е Сю кивнул, прокручивая в голове мысли о снаряжении Танцующего дождя. - Отдохни, капитан Мучэн. Подпись потренируй, тебе их еще много ставить, а почерк у тебя по-прежнему так себе.
Смеялись они вдвоем. После того, как Мучэн метнула в Е Сю бумажную стрелу из оригами. Прихватив стрелу себе в качестве трофея, Е Сю пошел искать Боюаня. Где-то он уже видел такие стрелы, но где - вспомнить не удавалось. Сама Мучэн оригами не увлекалась точно.
В гильдейской было накурено так, что Е Сю даже не стал доставать сигареты. Хватило сделать пару вдохов, чтобы утолить никотиновый голод. Вместо этого он нашел в кармане телефон и бесшумно сделал пару кадров. Показывать их окружающим было нельзя, потому что это было слишком трогательно.
Вэй Чэнь и Боюань устроились за дальним компьютером у окна, прямо под вытяжкой. И тыкали в экран и клавиатуру с одинаковым азартом. Е Сю был уверен, что еще через пару часов Боюань бы забыл, что он говорит с легендарным первым капитаном “Синего дождя”, потому что уже сейчас он вежливо, но упорно с ним спорил.
Самым возмутительным было то, что предмет спора Е Сю не понимал до конца. Идентификаторы низкоуровневых предметов со стороны внутриигровой базы данных никогда его не интересовали и тем более Е Сю не смог бы сказать, при каком обновлении они сменились.
- Капитан Вэй, - Боюань упрямо сжал губы. - Давайте попробуем с новой группой? Если не получится, сделаем так, как вы предложили.
- То есть ты настаиваешь, что у этого старшего склероз, - Вэй Чэнь смотрел на Боюаня слегка насмешливо, но Е Сю, успевший пожить с Вэй Чэнем в одной комнате, знал, что это выражение лица означает, что Вэй Чэнь приятно удивлен.
- Нет, капитан, - Боюань поднял взгляд на Е Сю и разулыбался. Сердце трепыхнулось в груди, рухнуло куда-то в кеды, заколотилось в горле. Е Сю не мог вспомнить, чтобы ему кто-то вот так радовался. Так, как Боюань - кажется, самому факту существования Е Сю в этом мире.
- Вот пришел еще один бесстыдный человек, который мало того, что не может перейти улицу и заглянуть к старому другу чаще раза в месяц, так еще и собирается лишить меня возможности любоваться Арисаемой, покрытым фиолетовыми жабами, - Вэй Чэнь откинулся в кресле и закурил.
Боюань растерянно посмотрел на него, на экран, а потом сделал самое мудрое, что мог. Он придвинул к себе клавиатуру, принимаясь что-то быстро вбивать, иногда щурясь. Глаза у него были красные. Снова.
- Как будто ты не можешь взять у малыша Потока QQ и донимать его там, - Е Сю прислонился к краю стола, заглядывая в монитор. Там был открыт редактор модификаций и Боюань быстро правил значение за значением, проматывая строки вниз. В соседнем окне не наблюдалось никаких жаб. Зато была простая белая рубашка, на которую менялся доспех.
- Я уже, - Вэй Чэнь тоже глянул в экран и слегка отодвинулся, а потом протянул Боюаню потертую карту аккаунта. - Проверим? Это берсерк.
О чем бы они не спорили, Боюань оказался прав. Так что из гильдейской Е Сю и Боюаня провожало возмущенное ворчание Вэй Чэня. Боюань спрятал в карман толстовки тонкий пластиковый конверт.
- Что это у тебя? - Е Сю толкнул дверь, открывая зонт. Снаружи заметно потеплело, но дождь не прекратился. Воздух казался густым, а одежда моментально стала влажной, ощутимо потяжелела. Боюань вздохнул и потянул вниз молнию на вороте толстовки, шагнул под зонт к Е Сю. Толку в зонтике не было никакого - кроме того, что Боюань шел совсем рядом, касаясь руки Е Сю своей.
- Капитан Вэй попросил передать старшему Чуню, - Боюань скосил взгляд и улыбнулся. Помолчал пару секунд, а потом рассмеялся негромко, прижимаясь к Е Сю плечом. - В переводе.
Только сейчас Е Сю сообразил, что не дал Боюань попрощаться с остальными. Хотя в этом не было и особого смысла, если завтра они придут в “Счастье” снова.
- Бог Е, будешь чжимацю? - Боюань указывал в сторону уличного лотка под навесом. На вывеске красовался нарисованный попугай, а мелкие шарики из рисовой муки с начинкой Е Сю тоже любил. Особенно зимой, но и осенью было неплохо.
- Ага, - Е Сю развернулся и уткнулся в Боюаня. Он почему-то рассчитывал, что Боюань сделает шаг из-под зонта, а не ему навстречу. А Боюань смотрел на Е Сю серьезным взглядом, придерживая качнувшийся зонт чуть выше его пальцев.
Е Сю вдруг с удивительной отчетливостью осознал, что Боюань смотрит именно на него. Не хочет что-то сказать, не продолжает диалог или движение, не рассматривает достопримечательности. Скользит взглядом от виска до ворота толстовки, ниже.
Е Сю хотел бы знать, каким Боюань его видит. Обычно Е Сю не озадачивался внешним видом. Мог рухнуть спать поверх одеяла, в том, в чем ходил днем. Мог, если будили рано, забыть причесаться - легко. Он очень веселился, увидев профессиональную фотосессию “Счастья”, а потом - сборной, потому что найти что-то общее с собой после ретуши Е Сю не смог. Хотя, маме понравилось - и хорошо.
Но сейчас было интересно, что видит Боюань. И как он это оценивает.
- Малыш Поток? - Е Сю приподнял бровь. - Мы куда-нибудь идем или ты принимаешь сигналы из космоса?
- Видео не передает, - Боюань моргнул, и отвел взгляд, рассматривая теперь плечо Е Сю. - Ты был прав, бог Е.
- Я тоже больше, чем кажусь на видео? - Е Сю ухмыльнулся, добывая из кармана пачку, раз уж Боюань держал зонт.
- Нет. Гораздо красивее.
Это был нечестный ход. И оставить его без зонта - тоже. Боюань пошел в сторону лотка с чжимацю.
Пришлось догонять и закуривать на ходу.
- С арахисом, бобами или вишней, бог Е? - Боюань рассматривал уличные сладости с таким сосредоточенным видом, как будто они были выпавшими из босса редкими материалами. У него даже на шее виднелись пятна румянца. Е Сю остановился рядом, ныряя под зонт и выдыхая дым в сторону.
Сердце колотилось по-дурацки громко: видал в своей жизни Е Сю комплименты и повитиеватее, но только сейчас ему в голову пришла мысль, что взаимным может быть все.
- Любишь ты сладости, малыш Поток. Поправиться не боишься? - Е Сю легко потыкал Боюаня пальцем в бок. То, как выглядит Боюань без футболки, Е Сю смог бы легко воспроизвести по памяти. Но удержаться было сложно.
- Я хожу в зал, бог Е, - Боюань забрал у торговца два горячих свертка в промасленной бумаге и улыбнулся. В его тоне явственно читалось “в отличии от некоторых”, но он только показал Е Сю кончик языка. - И в бассейн иногда.
Е Сю моргнул, отгоняя вставшую перед глазами картинку Боюаня на каких-нибудь тренажерах.
- Руководство клуба расстаралось? - спросил он, забирая у Боюаня свою порцию. Тот кивнул, прижал зонт локтем и полез в сверток, замахал рукой.
- Черт, горячо. Да. Сперва в почти принудительном порядке.
- Леди-босс обещала что-то подобное. Я думал, старина Вэй будет против, а он чуть ли не в первых рядах рвался…
- Старший Чунь рассказывал, что капитан Вэй подавал эту идею, но тогда денег не было, - Боюань шел рядом, таскал из свертка горячие сладкие шарики. Губы у него блестели, и Е Сю хотелось, чтобы дорога к дому была бесконечной. Но они уже почти пришли.
“А теперь старина Вэй хочет поиграть подольше”, - озвучивать это Е Сю не стал. И так было очевидно, хотя для гильдейской работы уже не требовалось идеального физического состояния.
- Мы пришли, - когда Е Сю открыл дверь, Боюань вошел первым, стягивая обувь на ходу - наступая на задник, переступив с ноги на ногу. И посторонился, пропуская Е Сю.
- Ты попугаю? - Е Сю засмеялся. Прикрыл дверь и прислонился к ней. Потянулся за новой сигаретой, закурил, перебивая вкус чжимацю. Кондиционеры он включил, уходя, и теперь воздух внутри был чистым и прохладным, без примеси влаги.
- Ага, - Боюань стянул толстовку через голову, пытаясь удержать на вытянутой руке сверток со сладостями, выдернуть одну руку из рукава и не обляпать ничего. Е Сю сжалился и забрал у него чжимацю, подался обратно - и замер, когда прядь челки Боюаня скользнула по его щеке.
Время растянулось. Замерло, как во время сложного матча. Е Сю слышал, как близко-близко дышит Боюань, не торопясь отстраниться. Смотрел, как часто подрагивают у него ресницы, как изгибаются в мягкой растерянной улыбке губы. А потом Боюань прикрыл глаза и легонько боднул Е Сю лбом, прежде чем выровняться и выпутать из толстовки руки.
- Лень тебя когда-нибудь погубит, малыш Поток, - Е Сю прошел к компьютерам, по очереди шевельнув каждой из мышек. До встречи со “Снежными огнями” еще было немного времени: как раз на то, чтобы разобраться с почтой, просмотреть видео от Ханя и попробовать собрать мысли.
- Но так же быстрее, - Боюань ушел вымыть руки, а вернувшись, остановился рядом со своей сумкой. Присел перед ней, сунул внутрь конверт от Вэй Чэня, зашуршал чем-то. Е Сю прикусил кончик языка, чтобы не предложить свободную полку в шкафу - на два дня разбирать вещи не было смысла.
- Бог Е? - Боюань держал в руках черный свитер с высоким горлом и широкими манжетами на рукавах. - Это тебе.
Только сейчас Е Сю вспомнил про обещанный сюрприз. Кажется, Боюань тоже. Е Сю расстегнул толстовку, оставляя ее на спинке кресла, и забрал у Боюаня пахнущий какой-то сладкой отдушкой свитер. На спине у него оказался вышитый золотым логотип “Славы”.
Тяжелый теплый свитер был впору. Е Сю повел плечами, ощущая, как тот касается кожи рук, шеи. Ощущения были непривычные, но скорее приятные.
- Спасибо, - Е Сю аккуратно сложил свитер и посмотрел на Боюаня. Поток воздуха от кондиционера холодил спину, с балкона доносился шорох - попугай ворочался в клетке, терзал яблоко, которое получил утром, звякал поилкой. Снаружи ездили машины, шумели люди. А между ними словно лежало силовое поле, реагирующее на каждый вздох, движение, даже мысль.
- Надеюсь, зима не будет холодной. Но если что, ты будешь знать, что с этим делать, бог Е, - Боюань заулыбался снова, потер глаза. - Сделаю еще кофе и проверю почту. Лучше отвечать на письма министерства к их обеду, тогда им потом лень.
- Это подождет, - на Е Сю вдруг накатила жадность. Слишком мало было времени, жалко было тратить его на рабочую переписку. - Делай кофе и пошли, посмотрим, что говорят в общем чате.
- Но, бог Е, - Боюань явно собирался возражать. Уже нахмурился, но Е Сю был быстрее.
- У тебя выходной, малыш Поток. Если в “Синем дожде” об этом не рассказывают, то он - для того, чтобы отдыхать. Делать то, что нравится. Но от кофе я не откажусь, у тебя он вкуснее получается.
- Если не лениться достать фильтр-пакеты вместо того, чтобы засыпать его прямо в чашку, будет действительно вкуснее, - Боюань рассмеялся, собрал у компьютеров все чашки, и ушел на кухню. Е Сю провел пальцами по сложенному свитеру, ощущая рельеф вязки, плотную мягкую нить. Он сам не выбрал бы подарок лучше: удовольствие от касания к ткани было таким сильным, что Е Сю зябко повел плечами, пережидая волну дрожи. Спрятав свитер в шкаф, Е Сю вздохнул и пошел вытряхивать пепельницу. Он не раз уже обещал себе купить другую, закрытую и объемнее, но это тут же забывалось.
Когда Боюань вернулся с кофе, Е Сю уже смотрел разбор боя с Ледяным молотом. Хань был лаконичен: скупые иероглифы и четкие стрелки. Иногда экран делился надвое и во второй части появлялись отрывки из матчей “Тирании”.
“Хорошая идея. Плохой тайминг”.
“Лишние спецэффекты”.
“Для группового этапа”.
“Рискованно. Хорошо”.
“При другом раскладе”.
“Выдохся”.
Боюань поставил рядом чашку, остановился, тоже глядя в экран, на котором в финальных “титрах”-резюме светилось: “Хороший игрок: хитрый, любопытный, без стереотипов. Есть потенциал”.
Е Сю запрокинул голову и Боюань ему улыбнулся.
- Готовишься?
- Вроде того, - было привычно, как будто Боюань жил с ним рядом не первую неделю или даже месяц. Мало с кем Е Сю сходился так легко. Боюаня сложно было назвать спокойным или уравновешенным, но он был цельным. Во время их ночных разговоров Е Сю не раз замечал, как легко Боюань говорит о своих эмоциях, не скрывая их и не пытаясь обманываться сам. И эти чистые, яркие реакции расслабляли. Можно было не гадать, не искать второй смысл, не беспокоиться о том, правильные ли выбрал слова. Если Е Сю наглел, Боюань никогда не стеснялся послать его нахер.
Или поддержать, когда было нужно: с ним легче было озвучивать - вслух, или для себя, - то, что обычно оставалось за скобками.
- Он ведь не в сборной, - заметил Боюань.
- Не хочу отпускать его в отставку. Его, Линя, Цзялэ, Чжэпина… - Е Сю так и смотрел вверх, на Боюаня, который опирался на спинку кресла. Пахло кофе. - С кем я играть буду, если они свалят? Возраст не причина, если нет матча каждую субботу, так что отмазка не считается.
- Вряд ли кто-нибудь из богов не будет играть в “Славу” после того, как уйдет с про-сцены, - Боюань склонился ближе.
- Если они собираются отдохнуть, это у них не получится, - Е Сю ухмыльнулся. - Они нужны сборной.
- Это очень редкие боссы, бог Е, - Боюань смотрел в ответ, не отводил глаза, и Е Сю застревал в этом взгляде, в тепле и легкой неуверенности, и грелся, впитывая каждую секунду. - Но раз они тебе нужны, они у тебя будут.
Кто тут был самым редким боссом, Е Сю бы еще поспорил. Он поднял руку, легонько потянув Боюаня за снова выбившуюся из челки прядь.
- Прямо сейчас мне нужен мой переводчик.
В мировом чате охота на Шаана успела обрасти легендами. Там трепались, перемывая кости всем крупным гильдиям, а заодно “соседям” с других локализаций, обсуждали ивенты, про-игроков, задавали дурацкие и не очень вопросы.
- Бог Е, - Боюань переводил выборочно, как и гильдейский чат, в котором собирались в данж. - Мы пойдем?
- Пошли. Заодно голос проверим, - Е Сю принял приглашение в группу. Снежная молния пока был оффлайн, а данж был несложным.
Управление группой перекинули на Боюаня. Е Сю пару мгновений прикидывал, почему он отмалчивается, а потом картинка сложилась. Можно было расслабиться и просто играть. А заодно - присматриваться к игрокам гильдии, хотя в целом “Снежные огни” Е Сю нравились: у них были теплые отношения между собой и так же искренне здесь принимали новичков.
“Кстати, бог Е, - сообщение от Боюаня всплыло в QQ, пока группа разбиралась со нажитым в ходе прохождения. - Как тебя будут звать?”
Е Сю потянулся за сигаретами. Задумчиво посмотрел, направляя своего боевого мага ко входу в следующий данж, стянул наушники на шею и заблокировал микрофон. Увы, и Е Цю, и его собственное имя находились без труда не только в китайских материалах про “Славу”. Боюань скидывал Е Сю переводы его старых гайдов и на английский, но и на другие языки.
- Лань Хэ? - Е Сю весело глянул на Боюаня. - Звучит отлично.
- Мне тоже нравится, бог Е, - Боюань не отводил взгляд от экрана, но плечи у него подрагивали от сдерживаемого смеха, а скулы очертились четче - как всегда, когда он пытался спрятать улыбку и не получалось. - Какой же ты наглый!
Данжи и перерывы между ними, как разноцветные бусины, собирались в ожерелье из часов и минут. По большей части они оба молчали. Эта тишина, прерываемая только комментариями попугая, короткими смешками и командами, была уютной.
“Через десять минут, готов?” - Снежная молния написал Е Сю в приват в тот момент, когда группа вышла из очередного подземелья и Боюань потягивался всем телом, хрустя пальцами и закидывая руки за голову. Е Сю засмотрелся.
“Да”, - он кивнул Боюаню на экран, а потом на свое кресло, поднимаясь.
Боюань встрепенулся. Прикусил губу и кивнул, глянув на Е Сю в ответ. Нервное напряжение расходилось от него почти зримо. Е Сю опустил ладонь Боюаню на плечо, сжал пальцы, ощущая, как сквозь ткань футболки жарит кожа и часто отдается пульс.
- Расслабься, малыш Поток, - Е Сю усмехнулся. - А то я сейчас предложу тебе закурить. Неужели ты менее бесстыден, чем ваш первый капитан? Получай удовольствие.
- Ни разу не переводил с голоса синхронно, - Боюань только нахмурился сильнее. А потом вздохнул и подался к ладони Е Сю, подставляя плечо. - Выключишь кондиционер? Холодно.
По меркам Е Сю в комнате было вполне нормально, но спорить он не стал. Просто выключил кондиционер и открыл окна на балконе. Оттуда моментально потянуло влажным жаром. Е Сю почему-то вспомнилось, как первое время отчаянно мерзла перед важными матчами Мучэн, и как перед финалом на международном чемпионате зябко поводил плечами Шицинь.
Вопреки обещаниям, разговаривать с Е Сю пришли всего двое: Стальной Иней, оказавшийся капитаном “Снежных огней” и Снежная молния, который был одним из совладельцев клуба, как и несколько членов команды.
- В прошлом сезоне мы заняли второе место. В этом мы хотим кубок. Нам нужен боевой маг и опытный игрок, - Боюань стремительно набирал перевод в QQ. После обмена приветственными репликами он слегка расслабился. Говорил Боюань чисто и мягко, с непривычными интонациями. Звучало красиво. Только на виске у Боюаня быстро билась жилка.
- У вас есть аккаунт?
- Да. Мы ищем игрока на него. Ты не в Швейцарии? Сможешь переехать в ближайшее время?
- До зимнего трансфера - вряд ли, - Е Сю выбил из пачки очередную сигарету. Оставалось еще две, на разговор должно было хватить. Боюань вскинул на него взгляд и Е Сю улыбнулся. - С летним вы уже не успели.
- А ты наглый.
- Зато я профессиональный игрок. Но я готов тренироваться с командой уже сейчас и даже без божественного аккаунта, - собственные реплики, когда их озвучивал Боюань, все-таки звучали непривычно. Иногда мягче, а иногда и резче, там, где сам Е Сю усмехался и совершал обманные маневры, Боюань зачастую пер напролом. Восемнадцать раз подряд, до достижения результата.
- Ты уже брал кубок?
- Да.
- Хорошо. Контракт у нас стандартный. Вышлю тебе на почту, чтобы ты мог отправить его своему юристу.
Вот это было непривычно. Е Сю затянулся: переговоры напоминали о том, что это другая локализация, куда больше, чем разница во времени и языковой барьер.
“Какой нелюбопытный”, - написал Е Сю Боюаню. Тот открыл было рот, и закрыл, глянул на Е Сю, хмурясь. Чуть не озвучил это вслух.
- Поговорим об оплате?
- Сто тысяч евро, - как у Боюаня округляются глаза, и по губам читается “да ты охуел, бог Е!”, Е Сю готов был смотреть бесконечно.
- Шестьдесят.
- Я могу предложить свою кандидатуру “Океану”.
- По двадцать тысяч за каждый кубок, который ты получил.
Е Сю всерьез задумался, считать ли кубок сборной на международном чемпионате. Боюань, похоже, тоже посчитал в уме и беззвучно засмеялся, прикрывая микрофон.
- Нехорошо быть настолько жадными. Девяносто.
- С учетом налогов.
Боюань, допечатав, быстро коснулся ладони Е Сю кончиками пальцев, замотал головой. Сдул челку с лица. Е Сю развернул ладонь, сжал пальцы Боюаня, мол - понял.
- Восемьдесят пять.
- На два года.
- Но это же получается почти сто тридцать тысяч евро!
- Но тебе нужен кубок.
- Сто, но за три года.
- Надо было сразу соглашаться, - Е Сю сделал глоток остывшего кофе, щелкнул настольной лампой. Сгущались сумерки, с балкона тянуло сыростью и теплом, а они с Боюанем сидели в круге бледного желтого света.
- Значит, договорились. Завтра обсудим детали и я добавлю тебя в наш чат. До встречи.
Пока Боюань прощался, Е Сю рассматривал своеобразный “лог” переговоров в QQ. И думал - на фоне, - о том, что ладони все еще тепло от пальцев Боюаня.
- Умираю, хочу есть, - Боюань опустил наушники на стол и сполз в кресле, упираясь коленями в Е Сю. Зевнул, закрываясь локтем, и потряс головой. - Пошли на кухню, бог без стыда и совести?

Chapter Text

На кухне Боюань устроился на подоконнике. Открыл окно и прислонился к раме спиной, вздохнул. За его спиной мягко колыхалась ночь, подсвеченная фонарями, из окна плыл запах воды и едва ощутимый отзвук осени - самых первых, еще не опавших листьев, легкой горчинки в ночной прохладе. Е Сю поставил на место стул, который они забирали в комнату днем, и посмотрел на Боюаня.
Нужно было обдумать разговор со “Снежными огнями” и прикинуть дальнейшие планы, проверить почту, поговорить с Синьцзе, Вэньчжоу и Шицинем. Написать Ханю и старине Линю. Вот только сейчас все это отодвигалось. Не на второй план, но на шаг. Которого было бы достаточно, чтобы встать рядом с Боюанем, провести пальцами по щеке вверх, до виска, зарыться в длинную челку. Поцеловать. Е Сю представил себе это так ярко, что перехватило дыхание.
А потом полез в холодильник за поздним ужином на двоих.
- О… спасибо, бог Е, - Боюань моргнул и улыбнулся. И негромко пожаловался. - Я почему-то устал. А еще, знаешь, этот их капитан - он хитрый.
Е Сю вопросительно приподнял бровь, щелкнул чайником.
- Интонации, - Боюань помахал в воздухе ладонью. - Очень тяжело воспринимать, такой акцент, что уши болят, но интонации продуманного и хитрого человека.
- Малыш Поток, бесхитростных капитанов не бывает, - Е Сю поставил перед Боюанем чашку с горячей водой. Включил микроволновку, сунув в нее картонные коробки с лапшой и курицей, а потом остановился рядом с подоконником, почти вплотную к Боюаню, и закурил. Ему тоже нужно было выдохнуть. Под взглядом Боюаня - особенно сильно, потому что - Е Сю, как в данже, выхватывал каждую мелочь, - Боюань волновался, когда Е Сю оказывался рядом. И придвигался поближе, почти незаметно.
- Когда тебе заказывают модификации, что ты спрашиваешь у заказчика? Вряд ли ты так приветствуешь всех, кто тебе пишет. Это со старым богом Е можно обращаться, как захочется…
Боюань засмеялся, расслабляясь на глазах. Этого Е Сю и добивался.
- Спрашиваю, есть ли референсы, примеры того, что человек хочет. Или просто прошу картинки, которые передают настроение, цветовую гамму. Иногда приходят со всякими, - Боюань фыркнул, - Вещами, которые я не рисую. Но в основном все знают, чего хотят. Может быть, не могут объяснить, но если чуть-чуть помочь, то все становится просто.
- Мне понравились пистолеты с шестеренками. Долго вспоминал, откуда ты взял металл и детали для них, даже сходил в тот данж, проверил, - Е Сю затягивался, глядя, как дым улетает в окно, и как Боюань пьет воду и греет об чашку руки с длинными, правильной лепки пальцами.
- Хочешь, покажу те, которые никуда не выкладывал? Иногда просят, потому что это сюрприз, подарок, - Боюань протянул руку, передвигая пепельницу поближе к Е Сю. - Только ноутбук возьму. И попугая покормлю заодно, а то мы про него забыли.
- Чертова птица при тебе демонстрирует манеры, малыш Поток, - Е Сю поднял глаза и столкнулся с Боюанем взглядом. Они действительно были совсем близко, и от предвкушения, томительного, забытого, слегка кружилась голова. Как будто все это начало осени, и разговоры, каждая минута - были обещанием чего-то огромного, чего в жизни Е Сю за тридцать лет еще не случилось. Какого-то нового, особого патча с повышением уровня до ста.
Боюань смотрел и смотрел, кажется, даже дыхание затаил, потому что Е Сю не слышал его вдохов. Его ладонь почти касалась ладони Е Сю на краю подоконника, так близко, что удержаться было невозможно. Е Сю сдвинул ладонь совсем чуть-чуть. Этого было достаточно, чтобы коснуться руки Боюаня, почувствовать под пальцами теплую кожу, запомнить, как Боюань вздрагивает.
От того, как у Боюаня расширились зрачки - в одно мгновение, затапливая радужку чернотой, и как стремительно он вспыхнул румянцем, Е Сю окатило огнем. Стоять стало тяжело, в паху потянуло, член уперся в ширинку джинсов.
- Ноутбук, - с голосом Боюань не совладал. - Сейчас приду.
С подоконника он слезал неловко. Микроволновка пискнула, и Е Сю отодвинулся, давая Боюаню пройти.
- Ага.
Е Сю залез в холодильник, нашаривая на боковой полке бутылку с ледяным чаем. Слишком сладко, но внутри все горело так, что он бы не отказался посидеть в холодильнике сам.
Боюань разговаривал с попугаем. Е Сю слышал шелест зерен корма, интонации Боюаня - мягкие, текучие, чуть хрипловатый голос. И его сносило этим голосом так, что впору было позавидовать то ли чертовой птице, то ли - самому себе.
Через полчаса они сидели на полу кухни вдвоем, с ноутбуком и полупустыми коробками с лапшой, пепельницей, чашками и Е Сю никак не мог понять, почему они не переберутся в комнату. Но и так было хорошо.
- Это что? - Е Сю распечатал новый блок сигарет, достал пачку, глядя в экран.
- А… - Боюань зевнул и попытался пролистать дальше, но Е Сю не дал. - Это так, наброски.
- Оригами? - сегодня Е Сю уже видел что-то подобное. Сюрикены на экране казались сложенными из бумаги затейливыми цветами, но вместе с тем в них угадывалось опасное оружие.
- Ага, но так и не закончили. Заказчик куда-то делся, хотя до этого быстро отвечал. Так тоже бывает… Я ему еще делал сюрикены с черными перьями. Не представляю, как он их держал, меня бы отвлекал внешний вид.
Боюань вздохнул. Он рассказывал все тише, делая длинные паузы, пока Е Сю листал галерею дальше, рассматривая тяжелый простой меч с зазубринами на лезвии, который уже видел на вейбо, и посох, похожий на конфету.
Когда щеки коснулись мягкие пряди, Е Сю замер с рукой на отлете. Столбик пепла сам упал вниз. Боюань тихо-тихо, ровно дышал, опустив голову Е Сю на плечо. Спал, прижавшись щекой, уронив руку на бедро Е Сю, и - Е Сю чуть повернулся, - устало улыбался во сне.
Место для сна, конечно, было не лучшим. По полу тянуло, Е Сю спиной чувствовал гуляющий легкий ветерок, который шел с балкона в комнате в окно на кухне, утягивая за собой дым.
Он отставил в сторону ноутбук, аккуратно затушил сигарету. И повернул голову. Боюань улыбался во сне и от этой улыбки было так хорошо, что почти больно. Потому что вот так Боюань улыбался ему. Тепло, открыто, спокойно и - настолько радостно, что Е Сю никак не мог до конца осознать, что Боюань радуется ему.
Боюань вздохнул, и Е Сю осторожно коснулся губами торчащей пряди челки. От волос Боюаня пахло сладким шампунем и его собственными сигаретами. Е Сю поднял руку, проводя пальцами по теплому виску, по щеке, ощущая гладкость и мягкость кожи, легкую шероховатость на скуле. Боюань чуть повернулся, ткнувшись губами в ладонь Е Сю, выдохнул тепло и сонно.
Было жарко. По руке вверх текла горячая дрожь, отзываясь во всем теле. Е Сю глотал уже ощутимо прохладный ночной воздух, чувствуя, как жар катится по спине, как тянет ноги, какими тесными и неудобными становятся джинсы. И гладил Боюаня по губам, самыми кончиками пальцев, обводя, запоминая форму на ощупь.
Боюань сонно, глубоко вздохнул и сел ровно, только потом открывая глаза. Это было слишком трогательно, настолько, что Е Сю невольно заулыбался. И задумался, прокручивая в голове мысль, которую нельзя было забыть. Боюань вызывал у него эмоции. Далеко не всегда только хорошие - иногда молчаливое упрямство Боюаня заставляло Е Сю исходить на сарказм на тонкой грани с настоящей злостью. Но все они были невероятно яркими, охватывающими весь спектр. Никогда раньше Е Сю не понимал всех этих избитых романтических фраз про “целый мир”, но сейчас этот мир сидел рядом с ним и щурился, пытаясь проснуться и сосредоточиться. А пальцы все еще жгло.
- Малыш Поток, - позвал Е Сю, привлекая внимание Боюаня. - Пошли ложиться?
- Жалко, - Боюань зажмурился, распахнул глаза снова. На щеке осталась ресница. - Так быстро день прошел.
Сложно было не согласиться. День казался почти бесконечным, но сейчас он стремительно подходил к концу - и оставался всего-то еще один.
- Оставайся, - Е Сю усмехнулся, поднимаясь на ноги и подбирая ноутбук. - У Чэнь будет счастлив, например.
Боюань посмотрел на него снизу вверх и следующая фраза встала у Е Сю в горле. Он ждал, что Боюань скажет - нет, не могу. “Синий дождь”, родная гильдия. Причин было много, все они были понятны. Вместо этого Боюань улыбнулся. Молча, задумчиво, как будто всерьез обдумывая предложение Е Сю.
А потом все-таки поднялся, потряс головой, и Е Сю накрыло мыслью о том, как легко было бы сейчас отложить ноутбук, сделать еще полшага и прижать Боюаня к холодильнику спиной, запустить пальцы во встрепанные теплые пряди, провести от висков к затылку.
Ноутбук Е Сю отложил. Проводил взглядом Боюаня, который неуверенно улыбнулся снова и ушел в комнату. Взял со стола сигареты, глядя, как ветер за окном раскачивает ветви, как тень от листьев ложится на оконное стекло, постоянно двигаясь. Зажав в зубах сигарету, Е Сю постоял немного, погасил свет и пошел следом за Боюанем.
- Ты первый, - Е Сю не мог отделаться от фантомного ощущения прикосновения к мягким губам, которое осталось на кончиках пальцев. Кивнул Боюаню в сторону ванной комнаты. - Я пока все выключу.
- Хорошо, бог Е, - Боюань включил мобильный заряжаться. У стола, не возле кровати, хотя там тоже была розетка, и Е Сю подумал, что это означает - Боюань не будет ставить будильник. Потому что мелодия звонка у Боюаня стояла настолько зверская, что невозможно было терпеть ее дольше, чем три секунды, нужные, чтобы сунуть руку под подушку и отключить звук. И еще о том, что нужно накрыть попугая, иначе чертова птица проснется с первыми лучами солнца и начнет орать.
А еще Е Сю вдруг подумал о том, что в эту ночь Боюань ему, наверное, не приснится.
- Ты тоже спишь, бог Е, - Боюань стоял рядом, так, что Е Сю ничто не мешало протянуть руку и коснуться нагретой от кожи подвески на его шее. И смотреть жадно, как Боюань медленно краснеет, даже по внутренней стороне рук, не только щеками и ушами, и лбом.
- Привык с тобой ложиться.
Расстелив постель, Е Сю понял, что не соврал. Он действительно привык ложиться с Боюанем, даже несмотря на то, что обычно шум воды оставался “за кадром”, а сам Боюань - на экране ноутбука. От понимания, что вот сейчас они лягут под одно одеяло, пришлось выйти на балкон, перекурить эту новость еще раз.
Насыпав попугаю корма от души, Е Сю стряхнул с ладони шелуху и осторожно погладил спящую птицу по пружинящему гладкому крылу, прежде чем накрыть клетку покрывалом. Прислонился к перилам, глядя, как внизу в лужах отражается свет фонарей, как стекаются к ночным торговцам полуночники, вроде них с Боюанем. Как гаснет витрина магазина напротив. Е Сю не смог бы без напряжения вспомнить, когда он последний раз ночевал с кем-то в одной постели, но дело было даже не в этом.
Он вдруг обнаружил, что Боюань уже занял в его жизни гораздо большее место, чем Е Сю предполагал. С разговорами по вечерам, перепиской в рабочей почте, ямочками на щеках и привычкой хрустеть мелкими сладостями, сонным дыханием за много километров от Е Сю, переводами и рассказами, снами.
Про сны Е Сю вообще не готов был думать. Реальность сейчас была еще ярче, в стократ, как будто он пересел со старого компьютера на что-то супер-новое и навороченное.
- Бог Е, я всё, - Боюань сел на край кровати, глядя на Е Сю из-под ресниц сонно и расслабленно. Зевнул и зарылся под одеяло, подтягивая под себя ноги. Один только его вид накрывал одновременно возбуждением и умиротворенным теплом.
Еще никогда в жизни Е Сю не мылся так быстро. Вернувшись в комнату, он смахнул с шеи капли воды, постоял на пороге, а потом решительно хлопнул ладонью по выключателю, прежде чем подойти к кровати. И все равно оказался не готов к тому, что как только он опустится рядом с Боюанем, тот пододвинется вплотную, с долгим вздохом накрывая Е Сю одеялом.
- Мокрый весь, - пробормотал Боюань, сползая пониже и почти утыкаясь лбом в плечо Е Сю. Его дыхание касалось руки, согревало, заставляло вздрагивать.
- Жарко же. И я вытирался, между прочим, - Е Сю развернулся, устраиваясь удобнее. Было сложно. Боюань вздохнул, завозился. А потом накрыл ладонь Е Сю своей и замер. Плечи у него вздрогнули и он расслабился весь, задышал тихо и ровно. Е Сю не первый раз видел, как Боюань засыпает - но впервые так близко, не на экране ноутбука, а здесь, с ним. Слишком рядом, чтобы возбуждение не окатывало жаром волна за волной, расходясь от ладони, которую забрал себе Боюань.
Хотелось подрочить. Еще хотелось - обнять Боюаня, запустить пальцы в волосы, провести по шее, по затылку вверх. Прижать к себе, преодолеть те несколько сантиметров пространства под одеялом, которые их разделяли. Поцеловать - сонного, теплого, запустить руку под футболку на спине, погладить кожу. С этой мыслью Е Сю соскользнул в сон.
Что ему снилось, вспомнить не получилось. Потому что первый раз он проснулся посреди ночи. В комнате стояла темнота, нарушаемая только дыханием и шелестом ветра снаружи, за балконными окнами. Было жарко. Е Сю проморгался и приподнял голову. В одеяло был укутан только он. Боюань спал поперек кровати, разбросав руки и ноги, положив голову Е Сю на живот и сжимая его ладонь в своей. Рука заметно затекла. Е Сю пошевелился, стараясь не разбудить Боюаня, но тот вздохнул, стоило только Е Сю потянуть ладонь к себе, и сдвинул пальцы выше, на запястье.
Глаза привыкли к темноте. Е Сю сонно рассматривал Боюаня: сам он привык спать на краю кровати, вытянувшись или свернувшись вокруг ноутбука, а вот Боюань ухитрился развернуться поперек и занять всю свободную площадь. Как Боюань его укутывал, Е Сю не почувствовал.
Он осторожно поднял руку и коснулся темных мягких прядей. Тяжесть головы Боюаня на животе была уютной. Как будто Боюань всегда так спал и Е Сю по утрам подкалывал его за манеру захватывать себе всю кровать. Надо было не забыть так и сделать. А пока Е Сю медленно пропускал по ладони прядь за прядью, чувствуя, как они скользят по пальцам. Боюаню что-то снилось: глаза двигались под веками, ресницы подрагивали. Он шевельнулся, повернул голову. Опустил ногу, которой во сне упирался в матрас, и стало видно, как натягивает тонкую ткань трусов член.
В “ночных” данжах все выглядело иначе. Сейчас Е Сю даже прищуриваться не приходилось, чтобы рассмотреть белый логотип на синей, почти черной ткани трусов, и след от простыни на бедре Боюаня, и мелкие крапинки веснушек на животе под задравшейся футболкой - на кой черт она ему вообще была нужна в такую жару?
Взгляд то и дело возвращался к круглому колену с царапиной на нем, скользил по бедру вверх, снова застревал на обрисованном тканью члене. Вот ладони у них одинаковые, а член у Боюаня был явно крупнее.
Е Сю сглотнул и потянулся за сигаретами. Одна пачка всегда валялась у него под кроватью или под подушкой - иногда, когда Е Сю сильно выматывался, ему снились дурацкие бесконечные кошмары, и перекурить сон всегда помогало. А сейчас просто нужно было сделать что-то с тем, как встал у него самого, и как хотелось то ли разбудить Боюаня, подтолкнуть его, сонного и теплого, вниз, вот так же сжимая пряди в пальцах. То ли дотянуться и провести пальцами по члену Боюаня сквозь трусы, проверить, достаточно ли хороший контроль рук, чтобы Боюань проснулся далеко не сразу - и потом посмотреть ему в глаза.
Дым в темноте всегда завораживал Е Сю. Белые завитки поднимались вверх, растворялись, становясь прозрачными. Привычная реальность подменялась чем-то иным, более чувственным, плотским и одновременно полным перехлестывающих через край эмоций. И вот сейчас, в темноте, посреди ночи, Е Сю понял вдруг, что он счастлив.
Каким бы ни был следующий день, неделя, месяц. Год. Здесь и сейчас острое счастье пронизывало его, и все было так, как нужно.
Ночь и ровное дыхание Боюаня, тепло, расходящееся от его пальцев по запястью, все это убаюкивало, погружало обратно в дрёму. Вместо мыслей в голове крутились образы: лисы, разбегающиеся от зонта, золотые искры, бьющиеся на ветру алые ленты и играющие в снегу линьюй. Е Сю подумал, что на одном из оружий хорошо бы смотрелся Ин-Лун, дракон с южного склона холма Сюнли. Кажется, именно этот дракон и снился ему до утра.
В следующий раз Е Сю проснулся от того, как изменился ритм вдохов и выдохов, щекочущих шею. Он лежал на самом краю кровати, на боку, лицом к компьютерам. Иногда Е Сю не выключал их на ночь - когда хотелось, чтобы ровный уютный гул наполнял комнату. Но сейчас лишние звуки были не нужны: за окнами тихо-тихо шелестел дождь, вступало в свои права утро, а Боюань обнимал Е Сю за талию под одеялом, просунув вторую руку ему под шею и негромко дышал, тоже просыпаясь.
- Еще чуть-чуть поспим, бог Е? - пробормотал Боюань, прижимаясь сам и обнимая Е Сю крепче, скользнув ладонью по животу поверх футболки. Е Сю кивнул и подался назад, вжался спиной в Боюаня. И закрыл глаза, выключаясь с такой скоростью и удовольствием, что голова кружилась.
Сейчас сон был неглубоким. Просто теплая, темная волна, накатывающая раз за разом, то утягивающая глубже, то выталкивающая на поверхность. Они просыпались одновременно, прижимаясь друг к другу, засыпали. Е Сю развернулся в руках Боюаня, ощущая, как тот долго, сонно выдыхает, откидываясь на спину и устраивая Е Сю на своем плече.
Сердце Боюаня глубоко и ровно билось у Е Сю под ладонью. Ощущения разворачивались медленно, возвращая Е Сю в реальность не рывком, как обычно, а постепенно. Было непривычно и одновременно - очень комфортно от того, каким был Боюань. От тепла кожи сквозь тонкую ткань мятой футболки. От мерно вздымающейся груди, гладкого горячего плеча под щекой, дыхания, касающегося лба и виска.
В полусне Е Сю закинул на Боюаня ногу, и теперь ощущал кожей, кажется, каждый волосок. А животом - ткань трусов на боку, и как его собственный член упирается Боюаню в бедро.
И как Боюань медленно гладит его по плечу, по коже у самого ворота съехавшей на одну сторону футболки - подушечками пальцев, невесомо, - Е Сю чувствовал тоже. Обычно хорошее, чувство времени сейчас изменило Е Сю, позволило погрузиться в медитативное тепло, в ворох ощущений, в теплое возбуждение и уют, в ритмичные прикосновения Боюаня, их общий ритм дыхания, постукивание капель дождя снаружи. Шевелиться не хотелось даже ради того, чтобы покурить.
Прошло несколько очень долгих минут прежде, чем Боюань потянулся всем телом, закидывая руки за голову и со сладким вздохом приподнимая Е Сю на себе. Этого движения хватило, чтобы Е Сю как в кипящую карамель окунуло, когда давление на член усилилось. Боюань прерывисто выдохнул, поджал ногу, сгибая в колене, потом разогнул снова. Е Сю дышал. Под веками плыли белые блики. Вздрагивающий, потягивающийся Боюань, тепло его ладони, когда Боюань опустил руку обратно между лопаток Е Сю - все это будоражило так, что остатки сна слетели в одно мгновение.
- Доброе утро, бог Е, - голос у Боюаня был хриплый. Довольный, улыбающийся, интонации мягко перетекали, кружили голову. Е Сю поднял взгляд и обнаружил, что Боюань, тоже уже проснувшись полностью, смотрит на него из-под ресниц.
И не спешит ни убирать руки, ни отодвигаться. Скулы у Боюаня горели пятнами яркого румянца, кончики ушей полыхали красным, но взгляд при этом был спокойным и счастливым, открытым.
- Доброе утро, малыш Поток. Ты перепутал меня с плюшевым медведем? - Е Сю повел плечами, подставляя спину под пальцы Боюаня. Хотелось растечься по кровати и закрыть глаза от удовольствия, покалывающего кожу сквозь ткань.
- Ты теплее, - на щеках Боюаня снова появились ямочки. Эта улыбка била прямо под дых, особенно сейчас. Нет, неправда - всегда. Когда Боюань смотрел так лукаво и весело, Е Сю неожиданно для себя не мог сосредоточиться ни на чем.
Ни на “Снежных огнях”, с которыми сегодня нужно было поговорить и что-то решить, начать тренировки хотя бы. Ни на ответе отца на его письмо, который Е Сю даже не прочитал. Ни на переписке с министерством по его итогам. Ни даже на других локализациях, стратегиях, тактиках и видеофайлах с записями и разборами дуэлей.
Первый раз за многие годы он буквально выпал из “Славы” и всего с ней связанного на целый вечер, ночь и часть утра. И не жалел об этом.
- Не хочу вставать, - раз уж все происходящее было - нормальным? естественным? просто было, то Е Сю не стал отказывать себе. Слегка развернулся и оперся на Боюаня, устраивая подбородок на сложенных на его груди руках. Так было удобнее на него смотреть - сонного, помятого, с торчащими вверх прядями, со съехавшим на сторону амулетом, видневшимся справа на подушке возле шеи. На смешного и охуенного. Боюань так и гладил Е Сю по спине, а смотрел - завороженно, внимательно, покусывая губу.
- Ага, - пробормотал он. Е Сю повел плечами, на мгновение жмурясь от удовольствия.
- Завалил старого бога Е спать без предупреждения. И у кого здесь еще нет ни стыда, ни совести?
Боюань открыл рот, но с ответом нашелся не сразу. Вместо этого сгреб растрепанную челку на сторону, убирая с глаз, и легонько толкнул Е Сю в плечо.
- Откуда они в “Синем ручье”? Капитан Вэй не оставлял.
От скрипучего голоса попугая вздрогнули они оба. Похоже, покрывало съехало от сквозняка.
- Лут мой! - чертова птица намекала на завтрак. Или попугаю не нравилась сырая погода. Или еще что - Е Сю не знал.
Боюань моргнул и рассмеялся, приподнимаясь на локте и оглядываясь в сторону балкона.
- Ну уж нет, лут - мой… - он снова посмотрел на Е Сю. Покраснел еще сильнее, так, что пятна румянца перешли на шею, руки, внутреннюю сторону локтей.
- Жадный маленький эксперт, - Е Сю сел, выпуская Боюаня. Вытянул ногу и нашарил под кроватью пачку с зажигалкой. Курить хотелось с такой силой, как будто с ночной сигареты прошло несколько суток.
- Бессовестный бог, - Боюань поднялся, одергивая футболку. Е Сю скользнул взглядом по длинным ногам, по ягодицам, по спине вверх. Боюань улыбнулся, глянув через плечо. - С меня завтрак.

Chapter Text

- Репарации за захват кровати? - Е Сю щелкнул зажигалкой, прикурил. От первой затяжки даже голова слегка кружилась. Дым вытягивало на балкон. Боюань повел носом, негромко хмыкнул и присел перед своей сумкой, позволяя Е Сю как следует рассмотреть ноги, крепкую задницу, более светлую кожу на пояснице, там, где сползли трусы.
- Между прочим, малыш Поток, ты настоящий тиран во сне.
Боюань распрямился, весь облитый солнцем. В руках у него было чистое белье, ярко-голубая футболка. И он смотрел весело и легко, слегка смущенно.
- Мешал спать? - он убрал челку с лица.
Е Сю покачал головой. Сбил пепел и потянулся за телефоном.
- Нет.
- Хорошо. Но тогда никаких репараций, бог Е, - рассмеявшись, Боюань ушел в ванную. Зашумела вода. Е Сю курил, пролистывая чаты, и вдруг поймал себя на непривычном ощущении. Его окутывало тепло. Как будто Е Сю все еще не вылез из-под одеяла: мягкая, легкая невидимая броня.
Е Сю помнил, как это - хорошо выспаться. Но сейчас это было нечто иное, более тактильное. Хотя думалось тоже легче. Е Сю открыл почту, пробегая взглядом письмо от отца.
“Сделайте дубликаты”.
Е Сю моргнул и выбил из пачки вторую сигарету. Внутри на мгновение собралась тяжесть - и ушла, растворяясь в мягком утреннем спокойствии. Дубликаты карт аккаунтов сборной действительно решали все вопросы: оригиналы могли оставаться у игроков, а у ответственного лица были бы повторные карты.
Осталось всего-ничего: связаться с разработчиками, а потом начать и закончить процесс создания дубликатов для сборной. Е Сю еще раз посмотрел на письмо. Повел плечами и вздохнул. Ему хотелось поговорить с отцом, и одновременно - Е Сю никогда не был уверен в том, что они совпадут, не столкнутся, высекая искры.
Привычная реальность наваливалась, мигала множеством сообщений в чатах, непрочитанными письмами от министерства и спонсоров. Е Сю зажал сигарету в зубах, поднялся, проходя вдоль компьютеров и включая их один за другим. Вышел на балкон - покрывало на клетке попугая действительно за ночь съехало вниз и теперь он косил на Е Сю черным глазом. Без одобрения, хотя в кормушке оставалась еда и яблоко - когда Боюань успел его дать?
Ответив отцу, Е Сю оперся на перила, рассматривая улицу внизу.
- Бог Е? - Боюань остановился рядом - уже одетый, в яркой футболке и джинсах. Развернулся к перилам спиной, опираясь, и улыбнулся. Заглянул Е Сю в лицо. - Я закончил. Хочешь на завтрак что-то конкретное?
“Просто будь тут и никуда не уходи”, - подумал Е Сю. Помотал головой, затянулся последний раз и усмехнулся.
- Еду. Я не привередливый старый бог.
- Договорились, - Боюань просунул палец через прутья клетки и теперь гладил попугая по спине. - Может, выпустим его полетать?
Е Сю задумался. За то время, что он жил в этой квартире, он не раз открывал дверцу клетки, но попугай не испытывал, кажется, никакого желания ее покидать. Они с птицей привыкли друг к другу: Е Сю - к скрипучему голосу и дурному нраву, а попугай, наверное, к постоянному запах сигарет и непривычным раньше словам и выражениям.
С ним было не так пусто.
- Можно, - Е Сю повернул к Боюаню экран телефона, показывая письмо от отца. - Нужно будет ответить министерству потом. Займешься, малыш Поток?
Боюань пробежал взглядом по строчкам и кивнул, мгновенно становясь серьезным. Е Сю тут же захотелось провести пальцами по влажной, тщательно уложенной челке, растрепать ее, податься к Боюаню ближе, отвлечь.
Е Сю никогда не любил, когда Боюань, - Лазурный Поток, Синий Мост, - отводил взгляд. Когда фокус его внимания смещался, пусть даже на их общие дела, Е Сю нестерпимо хотелось немедленно сделать что-нибудь эдакое, чтобы Боюань снова смотрел на него. Со временем этот эффект забылся, но сейчас - срабатывал так, как будто они снова были на десятом сервере.
- Займусь, - оказалось, что пока Е Сю размышлял, Боюань успел дочитать, и теперь смотрел прямо на него. - После завтрака напишу.
Боюань аккуратно открыл дверцу клетки и принялся доставать попугая. Когда тот с очумевшим видом устроился у Боюаня на плече, Е Сю снова ему позавидовал.
- Развлекайся, малыш Поток. Если тебя клюнут, на редкие материалы не рассчитывай, - Е Сю сунул телефон в карман и побрел в душ.
Стоя под горячей водой с закрытыми глазами, Е Сю прокручивал в голове вчерашний разговор со “Снежными огнями”. Которые - по крайней мере, капитан и владелец, - верили ему примерно так же, как он сам.
Внутри разливалось приятное ощущение большой, интересной игры. Е Сю прикидывал, кого отправить на оставшиеся локализации, но пока хорошего решения в голову не приходило.
“Слава” расширялась. Иногда Е Сю возвращался мыслями к отправной точке, в которой он впервые взял в руки карту аккаунта, и проводил линию до этого лета, уходящего в осень. Тем чувствам, которые Е Сю испытывал при этом, сложно было подобрать определение, потому что назвать одним словом целый мир - или целую жизнь, - он никогда не был настолько романтиком. Но он по-прежнему любил “Славу”. И ему, как и всегда, было интересно. Он знал каждый класс, данж, босса, и с искренним любопытством шел с каждой новой группой - сильной или слабой, выходил на Арену, собирал команду.
Е Сю никогда не задумывался о том, что дал “Славе” он сам - он по-прежнему не был уверен, что этого достаточно. Потому что ему “Слава” дала друзей. Лучших соперников. Лучшую команду. Боюаня. И бесконечные возможности попробовать снова каждый раз, когда он этого хотел.
Е Сю хотел этого всегда. Ему было интересно.
Яростными движениями вытирая голову, Е Сю думал о том, что ему было бы интересно посидеть рядом с Боюанем, когда тот делал свою первую модификацию. Лучше - в невидимости, чтобы не отвлекать. Заглянуть в сосредоточенные глаза, проследить за движениями рук, за появлением идеи. За тем, какой нежностью наполнялся взгляд Боюаня каждый раз, когда он перебирал локации и данжи.
Хотя, возможно, он влюбился бы еще сильнее. Если еще было куда.
Новая футболка, прихваченная из шкафа, оказалась мягкой, черной и с логотипом “Счастья”. В принципе, на той полке могло оказаться что угодно, Е Сю просто закидывал туда все футболки и толстовки, полученные от спонсоров, клуба, сборной, и редко интересовался тем, что на них нарисовано или написано. Но эта была ничего.
Е Сю глянул на себя в зеркало.
Ничего нового там не появилось. Разве что он действительно выспался. Мягкое возбуждение все еще окутывало тело, прокатывалось отголосками, такими же легкими, как прикосновения солнца с утра. Странный эффект: Е Сю не был склонен к тому, чтобы подолгу обращать внимание на свои ощущения. Голова не болит - вот и хорошо. Но сейчас, медленно втирая в пальцы крем и массируя каждую фалангу, Е Сю вдруг так ярко представил себе, как сделает тоже самое с руками Боюаня - и пришлось прислониться задницей к раковине, продышаться и еще раз попробовать переключиться.
Стоило открыть дверь из ванной комнаты, как запах завтрака сделал все сам по себе. Пахло кофе и разогретым пирогом с дайконом, который вчера привезла доставка. С кухни слышалась музыка - и это тоже было непривычно. Видимо, Боюань включил себе на ноутбуке или на телефоне.
Боюань говорил, что всегда рисует под музыку. Но в последнее время это гораздо чаще были разговоры.
Закуривая, Е Сю аккуратно заглянул на кухню. Помимо завтрака, на столе действительно стоял ноутбук, две чашки с кофе и пепельница. Боюань водил пером по планшету, подобрав под себя ногу и сгорбившись на стуле. На плече у него сидел попугай - с таким видом, как будто они с Боюанем здесь были всегда. Задолго до того, как Е Сю вообще смог представить себе это.
- Бог Е, - Боюань повернулся к Е Сю, улыбаясь. - Ты вовремя.
Е Сю остановился у него за спиной, заглядывая в экран. Боюань рисовал и смотрел стрим без звука.
- Успел соскучиться по “Славе” за ночь? - от желания опустить руки Боюаню на плечи покалывало пальцы. Е Сю так и сделал. А Боюань вздохнул и подался назад, запрокидывая голову.
- Нет, я же спал в обнимку с богом “Славы”. Но смотри, бог Е, это швейцарцы, стрим про рекорды. Хочу перестать тыкаться в данжи в попытках понять, что это.
Е Сю усмехнулся. Первые несколько дней его самого легко можно было принять за нуба, который впервые видит “Славу”. И до сих пор иногда названия, имена боссов и локаций заставляли ломать голову, пока Е Сю не видел картинку, знакомую до мелочей.
Опустив взгляд, Е Сю понял, что Боюань разжал пальцы, выпуская из них перо, и запрокинул голову. И смотрит на Е Сю в ответ.
Так легко было бы наклониться и поцеловать его сейчас.

Chapter Text

Но Е Сю смотрел - и видел кончики порыжевших от солнца ресниц, и уголки губ, приподнятые в улыбке, и распахнутые глаза.
Сейчас Е Сю мог бы даже запомнить рисунок на радужке Боюаня. Мысли соскользнули. В голове мелькнуло, что - Е Сю читал, - этот рисунок, как и отпечатки пальцев, абсолютно уникальный. И был бы хорошим способом защиты карты аккаунта, если уж министерству так понадобилось.
Боюань накрыл его пальцы своими и Е Сю внутренне вздрогнул от тепла, ощущения мягкости кожи. Перелетевший на стол попугай прицеливался к пирогу.
- Спишь стоя? - Боюань переплел их пальцы и улыбнулся шире. Сел прямо и кивнул на экран. - Хочешь посмотреть?
- Стрим? - Е Сю дотянулся до чашки с кофе второй рукой, и мир окончательно стал на свои места.
- Можно и стрим, но вообще - нет, - Боюань развернул файл на весь экран. Ведьминская метла была настолько детальной, что Е Сю снова показалось - фэнхуан на ней сейчас расправит крылья и улетит куда-то высоко вверх.
- Лебеди Прозрачной пещеры? - то, насколько кропотливо Боюань собирал текстуры, поражало. А Е Сю нравилось их угадывать, напрягая память.
- Да. Нравится, бог Е? - Боюань тоже потянулся за кофе.
- Очень, - Е Сю со вздохом отстранился, неохотно выпустив пальцы Боюаня. Хотелось курить, и есть - тоже хотелось. И еще - продлить зыбкий, растянувшийся во времени момент, когда они постепенно сближались, узнать Боюаня полностью, и хорошенько забыть о том, что самолет обратно в Гуанчжоу не так далеко, как кажется.
- Уверен, что ведьмам понравится тоже. Хочешь, спрошу?
Боюань покачал головой. От того, как он смущался, Е Сю вело - еще и потому, что в гильдейских вопросах Боюань, в основном, не терялся, особенно после истории с Ханьвэнем. И от этого возникало ощущение, что перед Е Сю открыли что-то крайне личное.
- Нельзя показывать, если следовать правилам. Да и, наверное, это неловко? - Боюань внимательно изучил выражение лица Е Сю, который ощущал, как в улыбке подрагивают губы. - О чем я, в самом деле…
- Вот и я думаю, малыш Поток, - Е Сю дотянулся до телефона, пролистывая чаты. - Когда ты последний раз видел, чтобы мне было неловко?
Боюань рассмеялся, отпихивая ладонью попугая от пирога.
- Какие у нас планы?
Е Сю задумался, глядя, как Боюань играет с попугаем, быстро убирая пальцы от опасного клюва и снова касаясь его.
Все было срочно. Но в случае со “Снежными огнями” разница во времени играла им с Боюанем на руку - когда в Ханчжоу будет семнадцать часов, в Швейцарии будет только 11 утра.
- Ответишь министерству по поводу карт? Я закончу остальное и пойдем, - Е Сю с легким неодобрением глянул на солнце за окном. Но он обещал Боюаню прогулку, и - с удивлением обнаружил, что сам хочет пройтись, проветрить голову.
- И не забыть вернуть попугая в клетку перед выходом.
- Ты потерял из плана завтрак, бог Е, - Боюань сохранил файл и отодвинул ноутбук в сторону, пересадил попугая обратно на плечо. - Давай начнем с него.
Пирог оказался неплохим. Е Сю даже не заметил, как прикончил свою половину, и только отодвинув тарелку, снова глянул на экран телефона. Пролистал чат тактиков, в котором препарировали просочившиеся в сеть записи из Кореи: это точно могло подождать, видео Е Сю уже смотрел - корейцы были мощными, интересными соперниками, но их логика была знакомой.
Он снова вернулся мысленно к разговору со “Снежными огнями”.
- Малыш Поток? - Е Сю закурил, придвинув пепельницу поближе. Отобрал у Боюаня пустую тарелку и отправил в раковину вместе со своей, это можно было сделать и не вставая, достаточно откинуться назад.
Боюань, напряженно, судя по лицу, размышлявший о чем-то все время завтрака, заморгал и перевел взгляд на Е Сю.
- О чем ты думаешь?
Уже задав вопрос, Е Сю подумал о том, что Боюань - ответит правду. И эта его честность притягивала Е Сю с самых первых дней знакомства.
- О десятом сервере, - Боюань заулыбался. - И о том, что истории свойственно повторяться снова и снова. То есть, этот сервер, швейцарский, он, конечно, не новый…
Боюань перебрал пальцами, как будто подбирая слова. А потом посмотрел на Е Сю снова и добавил:
- Я люблю играть с тобой. Даже когда ты бесишь, бог Е.
- И я.
Е Сю затянулся поглубже. Дым, давно ставший привычным, сейчас будто имел другой вкус - слов совсем не таких, как, наверное, было кем-то положено, но самых важных.
Боюань потянулся, закидывая руки за голову, вздохнул и поднялся.
За окном ветер играл листьями, солнечные блики покачивались туда-сюда: на столе, на коже Боюаня, на его лице, на лохматых волосах - и на перьях нахохлившегося попугая, на ноутбуке, даже дым в них выглядел иначе.
Было неловко и одновременно - очень хорошо.
- Сложно было в Цюрихе? - Боюань бродил. Иначе это процесс было сложно назвать, но при этом за Боюанем оставался порядок: планшет, отключенный от ноутбука, переместился на край стола, чашки отправились в посудомойку вместе с тарелками, а ворох распечаток наоборот, оказался стопкой рядом с ноутбуком Боюаня. Синий пингвин на его крышке жизнерадостно поблескивал голографией в солнечном пятне. Попугай с шорохом перелетал за Боюанем, пока не обосновался на холодильнике.
- Сложно было остальным, малыш Поток, они не могли ожидать такого коварства, - Е Сю ухмыльнулся, закуривая следующую сигарету и разглядывая отражение в чашке, которую Боюань снова наполнил кофе.
- Я был очень рад, - добавил Е Сю совсем тихо, зная, что Боюань внимательно слушает. - Не только из-за “Славы”. И не только потому, что у меня теперь есть полное право подъебывать Цзялэ, что я сделал его чемпионом, наконец. А потому, что у меня была, да и есть, эта возможность, - Е Сю хмыкнул. Казалось, что внутри разжимается какой-то обруч, только сейчас, хотя казалось бы, времени-то прошло. - Снова есть эта возможность. У остальных тоже - если ты думаешь, что капитаны и заместители ведут себя как приличные люди, сбившись в одной тренировочной комнате…
- Я из “Синего дождя”, - не дрогнув ни одним мускулом, напомнил Боюань.
- Тогда, малыш Поток, ты знаешь все о том, на что похожа киберспортивная сборная любой страны - команда из разновозрастных долбоебов, которая рада друг другу и возможности надрать задницы старым врагам, то есть друзьям за пределами китайской турнирной сетки. А потом вместе сделать тоже самое с новыми соперниками.
Е Сю потянулся за телефоном.
- Тяжело, да. Интересно - как когда Альянс только начинался. У меня даже фотки есть, - когда Боюань обошел стол и склонился над ним, упираясь ладонью в столешницу, Е Сю сбился с мысли.
От Боюаня шло ровное тепло. Е Сю слегка вело от мысли о том, что он уже знает, как это - обнимать Боюаня, касаться его, и будет знать больше - всё, каждую мелочь, ни одна из которых не была несущественной.
Он сбил пепел и открыл папку с фотографиями. Пролистывал одну за другой - тренировки, экскурсии, перелеты, какие-то дурацкие фото исподтишка, ужасного качества - вроде крадущегося мимо Цзеси Шаотяня, откровенно ржущего над этим Синьцзе и прикрывшего лицо блокнотом Вэньчжоу.
И снова возвращался к тянущей мысли о том, что сборная должна была бы быть больше. Его личная, собственная сборная.
- Бог Е, - Боюань коснулся его руки и Е Сю понял, что уже давно молчит, задумавшись. Он подался назад, прислоняясь к Боюаню, поднял взгляд.
- Пошли уведем босса?
Во второй руке у Боюаня были две карты аккаунтов.
Е Сю медленно выдохнул дым.
- Пошли.
Пока Е Сю загружался на обоих компьютерах, Боюань, сидя рядом, быстро печатал. Хмурился, покусывал губу, стирал, печатал снова.
- Примерно так, - он развернул ноутбук к Е Сю. На экране был ответ для министерства: концепция дубликата карт аккаунтов сборной, которые будут находиться у ответственного лица. В длинном письме Боюань аккуратно переложил все дальнейшие переговоры с разработчиками “Славы”, выбором этого самого лица, которое будет возиться с сейфом или конвертом, или черт знает чем еще - обратно на чиновников из министерства.
- Техническое задание все равно придется писать нам, - перечитав письмо еще раз, заметил Е Сю.
- Но не прямо сейчас, - Боюань ухмыльнулся так лукаво, что Е Сю сразу вспомнил все торги за редкие материалы сразу. Интересно, улыбался ли Боюань тогда похоже? - Сегодня выходной.
Попугай согласно заскрежетал клювом.

TBC.