Actions

Work Header

Желто-голубой автобус

Work Text:

—… и напоминает поездку на желто-голубом автобусе со… старым… другом, — произнес мужской голос прямо над ухом.

— Нет, серьезно, вы не могли бы… — начал Джон и наконец посмотрел влево и наверх и увидел перед собой… Если бы не отвратительные кривые усики, он подумал бы, что это привидение. Но нет. Привидение Шерлока Холмса ни за что не стало бы щеголять подобным убожеством. А вот оригинал мог бы. Хотя — почему «мог бы»? — он и щеголял.

Джон встал, чуть не опрокинув столик. С трудом он пытался собраться сам и собрать в кучу разбегающиеся мысли. В голову лезли то обрывки прочитанных рассказов о столярах супротив плотников, то строчки романсов про виньетки ложной сути и очи черные, то тосты с одной памятной свадьбы, проходившей в спортзале, о том, что за что-то надо выпить, а другие уже не возражают… Слова же на старом добром хорошо знакомом английском в голову приходить отказывались.

О чем-то взволнованно спрашивала Мария-Маруся, но слова доходили до Джона как сквозь толстый слой ваты. Будто он снова был в Москве, в гостинице, насквозь простуженный, с заложенными ушами, и сердобольная горничная вместо того, чтобы вызвать врача или хотя бы выслушать самого Джона и помочь ему добраться до больницы, делала ему компресс с водкой. Джон не возражал: пока его натирали водкой снаружи, он сам лечился ею изнутри.

— Ну, если вкратце, — заговорил первым Шерлок, — я жив. И желто-голубой автобус.

Джон молчал. Слова к нему все еще не шли.

— Да, — продолжал Шерлок, — может быть, зря я появился в такой момент... Хотя вижу, что не зря. Надо предотвращать непоправимое, — он быстро посмотрел на Марию, — а к тому же я просто обязан был успеть сказать тебе. Пожалуйста, выслушай. Желто. Голубой. Автобус.

— Что? — переспросил Джон.

— Желто-голубой автобус. Кажется, так… или сине-желтый? Вот же черт, надо было учить как следует, а не только смешное…

— О боже мой… боже мой… — бормотала Мария.

— Не он, но довольно близко, — ответил ей Шерлок, не сводя глаз с Джона. — Желто-голубой автобус, Джон. Автобус. Желто-голубой.

— Ты же спрыгнул с крыши… — эхом повторил за Марией Джон.

— Я спрыгнул с крыши, потому что желто-голубой автобус. Меня так долго не было, потому что желто-голубой автобус. Я вернулся, потому что желто-голубой автобус. Ты не будешь делать предложение этой женщине, которая на самом деле русская шпионка и через тебя пытается подобраться к моему брату, потому что желто-голубой автобус!!! — под конец Шерлок уже кричал. Люди за соседними столиками перестали оглядываться на троицу и теперь просто смотрели не отрываясь.

— Ну знаете ли!..

Фыркнув, Мария схватила свою сумочку и выбежала из зала ресторана.

— Я не могу понять, Шерлок. Как, почему, почему ты это сделал? — спросил Джон с такой обидой и болью в голосе, что Шерлок не выдержал.

Наплевав на приличия, наплевав на то, что он может и не отделаться только сломанным носом — сломанные ребра, синяки и фингалы — всем этим он вполне мог обзавестись, Шерлок решил действовать. Аргументов у него больше не осталось. Кроме одного. Он схватил Джона за отвороты пиджака, притянул к себе и впился в его губы.

Джона никто и никогда не целовал так — больно, отчаянно и так страстно одновременно, вкладывая в поцелуй все, что бессильны были передать слова. И Джон вдруг вспомнил, а вспомнив, счастливо засмеялся.
Теперь пришла очередь Шерлока смотреть с непониманием и недоверием.

— Я тебя тоже, Шерлок. В смысле тоже автобус. Желто-голубой. Только ты неправильно произносишь, там надо…

— Научи меня, — просто сказал Шерлок.

Одной рукой он обнимал Джона, другой словно мух отгонял: делал знаки гостям ресторана. Дескать, со зрелищем мы покончили, нечего глазеть, возвращайтесь к хлебу.

— Хорошо. Но только дома. На Бейкер-стрит. Идем домой, Шерлок.