Actions

Work Header

Мгновения нежности

Chapter Text

Брок хрипло мурлычет что-то себе под нос, перебирая чисто вымытые пряди волос Зимнего, сидящего на полу между его ног. Солдат не задумывается о собственной внешности, и вымывать из его волос ошметки мозгов обычно приходится техникам, однако на базу они вернутся еще не скоро, а Броку было физически противно находиться с ходячей труповозкой, пусть и кусков этих трупов там было не так уж много.

Он попросил Джека отправить Зимнего в душ в небольшой перевалочной квартирке, где они засели в ожидании следующей части операции. Правда, Зимнему понадобилась помощь со всеми его пряжками и ремнями, пропитавшимися кровью, с налипшей грязью и песком, но им все равно было нечем заниматься, так что Брок вытряхнул его из одежды и отправил под горячий душ, запустив параллельно стирку. Ему не впервой отмывать альф после боя. Хотя Джек обычно все-таки не таскает в волосах обломки чьих-то костей.

Зимний прокладывал дорогу на базу террористов, прокладывал в буквальном смысле зубами и кулаками, ведя за собой отряд, и на самой базе им всем пришлось поработать до седьмого пота и кровавых соплей, однако члены их отряда все-таки оказались почище. Или побрезгливее. Не важно.

Натянув на Зимнего запасные штаны Джека, Брок усадил его перед собой, вознамерившись разобраться с вороньим гнездом, по недоразумению так же оказавшимся волосами Зимнего. Конечно, тот не был омегой, чтобы хвастаться длинными ухоженными локонами, однако Брок все равно долго и осторожно разбирает волосы на отдельные пряди, тщательно расчесывает их и протирает краем полотенца, чтобы ускорить высыхание.

Убедившись, что все волосы аккуратно расчесаны, Брок кидает взгляд на дремлющего перед бормочущим телевизором Джека. У того определенно нет заданий ни для омеги, ни для Зимнего. Брок откладывает массажную щетку и берет плоскую расческу, начав заплетать Зимнему сложную косу из пяти прядей, массируя кожу головы и стараясь не запутаться. У Бри были вьющиеся длинные волосы, которые уложить было сложно, однако она не упускала возможности заставить Брока поухаживать за ней. Волосы Зимнего куда благодарнее, ложатся в узор как шелковые ленты, не пытаясь выпасть из рук или завиться в неправильную сторону. Зимний жмурится и ровно дышит, не выказывая ни малейшего недовольства, что в его случае равнозначно абсолютному счастью.

Брок фиксирует конец косы одной из резинок, которыми обычно стягивает пакеты, защищающие вещи от воды. Он бы с удовольствием вплел Зимнему в косу ленту или хотя бы шнурок, но он не возит их с собой на миссии. Ну, хотя бы не стяжка, которыми они связывают запястья пленным.

Альфа сонно урчит, упираясь плечами в разведенные бедра Брока и не реагируя ни на что вокруг. Брок слышит какой-то шорох, поднимает голову и видит, как Джек опускает телефон, явно успев сделать пару кадров. Надувшись, Брок грозит альфе кулаком, но тот только хмыкает в ответ. Джек любит ловить его за «омежьими» занятиями. Брок вздыхает. Он бы позволил себе как следует подуться, выпросив у альфы сладость за мнимую обиду, но только дома.

Он разминает плечи Зимнего, ощупывая стык плоти и металла с левой стороны. Шов не горит, несмотря на всю проделанную за день работу. Хорошо. Утром прилетит самолет, в который они погрузят пленников и изъятое с базы вооружение, затем двинутся дальше вглубь страны, продолжив зачистку территории от разрозненных баз. Сейчас Брок может расслабить ноги, сбросив тяжелые ботинки, наслаждаясь чистотой тела и теплым запахом альф, говорящим, что он в безопасности. Утром они снова станут солдатами, рискующими умереть каждое мгновение в грязи на чужой земле.

Сейчас Брок соскальзывает на пол перед Солдатом, берет его лицо в ладони и рассматривает результат своей работы. Зимний редко кому позволяет трогать себя, однако омега... омега совсем другое дело. Почти все техники на базе беты. Омег вокруг Зимнего мало. Он любит находиться рядом с омегами, это видно по тому, как он всегда сразу стихает и расслабляется, даже если внимательно слушает инструктаж, или чистит оружие, или убивает противника.

Брок часто и много видел, как он режет людей, предпочитая ножи вместо слишком быстро кончающихся пуль. Это жуткое зрелище. Солдат — жуткое зрелище. Однако вот так — лицом к лицу, в тишине закрытого почти уютного дома, когда можно просто взять в ладони красивое бледное лицо, обрамленное темными волосами, большей частью поднятыми в косу — Зимний почти хрупок, почти беззащитен, почти просит быть с ним нежным и заботливым. Брок всегда поддается, если рядом нет никого из начальства. Джек разрешает ему, относясь к Зимнему, как к большой кукле. Только он играет с ней в солдатики, а Брок — в дочки-матери.

Брок приподнимается и целует Зимнего в чисто вымытый лоб, на котором не осталось ни следа от жуткой ссадины, оставшейся от удара прикладом, нанесенного всего пару часов назад. Зимний тихо вздыхает, не поднимая рук и не пытаясь обнять его. Он никогда ничего не делает без приказа. Это опасно, и Брок всегда старается не увлекаться игрой. Оставив альфу на полу, он перебирается к Джеку, отнимает у него телефон, листает фотографии, фыркает, довольный тем, как хорошо они оба вышли.

Джек затаскивает его к себе на колени. От него вкусно пахнет домом, даже здесь. Брок утыкается носом ему в горло. Они сидят в обнимку еще какое-то время, затем разбредаются по кроватям. Брок давно не обращает внимание на свидетелей их с Джеком вязки. Это не секс, это просто более… углубленные объятия. Брок тихо фыркает в теплый сгиб локтя Джека, чувствуя тяжелый узел в глубине собственного тела. Джек на пробу проводит ладонью по его паху, но, убедившись, что у Брока не стоит, тут же оставляет его. Им нужно выспаться. Он трется носом о затылок Брока и вскоре засыпает. Брок еще какое-то время прислушивается к почти неслышному дыханию Зимнего на соседней кровати, и вскоре тоже засыпает, зная, что по соседству разместились несколько отрядов и беспокоиться до утра абсолютно не о чем.