Actions

Work Header

В одной коробке (рабочая версия)

Chapter Text

это кто принцессе написал на лбу
не будите лихо спящее в гробу?!

 

Снаружи зимний дождь все лил, не переставая, серой хмарью, но Ки Джон за зиму привык к нему настолько, что почти не замечал. После недавней болезни едва выходил из дома, быстро обходил круг по саду, разминая ноги, возвращался к работе.
Коты смотрели на него из окон, удивляясь человеческому безумию. С их точки зрения, ежедневные добровольные прогулки под зимней моросью иначе не назовешь.

А в Мире тестировали лето.
От любого Мира сложно оторваться, а этот к тому же только-только появился, еще никем необжитый и не освоенный, и первой локацией Джона оказался хвойный лес на склоне какой-то невысокой горы.
Солнце сияло так, что просачивалось через каждую иголочку, переливалось щедрым золотым потоком, падало на рыжую землю, на высокие кусты подлеска.
Ки Джон смотрел во все глаза: незавершенный еще, Мир сверкал чистотой, как свежевыкрашенный дом, его еще не состарили, не обтрепали и не замусорили.

В Мире стоит непривычная тишина, нет ветра, нет птиц, нет мошки, обязательной для жаркого лета, зато во всем чувство такой новизны и легкости, что кровь пузырьками вскипает во всем теле.
Тут Ки Джон спохватился: пузырьки пузырьками, но само ощущение заставило думать, что либо его персонаж к жизни на поверхности не сильно предназначен, либо обычно живет под бОльшим давлением, где-нибудь на высоте. В любом случае с нечаянной эйфорией следовало быть поосторожнее.
Джон лег ничком на землю, полежал немного, дышал, наслаждаясь теплом, сжимая и разжимая кулаки, пропуская между пальцами колючие хвоинки.
Послушал тишину еще немного.
Тело вроде бы ассимилировалось, возбуждение улеглось, и можно было осмотреться, а потом отметить стартовую точку, где появится его персонаж в тот момент, когда Мир будет запущен в полной версии.

Склон уходил куда-то вниз и вверх, сосны цеплялись за твердую землю, извивались стволами и корнями. Тропинок еще не было видно, зато неподалеку Джон увидел сухое русло ручья и решил пройти наверх по камням. Дошел до естественной площадки, углядел неглубокую пещеру – нишу, завитую ежевикой и диким виноградом.
Плотная одежда и добротная обувь позволили без потерь протоптать вход во внутрь, и в прохладном подкаменном полумраке Джон внезапно почувствовал себя как дома.
Он еще смотрел своими глазами, но постепенно яснее начал понимать особенности персонажа.
Сел по-турецки прямо посредине пещерки, похлопал себя по карманам, запомнил, что обязательно понадобится фляга, нож и полевой блокнот.
Отметил точку на карте, вернулся домой.

Прошелся по саду, поел, погладил котов.
Лень накатывала волнами, человек Ки Джон Росс с трудом встряхнулся, чтобы не завалиться спать.
Отметил в блокноте пещеру, выпил воды из фляги, сбросил на землю теплый плащ.
В Мире по-прежнему был полдень, но где-то в лесу уже пробовала голос птица.
Джон улыбнулся, время поджимало, переключился на обзор со стороны.
Когда он запустит персонажа, такой роскоши уже не будет, а пока еще можно полюбоваться.
Темноволосый растрепанный парень (надо причесаться) щурился на яркий свет, кривил губы в ухмылке.
Джон встал, придирчиво осмотрел себя: вроде все на месте.
Подумал немного, добавил к ножу и фляге у пояса короткий прямой то ли меч, то ли еще один длиной нож. Пижонство, конечно, но пригодится.
Рванул из пещеры дальше вверх по ручью, машинально отметив, как ловко и легко персонаж прыгает через камни и поваленные коряги, не задыхаясь, не останавливаясь, внутренней настройкой (инстинктом?) зная, куда поставить ногу, буквально чувствуя почву под ногами.
Добрался до следующей ровной площадки.
Подумал, что надо еще расческой обзавестись, наверное.

Вернулся домой, в зиму.
Погладил котов, посмотрелся в зеркало.

Ки Джон, как он есть, смотрелся взрослее и серьезнее того парня. А еще Джон отлично запомнил неуемное выражение любопытства и золотые искры в темных глазах модели, и это выражение ему понравилось больше всего, это хотелось сохранить, и жаль было бы прятать такую красоту в пещерах и мастерских.
Ему скорее подойдет гид, охотник, разведчик, проводник.
Джон подумал еще немного, добавил в инвентарь лук и стрелы.

Вернулся в летний полдень, проверил навыки стрельбы. Хорошо, но не идеально. Но ведь погрешность всегда должна оставаться, идеальное живым не бывает, а Джону нужно было именно живое и настоящее, по возможности.
Теперь он направился от пещеры вниз по склону, дошел до небольшой ложбины, заросшей незрелым еще орешником.
Тут где-то наверху дохнуло влагой, вдали прогремело и пробный первый ветер пронесся в листве, встряхнул ветви, тронул выверенно растрепанные волосы, превращая романтическую прическу в нормальную взъерошенность.
Джон улыбнулся, прислушался.
Вместе с ветром пришли лесные звуки, все скопом: еще невидимая, но уже предполагаемая лесная мелочь верещала и тенькала, поскрипывала неподалеку высокая ель, в равные промежутки времени, словно часы, барабанно отстукивал дятел.
Ки Джон опять переключился на круговой обзор, поднялся повыше, увидел, как вдруг и внезапно появилась вода в озерце неподалеку, как зажурчал, переливаясь зайчиками на солнце, новенький ручей.
Сосны качались, птицы звенели, его персонаж улыбался миру одновременно наивно и лукаво. Это был едва рожденный мир, и он был прекрасен.
– Кили, – сказал Джон сам себе, то ли подражая птицам, то ли воде, журчащей среди камней. – Кили.