Actions

Work Header

Сказание о степном барде

Chapter Text

Глава VI

 

- Певчая пташка, - улыбнулся Сагал, - петь тебе в раю, певчая пташка.

Ириан вскочил и удивился, как хорошо тело его слушается. Наверняка от страха сил прибавилось, подумал он.

Сагал медленно приближался к нему, держа нож наготове.

- Ты же знаешь, что кричать можно, да? - спросил он. - Я не собираюсь убегать и прятаться, я хочу видеть страдание на его лице, когда он найдёт тебя мёртвым. Кричи, если хочешь. Я успею тебя прирезать.

Ириан видел, что кричать и молить о пощаде было бесполезно. Сагал был вдвое крупнее его, и очень решительно настроен. Теперь, перед лицом смерти, Ириан точно знал, что не хочет умирать.

- Перед тем, как ты умрёшь, я хочу увидеть, - продолжил Сагал, - чем ты так его привлёк, певчая пташка. Неужто ты бог красоты?

Он протянул руку сорвать с Ириана его никаб. Ириан инстинктивно дёрнулся назад. Он не хотел, чтобы Сагал, который и так почти уже восторжествовал над ним, получил удовлетворение от вида его уродства.

Но Сагал был значительно сильнее. Он рванул ткань на себя. Волосы Ириана рассыпались по плечам, и он предстал перед Сагалом во всей своей красе, бесовски хороший певчий мальчик.

Сагал отступил на шаг, лицо его — смесь потрясения, неверия, благоговейного ужаса.

- Ангел, - прокричал он, падая на колени, - бог! - и обнял Ириана за ноги, целуя ему ступни.

Бедный Ириан не знал, что ему делать; от страха и отвращения он весь дрожал.

- Уйди, - смог выдавить он, - уйди или убей меня уже!

- О, прости меня, прости, ангел! - воскликнул Сагал. - Я не знал! Я уйду... я не знал, не знал, не знал!…

Сагал отполз к двери спиной вперёд, всё время не сводя глаз с Ириана и кланяясь ему, и так и выполз на коленях из его покоев. От его присутствия остался только нож на полу, который он выронил из рук.

Медленно, сам в испуге от того, что он увидит, Ириан подошёл к зеркалу.

Айлисса перестаралась и на этот раз. О, то были его черты, но отточенные до недостижимого смертным совершенства. Ириан коснулся своего тела, волос, провёл по ним рукой. Лицо его словно сияло изнутри. Он чувствовал жизнь в себе, как никогда раньше, и был прекрасен, как бог — или как пустынный див, когда заманивает себе людей на ужин.

Наблюдая за собой в зеркало, медленными движениями он надел никаб обратно, спрятав свою новую красоту.

Сагал между тем бежал по дворцу в поисках Майрина и, найдя его, бросился ему в ноги.

- Прикажи казнить, я не знал! Согрешил! Прикажи казнить!

Майрин так и не добился от него ничего вразумительного, кроме просьб казнить. Рассудок советника помутился навсегда.

Ириан пришёл в покои Айлианы, и та кинулась его обнимать, стащила с него скрывающий его лицо никаб и ахнула.

- Брат! Ты прекрасен!

Ириан опустился вместе с ней на подушки и рассказал ей всё, что случилось, и почему он не показывался ей раньше. Айлиана слушала, не перебивая, затем вскочила и зашагала туда-сюда по комнате.

- Майрин у нас в руках, - сказала она. - Уж если Сагал прозрел, а его сердце ткали пауки из самой отборной тьмы, то Майрин для тебя мать воскресит и снова в могилу сведёт!

- Нет, Айлиана, - возразил Ириан. - Я не хочу больше ни в чём принимать участия. Я... ухожу.

Ириан и сам не знал пока, куда. Куда глаза глядят. Был же он когда-то бродячим степным бардом!

Он видел, как в Айлиане боролись амбиции и любовь к нему. Она вполне была в силах заставить его остаться, если бы захотела.

- Скажи, сестра... - спросил он. - Если бы я открылся тебе до того, как Айлисса вернула мне здоровье и красоту, не нашёл бы я у себя между лопатками кинжала Иеро?

- Нет, - твёрдо сказала Айлиана. - Я бы сама спасла тебя от страданий плоти. Глядя тебе в глаза.

- Спасибо, сестра, - сказал Ириан, - что ты честна со мной.

- Всегда, мой брат, - ответила Айлиана, и тёмный момент, когда она почти приняла решение держать его как заложника послушания Майрина, прошёл.

Ириан ушёл не сразу. Несколько ночей ещё пел он для гостей дворца, и все поражались перемене в барде, - словно расцвёл он, и глаза его загорелись новым светом. Не прежним, голодным до обожания блеском, а светом внутреннего спокойствия, как будто нашёл он что-то важное.

Майрин не мог не заметить этой перемены. В одну ночь он пришёл к Ириану и просто сидел, словно ждал чего-то. Ириан почти открылся ему. Видят боги, ему хотелось. Открыть лицо и увидеть наконец в глазах Майрина прежнее желание.

Но что-то его удержало. Нет уж, пусть сам скажет, что ему надо.

Майрин не сумел.

А на следующую ночь, Ириан снова увидел Вейля, который прямо-таки сиял из толпы, глядя на него.

После выступления Ириан решительно направился в сад, намереваясь задать несмышлёному транжире отцовских денег жару. Но Вейль, бросившийся ему навстречу, опередил его.

- Я нашёл работу в городе и жильё, - сообщил он. - Ты же поэтому меня прогнал, да?

Из Ириана словно дух выбило, так он настроил себя отчитать Вейля. Теперь он не знал, что сказать, и рассмеялся от неловкости.

- Моё жильё бедное, недостойное тебя, - пряча глаза, покраснел Вейль. - Но я буду работать и найду лучше! И тогда... - он растерялся, поняв, что с бухты-барахты выложил Ириану все свои мечты, а тот, возможно, просто посмеётся над ним.

- Мальчик мой, - сказал Ириан, - подойди ко мне и обнажи мне лицо.

Медленно, словно не веря тому, что ему только что разрешили, Вейль последовал просьбе Ириана.

- Но ты... прекрасен, - выдохнул Вейль.

Ириан притянул его к себе и поцеловал, нежно, медленно, так, что мальчик растаял у него в руках, как замороженная сладость.

- Как далеко ты живёшь? - хрипло прошептал Ириан. - Я хочу тебя прямо здесь.

Вейль чуть не умер от этих слов.

- Иди со мной, навсегда, прямо сейчас! - взмолился он. - Если мне завтра придётся покинуть тебя с утра, я боюсь, ты исчезнешь, и я больше никогда тебя не найду!

Ириан размышлял ровно одну секунду.

- Жди меня у ворот сада, - сказал он Вейлю.

По пути во дворец он встретил Майрина и по глазам понял, что тот видел всё и слышал всё. Ириан не спрятал лицо, и Майрин застыл на месте, любуясь им. Наконец он сделал попытку подойти ближе, но Ириан отступил назад и обдал его таким холодом, что Майрин больше не пытался.

- Это была шутка госпожи моей Айлиссы, - зачем-то пояснил Ириан, - проверить, насколько сильно ты меня хочешь. Но она не успела превратить меня обратно.

- Прости меня, - сказал Майрин.

- Уже не за что, - сказал Ириан, и Майрину вдруг очень захотелось, чтобы было за что. Нет надежды там, где не за что прощать.

Если бы Майрин попросил Ириана остаться, он бы остался. Бросил бы купеческого сына ждать у ворот, остался бы. Но Майрин не считал себя вправе просить. После затянувшегося молчания Ириан продолжил свой путь, не оборачиваясь.

В своих покоях он прежде всего разделся. С неожиданным удовольствием он избавился от паранджи и всего, что скрывало его от мира столь долгие годы, переоделся в мужское платье и покинул дворец навсегда, из вещей взяв с собой лишь флейту. Время прятаться прошло; все вещи, напоминавшие ему о прошлой жизни, стали ему противны. Он ушёл бы в новую жизнь голышом, если бы мог.

Вейль ждал его и несмело попытался взять его за руку. Ириан своей руки не дал, прижимаясь вместо этого к мальчику и кладя его руку себе на талию.

- Тебе нравится столица? - пытливо спросил он.

- Нет, но проживу здесь всю жизнь, если с тобой! - ответил Вейль. Ириан рассмеялся.

- Я не потребую от тебя такой жертвы. Я и сам не столичный.

- Но куда же мы пойдём? То есть, с тобой — куда угодно!

Ириан улыбнулся.

- Мальчик мой... мы идём открывать мир.